Ливия. Война за нефть

Автор: | 20.04.2019
Ливия. Война за нефть

Ливия. Война за нефть

В Ливии возобновились боевые действия. Войска фельдмаршала Хафтара осадили столицу, обвинив «правительство национального единства» в сговоре с террористами. За сторонами конфликта стоят зарубежные державы, делящие природные богатства страны.

Кровавая разноголосица

Хаос, в который ввергли Ливию интервенция НАТО и свержение Муамара Каддафи, продолжает собирать свою жатву. Жителей некогда процветавшего государства словно решили провести по всем кругам ада. Жертвами возобновившихся в начале апреля боевых действий уже стали сотни человек, тысячи граждан вынуждены покинуть свои дома. А ведь ещё совсем недавно казалось, что на ливийскую землю пришла какая-никакая стабильность! В результате серии переговоров противоборствующие стороны пришли к согласию относительно будущего политического устройства. Напомним, в стране существует два главных центра власти. Первый — заседающий в Триполи кабинет во главе с Фаизом Сараджем. Несмотря на своё громкое название — «правительство национального единства», — он с трудом контролирует столицу и ряд прилегающих районов. Тем не менее именно его ООН и большинство стран мира называют легитимной властью, работая с тамошними центробанком и национальной нефтяной корпорацией (ННК).

Восток, а с недавнего времени и юг Ливии подчиняются другому правительству. Оно базируется в Тобруке и опирается на ливийскую национальную армию (ЛНА) — единственное регулярное воинское формирование под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара. Бывший соратник Каддафи, затем ставший его злейшим врагом, он претендует на роль объединителя распавшегося государства. События последних пяти лет в основном и связаны с неудовлетворёнными амбициями военачальника. Схиратские соглашения, в соответствии с которыми было создано правительство Сараджа, оставили Хафтара за бортом политической жизни. Вот почему зависящие от фельдмаршала власти в Тобруке отказались ратифицировать эти договорённости.

Раскол страны был законсервирован, два центра не уставали обвинять друг друга в нелегитимности. Иногда словесные перепалки перерастали в военные столкновения, правда, довольно быстро прекращавшиеся не без вмешательства зарубежных стран. Главной задачей Ливии после 2011 года стала бесперебойная поставка нефти и газа на внешние, прежде всего европейские, рынки. Так что возвращение конфликта к горячей фазе покупатели сырья до поры до времени сдерживали. Например, Хафтар, попытавшийся было перевести под контроль Тобрука основные нефтеналивные порты, получил «строгое внушение» и вынужден был признать монопольное право на экспорт за ННК. Или, точнее, за теми западными компаниями, которые поделили ливийский нефтегазовый сектор.

В прошлом году между Тобруком и Триполи наметилось некоторое сближение. В мае Хафтар и Сарадж при посредничестве президента Франции Эмманюэля Макрона договорились провести всеобщие выборы и сформировать единые органы власти. И хотя выполнить задачу в срок не удалось, стороны продолжили диалог. На международном саммите в итальянском Палермо был выработан новый план мирного урегулирования. Он предусматривал проведение конференции национального диалога в январе этого года, референдума по новой Конституции в феврале и, наконец, президентских и парламентских выборов. Последние были намечены на весну.

Но и этот график оказался сорванным. Лишь в конце февраля Сарадж и Хафтар провели новую встречу в Объединённых Арабских Эмиратах. Конференция национального диалога — первая ступень мирного процесса — была назначена на 14—16 апреля в Гадамесе. Но вместо делегатов вновь заговорили пушки. 4 апреля подконтрольные Тобруку СМИ передали обращение Хафтара. Фельдмаршал заявил, что ЛНА откликнулась на «призыв народа» и начинает операцию по освобождению Триполи от преступных и террористических группировок, манипулирующих правительством Сараджа. «Мы выбьем землю из-под ног угнетателей, которые сеяли зло и несправедливость в нашей стране, — возгласил он. — Пришло время войти в столицу!» Уже на следующий день войска Хафтара вышли на южные окраины Триполи.

Париж против Рима

Что же должно было произойти, чтобы пусть хрупкий, но мир сменился новым витком гражданской войны? Предпосылки копились долго. После свержения Каддафи сырьевые ресурсы Ливии разделили между собой западные корпорации. Самые лакомые куски достались французской компании «Тоталь» и итальянской «Эни». Первая ведёт добычу на крупнейших нефтяных месторождениях — Ваха, Эш-Шарара, Аль-Джурф и т.д. Вторая сосредоточила усилия на извлечении природного газа. Поставляемое в Италию по газопроводу «Зелёный поток» сырьё обеспечивает четверть потребностей страны в «голубом топливе». Кроме того, «Эни» получила концессии на разработку нескольких нефтяных месторождений, включая Эль-Филь — крупнейшее на западе Ливии. В целом для итальянской компании Ливия является вторым (после Египта) источником прибыли, с перспективой превращения в основной. В конце марта ННК заключила с «Эни» меморандумы о передаче ей концессии на добычу газа в шельфовом бассейне Сабраты.

Нуждаясь в политической «крыше» для отстаивания коммерческих интересов своих корпораций, европейские столицы оказались по разные стороны баррикад. Париж делает ставку на Хафтара, в то время как Рим опирается на правительство Сараджа. Некоторое время они пытались перетянуть эти два центра каждый на свою сторону. Так, Хафтар за последние полгода трижды побывал в Италии. Для интеграции враждующих регионов Рим выдвинул проект строительства трансливийской автомагистрали Мусаид — Рас-Аждир. В свою очередь Париж сделал заявку на превращение в главного посредника мирного урегулирования.

Однако несколько месяцев назад стороны взяли курс на конфронтацию. Он стал частью общего ухудшения итальянско-французских отношений. Приход к власти в Риме коалиции, сформированной партиями-евроскептиками «Лига Севера» и «Движение пяти звёзд», вызвали явное недовольство соседей. В Париже раскритиковали итальянские власти за ужесточение миграционной политики. В свою очередь Рим публично поддержал протесты «жёлтых жилетов» и заключил соглашение с французским «Национальным объединением» — главным соперником Макрона — о союзе на выборах в Европарламент. Дело дошло до того, что Париж отозвал из Италии своего посла.

Взаимная пикировка коснулась и Ливии. Вице-премьер итальянского правительства Маттео Сальвини обвинил Францию в новой колонизации Африки. «Все действия французского руководства показывают, что Париж не стремится к стабилизации ситуации, — заявил он в начале года. — Он не хочет видеть Ливию единой из-за своих интересов в нефтяном секторе, и эти интересы противоречат задачам Италии». То, что эти слова родились не в пылу полемики, а соответствуют внешнеполитическому видению Рима, доказали последующие декларации. В марте замглавы МВД Карло Сибилия назвал Францию главным виновником дестабилизации Ливии и миграционного кризиса. Спецпредставитель генерального секретаря ООН Гасан Саламе вынужден был признать, что разногласия между Римом и Парижем стали одним из главных факторов замедления мирного процесса.

Интересный материал:  А вы знаете, что:

Поводом для перехода к острой фазе конфликта можно считать остановку добычи нефти на месторождении Эш-Шарара. Являясь крупнейшим активом «Тоталь», оно находилось под формальным контролем Триполи. Однако обеспечить его безопасность кабинет Сараджа оказался не в состоянии. Охрана Эш-Шарары была поручена ополчению местных племён, которые потребовали увеличения своей доли и заблокировали работу месторождения. В результате «Тоталь» понесла многомиллионные убытки.

Это произошло в декабре, а в середине января армия Хафтара начала наступление на юг Ливии, объяснив его необходимостью разгрома группировок террористов и контрабандистов. В ходе операции под контроль Тобрука перешла не только Эш-Шарара, но и разрабатываемые «Эни» месторождения: Эль-Филь и Гадамесский газовый бассейн. Последний является источником наполнения «Зелёного потока», что в Риме восприняли крайне болезненно. Раздражения добавил факт открытой поддержки наступления со стороны Франции. «Действия фельдмаршала Хафтара позволили достичь значительного прогресса», — заявил министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан. Прогресс для Тобрука и Парижа действительно был налицо: к началу апреля под властью Триполи осталась лишь узкая прибрежная полоса от границы с Тунисом до Сирта.

Претенденты на обломки

Являясь ведущими игроками на «ливийском поле», Италия и Франция не единственные заинтересованные стороны. Сараджа, помимо Рима, поддерживают Великобритания, Турция и Катар, а Хафтару оказывают помощь Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия, чему в немалой степени способствует вражда вокруг движения «Братья-мусульмане»*. Если три последних страны объявили его террористическим, то Турция и Катар опираются на эту организацию в своей внешней политике. Между тем в правительстве Сараджа «Братья-мусульмане»* играют едва ли не центральную роль. Так, лидер Партии справедливости и строительства (местное отделение движения) Халед аль-Мишри является главой высшего государственного совета. Вряд ли случайно поэтому, что началу наступления ЛНА на Триполи предшествовала встреча Хафтара с саудовским королём Салманом, а СМИ королевства ещё в марте передали слова фельдмаршала о скором «разрешении многолетнего кризиса» в Ливии.

США, прежде занимавшие относительно нейтральную позицию, в последнее время всё больше склоняются к поддержке Триполи. 19 марта Сарадж провёл встречу с временным поверенным в делах Вашингтона Питером Бодде и командующим Африканским командованием вооружённых сил США (АФРИКОМ) Томасом Уолдхаузером. На ней обсуждалась подготовка ливийских сил безопасности. Американские гости заявили, что действия сил, «подрывающих политический процесс», недопустимы. Кроме того, ряд изданий сообщили о доставке в Мисрату — портовый город под контролем Триполи — нескольких партий оружия из США. Это вполне вероятно, учитывая тот ожесточённый отпор, который войска Хафтара получили под столицей. В частности, у сторонников Сараджа появились боевые самолёты, хотя во время прежнего этапа гражданской войны, в 2014—2015 годах, авиация была исключительным преимуществом ЛНА.

Что касается России, то официально она признаёт «триполийское» правительство, при этом поддерживая контакты с Тобруком и лично с Халифой Хафтаром. В руководстве страны прослеживается определённый разлад: если МИД ориентируется на укрепление связей с кабинетом Сараджа, то минобороны явно симпатизирует фельдмаршалу. При этом речи о поставках Хафтару тяжёлого вооружения и тем более о размещении в Ливии российских военных баз пока не идёт. Источниками подобных вбросов являются британские и американские СМИ, включившиеся в международные интриги вокруг Ливии.

Боевые действия пока ведутся с переменным успехом. Несмотря на обещания Хафтара взять Триполи в течение 48 часов, на подступах к столице развернулись тяжёлые бои. Очевидно, что причина этого — не только в примерном равенстве сил, но и в том, что битва не ограничивается самой Ливией. Первые же международные встречи, созванные после эскалации конфликта — экстренное заседание Совбеза ООН и министерская встреча «большой семёрки», — выявили серьёзные разногласия. Если Франция выступила с примиренческой позицией, назвав обе стороны конфликта ответственными за ситуацию, то Италия обрушилась с обвинениями не только на Хафтара, но и на его покровителей. «Некая страна стремится к военному решению проблемы для достижения своих экономических интересов, — заявил Сальвини. — Это может иметь разрушительные последствия». Гнев чиновника объясним: корпорация «Эни» объявила об эвакуации своего персонала «из соображений безопасности». Более прямолинейным оказался Сарадж, вызвавший посла Франции, чтобы выразить свой протест из-за поддержки Парижем Хафтара.

Заслуживает внимания ещё одно заявление Сальвини. Рассказав о своих переговорах с представителями американского госдепартамента, он сообщил, что «США полагаются на Италию в плане обеспечения стабильности в регионе». Это косвенно подтвердил госсекретарь США Майк Помпео, потребовавший от Хафтара прекратить наступление. В свою очередь командование АФРИКОМ заявило о временном выводе своих военнослужащих «в ответ на ухудшение условий безопасности». В общем, Ливия продолжает оставаться заложницей чужих экономических и политических интересов, что обрекает её жителей на новые страдания.

Капитан Очевидность

После того как западный империализм оккупировал Ливию, его представители приступили к взаимной грызне за доступ к сырьевым богатствам этой страны. В статье указано, что корпорации разных «ведущих мировых держав», стремясь присвоить в свою пользу как можно больше ливийской нефти, противостоят друг другу. Всё это неизбежно выливается в рост столкновений в самой Ливии, во взаимное противостояние между разными сторонами. И никакие попытки «мирного урегулирования» ситуации делу не помогут, пока Ливия находится под игом внешнего управления.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.