Мир протестует

Автор: | 2019-10-24
Мир протестует

Мир протестует

Фраза, вынесенная в заглавие, не патетика, но констатация факта. В середине осени 2019 года по всей планете, на обоих полушариях и на разных континентах массы кипят негодованием и гневом. В авангарде – Латинская Америка: Чили, Перу, Эквадор. В Европе сотни тысяч выходят на улицы в Каталонии, десятки тысяч митингуют в Лондоне. Дальше — Ливан, Ирак, Восточная Азия…  Причины как будто повсюду различны – от борьбы за национальное самоопределение и до появления налогов на пользование известным мессенджером, но за деревьями есть лес и глупо не замечать его. Говоря языком современного политического официоза налицо «нарастание глобальной нестабильности». А фактически – глобальный кризис.

Явление существует, его пытаются осмыслять, к нему прикрепляют ярлыки. Самый свежий – «антиистеблишментная волна»: нарастающее отчуждение между элитами и большинством. Ей приписывают и появление в Белом Доме Дональда Трампа, и Брекзит, и многое другое. Дескать нарушились традиционные каналы коммуникации власти и общества, социальные сети обеспечили взрывной рост возможностей по части стихийной организации и придали политическому процессу сходство с серией флешмобов. Массы прислушиваются к похожим на них самих «правдорубам» в кавычках и без из сети и отказывают в доверии лукаво изъясняющимся господам в костюмах и галстуках по ТВ. Дальше в такого рода текстах обычно фигурирует на все лады произносимое слово «популизм», в котором видится опасность и угроза. Люди желают получить простые решения сложных вопросов, и… это страшно потому, что это ужасно! Иногда тут вворачивается ещё что-то про диктатуру или даже фашизм, которые опирались на массовую поддержку обманутого и неспособного по-настоящему оценивать последствия принимаемых решений населения. В случае с США во всём этом ещё очень много актуальной политической борьбы демократов и республиканцев в преддверии грядущей президентской кампании, что до некоторой степени объясняет подобный сумбур. Но ни в коем случае не оправдывает. При серьёзной и наукообразной постановке проблемы, повсеместно выводы делаются совершенно поверхностные. Естественно, не случайно…

Итак, на всём Земном шаре стремительно увеличивается дистанция между истеблишментом, элитами – и управляемым большинством. И данная пропасть имеет объективное экономическое выражение – это разница в доходах. Она и только она является универсальным объединяющим признаком. Не расизм или национализм, не возраст и классический конфликт поколений, не религиозный фактор, а именно вопиющее неравенство. В точном соответствии с классикой богатые – богатеют, а бедные – беднеют. Везде. И всегда, таков закон экономики, но длительное время существование глобального конкурента заставляло капиталистический мир искусственно перераспределять доходы во избежание политических рисков. С начала 90-х нужда в этом отпала, ну а после начавшегося в 2008 году Всемирного кризиса обременительные социальные издержки начали активно сворачивать. Уже с начала десятилетия средний класс, связующее звено между богатыми и бедными и драйвер политической стабильности, «усыхает» в развитых капиталистических странах. Целый ряд американских экспертных агентств, например исследовательский центр Pew Research, свидетельствует, что в подавляющем большинстве американских городов устойчиво сокращается доля среднего класса и отмечается растущее имущественное расслоение. То же самое – в Европе. В нашей стране процесс не столь заметен – поскольку уже в 90-х, когда у нас реставрировался капитализм и оформлялась в основных чертах структура общества, средний класс толком и не возник – грабители, торговавшие плодами труда поколения советских людей, ни с кем не желали делиться и полгали своё положение и без того достаточно прочным. Здесь РФ оказалась «впереди планеты всей». Но можно отметить, что одно время очень популярные в официальной пропаганде ныне все касающиеся среднего класса вещи выведены за пределы медийного дискурса.

Да, перед нами ни что иное, как классовый антагонизм и борьба. Естественно, для неё будут изобретаться всяческие эвфемизмы, но самый факт того, что положение с глобальным развитием отнюдь не безоблачно, что противоречия есть, ретуши уже не поддаётся. Давно уже в прошлом претенциозные заявления в духе Фукуямы о «конце истории» и заверения, что уже достигнут идеал, оптимум и золотой век. Проблемы признаются – но в максимально размытом ключе. Обычно ссылаются на всё тот же кризис, подаваемые как некое стихийное бедствие – одновременно неизбежное и не поддающееся анализу. Весной 2015 года глава МВФ Кристин Лагард отмечала, что «восстановление глобальной экономики продолжается, однако оно умеренное и неравномерное. Люди во многих частях света не ощущают этого восстановления…». В октябре 2018 года МВФ отмечается, что последствия кризиса 2008 года сохраняются поныне, выражаясь в частности в медленном экономическом росте и увеличении государственных долгов. В 2019 году целый ряд экспертов при этом прогнозирует скорое наступление уже следующего кризиса. При этом они обращают внимание на то, что в развитых странах присутствует нулевая инфляция, или же ее максимальный уровень доходит только до 2%. Причина – низкий уровень потребительского спроса. Среди причин – закредитованность населения и обеднение молодого поколения. В развивающихся странах ситуация пропорционально хуже. Кажется, нетрудно вывести отсюда корень всё усугубляющейся бури протестов и гражданского неповиновения.

Однако, к великому сожалению, в подавляющем большинстве случаев в среде протестующих нет осознания сущности своего положения и принципов, по которым система работает. Отсутствует классовое сознание. Эмоции превалируют над рассудком. Организация непрочна и ситуативна. Люди возмущены – и предмет их озлобления весьма нагляден. Современные технологии и доступность информации широко раскрыли окно в мир, за которым прежде можно было наблюдать лишь в форточку – или видеть то, что готовы и желают показывать его хозяева. Конечно же отчуждение будет нарастать. Тяжело с одобрением и энтузиазмом воспринимать обещания осчастливить тебя, озвучиваемые людьми, у которых часы стоят столько, сколько таким, как ты, не поднять и за год. И, одновременно, можно наблюдать сочетание скепсиса и поразительной доверчивости. Побеждающие массы удовлетворяются локальными уступками, которые в дальнейшем легко берутся назад при удобном случае. Движения не рождают партий, не выдвигают лидеров.

Интересный материал:  Заявление Центрального Совета СКП-КПСС «Преступление приднестровского режима не останется безнаказанным!»

И, конечно же, протестующим предлагается альтернативная, безопасная повестка. Мы видим это весьма наглядно на примере той же Греты Тунберг. 15 летняя девочка без особенных заслуг, кроме выдающих достижений на ниве школьных прогулов, оказывается на трибуне ООН. Как? Почему? За счёт грандиозной популярности, а точнее – известности, хайпа, говоря современным языком. Никаких других причин нет. В свою очередь спонсируют и раскручивают, вероятно, вполне искреннего ребенка господа из фонда «Открытое Общество» Джорджа Сороса. Выводы сделать несложно. Гнев подрастающих поколений предполагается канализировать в «экологическую» борьбу, которая не только не затронет системных основ капиталистического строя, бесспорно нещадно эксплуатирующего природу, но напротив позволит с выгодой расширить и создать заново целые отрасли индустрии, позволяющие играть «зеленое» представление, вроде экологической энергетики (которую субсидирует классическая),или биотоплива, производство которого наносит экосистеме не меньший ущерб, чем добыча и потребление обыкновенного.

Для коммунистических и шире левых партий и течений по всему миру наступает очень важный момент, требующий сочетания собранности и решительности. Необходимо взобраться на гребень волны! Иначе она либо угаснет, разойдётся широкими, но беспомощными кругами, либо вознесет на вершину всевозможную пену. Очень вероятно – кровавую. Риск крупного масштаба войны увеличивается каждый год и обоснованными видятся начавшие чаще и чаще появляться сопоставления современной международной обстановки с той, что в начале XX века привела к Первой мировой. Невероятно? То же самое мы услышали бы и в каком-нибудь относительно мирном 1911, где Агадирский кризис и борьбу Германии и Франции обсуждали примерно в том же духе, как ныне Сирию. Капиталистические кризисы чреваты порохом.

С другой стороны они пробивают, прочищают застой в умах. Мы не имеем права этого забывать. Мы должны это использовать.

Пресс-служба МГК КПРФ, Мизеров Иван

Источник.



Просмотров: 0