«ЛИКВИДИРУЕМ КУЛАКА КАК КЛАСС». КТО ТАКИЕ КУЛАКИ?

Автор: | 01.09.2018
"ЛИКВИДИРУЕМ КУЛАКА КАК КЛАСС". КТО ТАКИЕ КУЛАКИ?

«ЛИКВИДИРУЕМ КУЛАКА КАК КЛАСС». КТО ТАКИЕ КУЛАКИ?

15 февраля 1928 года газета Правда впервые опубликовала материалы, изобличавшие кулачество, сообщавшие о тяжёлой ситуации на селе и повсеместном засилии на местах богатого крестьянства, которое обнаруживалось не только на селе, эксплуатируя бедноту, но и внутри самой партии, руководя рядом коммунистических ячеек. Были опубликованы сообщения о вредительской деятельности кулачества — разоблачения о том, как кулацкие элементы в должности местных секретарей не пускали бедноту и батраков в местные отделения партии.

Экспроприация запасов зерна у кулаков и середняков именовалась «временными чрезвычайными мерами». Однако насильственное изъятие хлеба и иных запасов отбивало у зажиточных крестьян всяческую охоту к расширению посевов, что позже лишало трудоустроенности батраков и бедняков. Механизм раскулачивания остановил развитие индивидуальных хозяйств и ставил под вопрос саму перспективу их существования. Вскоре временные чрезвычайные меры превратились в линию «ликвидации кулачества, как класса».

Поворот партии к политике ликвидации кулачества как класса сформулировал Сталин:

«Чтобы вытеснить кулачество, как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников существования и развития (свободное пользование землей, орудия производства, аренда, право найма труда и т.д.).
Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества, как класса. Без этого разговоры о вытеснении кулачества, как класса, есть пустая болтовня, угодная и выгодная лишь правым уклонистам.»

 

Мы знаем историю отца Павлика Морозова и другие случаи «раскулачивания», но чем «кулак» отличался от соседа?

Крестьянское сознание основывалось на простом понятии: нажить добро можно только честным трудом. Причем трудом не абы каким, а физически очень тяжелым. Именно к такому труду относились работы на земле: пахота, сенокос, сборка урожая. А вот торговля, по убеждению крестьян, была трудом не совсем честным, недаром в народе говорили «не обманешь – не продашь». Прозвище «кулак» получали те крестьяне, которые, по мнению большинства, имели нетрудовой доход, то есть нажили богатство скупкой и ростовщичеством. Кстати, офени тоже называли перекупщиков-ростовщиков кулаками.

Первоначально термин «кулак» имел исключительно негативную окраску, представляя собой оценку человека нечестного. В 1870-е А. Н. Энгельгардт, исследующий русское крестьянство, писал:

« «<…> настоящий кулак ни земли, ни хозяйства, ни труда не любит, этот любит только деньги… Всё у кулака держится не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздаёт в долг под проценты. Его кумир деньги, о приумножении которых он только и думает. Капитал ему достался по наследству, добыт неизвестно какими, но какими-то нечистыми средствами».

Чуть позже кулаками стали называть хватких и хитроватых людей, которых бог наградил холодным и расчетливым умом. Люди эти были не слишком приятные, но и не абсолютные мерзавцы. Многие из них трудились на своей земле не меньше, а, порой, и больше, чем наемные работники. Да и работа на кулака позволяла некоторым батракам просто-напросто выживать.

Причины бедности могли быть разными: непутевость, болезнь, долги, но в любом случае это была пропасть, из которой выбраться было практически невозможно. Острый ум и деловая хватка помогали кулакам приспосабливаться к новым правилам игры, которые предложил, например, НЭП. Про таких говорили: «Крепкий хозяин!»

Крупнейший экономист-статистик конца XIX — начала XX веков В. Е. Постников чётко разделил нравственно-моральную терминологию кулачества и буржуазно-капиталистического зажиточного крестьянства, в частности, заявляя в своих работах о том, что хотя зажиточный крестьянин «пользуется в значительной мере наёмными работниками» и в его деятельности существует ряд «элементов эксплуатации», «никаких кулацких черт в нём нет».

Р. Гвоздев в своей монографии «Кулачество-ростовщичество и его общественно-экономическое значение» в 1899 пишет о близости понятий хорошего собственника и исправного хозяина и крестьянина-кулака, заявляя о том, что «крайне трудно разграничить сферу кулаческо-ростовщических операций от предприятий чисто хозяйственного характера», «кулак — законное детище процесса первоначального накопления».

В 1904 году Пётр Столыпин пишет:

«В настоящее время более сильный крестьянин превращается обыкновенно в кулака, эксплуататора своих однообщиников, по образному выражению — мироеда». Как правило, основным характером негативной оценки становится неприятие более выгодного положения обеспеченной части крестьянского населения и существующего материального неравенства.

Жизнь общиной, «всем миром» вселяла в крестьян уверенность в завтрашнем дне. Односельчане не бросят, случись какая беда, полагаясь на общее чувство коллективизма: сегодня я – тебе, завтра ты – мне. Тех, кто пытался нарушить привычный порядок, называли «кулаками» или «мироедами». Владимир Даль указывает на несколько значений слова «мироед»: то это «тунеядец, шатающийся без дела, живущий за счет мира, общества», то это «делец-пройдоха, ходатай за мир, обирающий крестьян и постоянно подстрекающий их к различным тяжбам».

Продразверстка и «борьба за хлеб» должны были решить не только продовольственную проблему, но и разрушить старые связи и устои – выполнить пропагандистскую, «воспитательную» задачу. Согласно теории и практике российских марксистов, крестьянское население страны разделялось на три основные категории:
кулаки — зажиточные крестьяне, использующие наёмный труд, сельская буржуазия, спекулянты;
деревенская беднота, в первую очередь наёмные работники (батраки);
середняки — крестьяне, занимавшие среднее экономическое положение между бедняками и кулачеством.

Кулаки, середняки и бедняки декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов 1917 года были поделены на две категории: тех, кто имел права, и бесправных лишенцев (последние полностью лишались гражданских прав). В категорию лишенцев попали те, что прибегал к наемному труду для получения прибыли, в том числе крестьяне, которые нанимали хотя бы одного человека.

Декретом от 11 июня 1918 года были созданы комитеты бедноты, которые сыграли большую роль в борьбе с кулачеством, руководили процессом перераспределения конфискованных земель на местах и распределением конфискованного инвентаря, продовольственных излишков, изъятых у кулаков. Было изъято 50 миллионов гектаров кулацкой земли, перешедшей бедноте и середнякам, конфискована у кулачества значительная часть средств производства в пользу бедноты.

Большевики на местах и их главный «помощник» — беднота – оценивали «кулака» практично: всякий, кто укрывает хлеб. Посылом к формированию такой оценки стали слова Ленина. Вождь называл кулаком, эксплуататором и спекулянтом «всякого крестьянина, который прячет хлеб», пусть даже собранный своим трудом, без применения наемного труда. Позже Ленин, пытаясь отделить кулака от середняка, пишет сначала, что середняк – не эксплуататор, а крестьянин, живущий своим трудом, а затем допускает и эксплуатацию рабочей силы, и накопление капитала. Не удивительно, что на местах исполнители «терялись в догадках» и «усердно» старались не промахнуться.

В условиях НЭПа в кулака превращается всякий «богатый мужик». С 1923 по 1928 год в период новой экономической политики (НЭП) революционная власть фактически проводит так называемый «курс на кулака». Еще в 1925 году решался вопрос о денационализации земли — данную идею продвигал И. В. Сталин, предполагавший поддержку личных индивидуальных хозяйств и передачу в собственность земельные участки «даже и на 40 лет», заявляя, что

«есть люди, думающие, что индивидуальное хозяйство исчерпало себя, что его не стоит поддерживать… Эти люди не имеют ничего общего с линией нашей партии».

Понятие «собственника-фермера» не приживается, состоятельных крестьян продолжают именовать кулаками. При этом все же

«власть обкладывала кулака повышенным налогом, требовала продажи хлеба государству по твёрдым ценам, ограничивала кулацкое землепользование, ограничивала размеры кулацкого хозяйства… но не вела ещё политики ликвидации кулачества».

Бедняки получают, наконец — то, преимущество: они освобождаются от продналога, получают привилегии при поступлении в учебное заведение или на работу, у них больше шансов вступить в комсомол или партию, быть выбранными на руководящие должности в сельских Советах. Как подмечали современники, «сегодня в зажиточные лезть не выгодно. Все лезут в бедняки». Прекрасно осознавая свое положение, зажиточные крестьяне всеми силами пытались уберечься от «ярлыка» кулака, который уверенно сообщал всем о неблагонадежности своего хозяина.

В 1924 году газета «Беднота» провела соц. опрос, в котором предлагалось определить критерии выявления кулака. Проблема заключалась в том, что многие бывшие кулаки утратили состояние, бедняки же, напротив, стали относительно зажиточными. В итоге респонденты при общем негативном отношении к кулачеству, сошлись на мнении, что раскулаченный кулак — опаснее для революции, нежели буржуй, который нажил добро и пользуется им сейчас.

В 1929 году формулируются признаки кулацких хозяйств: систематическое применение немного труда, наличие мельницы (маслобойни, просушки и др.), сдача в наем сельхозтехники (с механическим двигателем) и помещений, а также торговля, ростовщичество, посредничество, наличие нетрудовых доходов (здесь речь шла о церковнослужителях).

В ходе коллективизации, проводимой в 1928 — 1932 годах, был взят курс на «ликвидацию кулачества как класса», предполагавший насильственное и бессудное лишение зажиточных крестьян, использующих наёмный труд, всех средств производства, земли, гражданских прав, и выселение в отдалённые районы страны, а иногда — расстрел.

К 1932 году процесс массового раскулачивания был официально остановлен, однако на практике остановить набравший обороты процесс было затруднительно из-за сопротивления снизу. 20 июля 1931 года Политбюро ЦК ВКП(б) издало постановление о прекращении массового выселения кулаков за исключением «выселения в индивидуальном порядке», а 25 июня 1932 года ЦИК СССР издал постановление «О революционной законности», прекратившее репрессии «по инициативе снизу». ЦК ВКП(б) и СНК СССР 8 мая 1933 издали совместную инструкцию N П-6028 «о прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне», направленную «всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры», остановившую массовые репрессии. 24 мая 1934 ЦИК СССР принял постановление «О порядке восстановления в гражданских правах бывших кулаков», в соответствии с которым кулаки-спецпоселенцы, ранее лишенные ряда гражданских прав, восстанавливались в них в индивидуальном порядке

Евгений Иванов
Интересный материал:  НАДО УКРЕПЛЯТЬ СОЮЗ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.