Кризис, который всегда с тобой. О проблемах современного коммунистического движения

Автор: | 2021-09-23
Кризис, который всегда с тобой. О проблемах современного коммунистического движения

Кризис, который всегда с тобой. О проблемах современного коммунистического движения

Кризис, который всегда с тобой. О проблемах современного коммунистического движения

Уже много лет российские коммунисты — те, кто не просто присвоил себе это название, а реально действует в интересах рабочих — находятся в ожидании подъёма своего собственного движения. Этот подъём всё время кажется близким, его признаки мерещатся то в одних, то в других событиях. После каждого даже незначительного протестного колебания в марксистском информационном поле появляются интерпретации происходящего в духе того, что перед нами наконец-то явилась долгожданная первая ступенька чуть ли не к революции. В данной модели мышления поводом к оптимизму служит всё, что не вписывается в официальную новостную охранительскую рутину.

Никогда не бывает полного социального штиля и классовая борьба всегда в том или ином виде продолжается, несмотря ни на что. Наши дни также полны примеров классового противостояния. Где-то рабочие проводят забастовки или создают профсоюзы. В какой-то момент молодёжь стала интересоваться марксизмом, появились кружки. Периодически случаются митинги, протестные всплески, громкие экологические конфликты. Новые социологические опросы снова и снова сообщают радостные вести о сдвиге настроений в сторону социализма. Сталин и Ленин в различных рейтингах популярности уверенно обходят всех остальных исторических деятелей.

И всегда находятся люди, говорящие: «Вот оно, начало!»

Параллельно со всем этим существует особая категория людей, считающих себя коммунистами, гордо идущих на все официальные буржуазные выборы как на штурм Перекопа. В такой специфической избирательной среде ощущение кануна большого сдвига рождается и умирает с каждой новой предвыборной кампанией.

Кризис комдвижения

Вся эта ностальгия по историческому подъёму имеет очевидное объяснение. Современное коммунистическое движение пребывает в кризисе. Активисты коммунистических организаций уже давно не видели каких-либо реальных успехов, изголодались по вниманию со стороны масс трудящихся. Многие уважаемые коммунисты с болью относятся к проблеме невосприимчивости марксистских идей рабочим классом. Казалось бы, вот они рядом, трудящиеся, угнетаемые люди, которые всегда должны быть готовы бороться и за свои права и за новый мир. Но нет, многие рабочие не хотят слышать ни о профсоюзах, ни о других более высоких формах классовой борьбы.

Дело усугубляется тем, что сегодняшний упадок рабочего движения традиционно сравнивается со временами подъёма и периодом революций, с концом 19 и началом 20 века — и даже нередки аналогии с ключевым для всей мировой истории 1917 годом. Картина мировосприятия нынешних коммунистов вынесена во многом из исторических источников о том героическом времени.

Известно, что в период исторического подъёма даже небольшие по численности организации большевиков имели влияние среди коллективов крупных предприятий, умели привлекать средствами агитации в некоторых случаях тысячи сторонников. В самые жаркие дни 1905 и 1917 гг. массы трудящихся могли быть более революционными, чем даже большевики. Ленин прямо писал об этом:

«Особенно рельефным и безошибочным (с точки зрения революционных организаций) показателем силы подъёма было то, что лозунги революционеров не только не оставались без отклика, а прямо отставали от жизни. И 9-ое января, и массовые стачки после него, и «Потемкин», — все эти явления опережали непосредственные призывы революционеров. Такого призыва с их стороны, который бы массы встретили пассивно, молчанием, отказом от борьбы, не было в 1905 году». (Ленин. ПСС, Т. 16, стр. 12)

Рабочие в процессе классовых столкновений научились объединяться для борьбы за свои экономические и политические права и не просто показали готовность к действию — рабочий класс и его союзники проявили способность к превозмоганию, научились побеждать в тяжелейших условиях революции и гражданской войны, когда местами враг и обстоятельства были многократно сильнее.

Эти свойства революционного пролетариата периода исторического подъёма вступают в жёсткий диссонанс с состоянием сегодняшнего рабочего класса, утратившего способность объединяться даже по самым простым поводам.

Казалось бы, при постоянном ухудшении положения наёмных работников, они должны бы уже научиться понимать, кто и для чего их подавляет, разобщает и эксплуатирует. После всего, что было за последние 30 лет, разве можно ещё верить буржуазной пропаганде? Также рабочие могли бы увидеть и другое: коммунисты (речь не идёт о зюгановцах!) предлагают реальную социалистическую альтернативу, причём основанную на опыте построения такого общества. Также коммунисты уже прямо сейчас готовы помогать трудящимся в организации текущей борьбы за экономические интересы, то есть за зарплату, за улучшение условий труда, за коллективные договоры. Хорошо ли, плохо ли это сделают коммунисты, сами пока черпающие знания в основном из книг, а не из своего опыта — сейчас сказать сложно. Но других союзников у трудового народа в этом деле нет. Поэтому усиление связки коммунистов и рабочего класса кажется вполне естественным.

Но данная логика сейчас не работает.

Когда-то стоило лишь грамотному оратору из стана большевиков произнести речь в нужное время и в нужном месте — и сразу к нему подходили десятки людей из числа митингующих, предлагали помощь и выказывали готовность действовать вместе с революционерами.

Нам, современным коммунистам, зачастую непонятно, почему сейчас ничего подобного не происходит. Мы не прилетели с Марса, мы сами плоть от плоти народа, мы изучаем текущую экономическую и политическую ситуацию, знаем нужды простых людей, постоянно проводим агитационную работу. Мы выступаем на митингах, пишем статьи, издаём газеты, ведём сайты и блоги, записываем отличные ролики, порой снятые по всем требованиям этого искусства. Мы раздаём агитматериалы у проходных заводов, проводим различные массовые встречи и собрания, создаём марксистские кружки и дискуссионные клубы.

Но пока всё, чего мы добились — это существование армии «диванных войск», умеющих ставить лайки и устраивать бесконечную полемику в комментариях.

Реальные же рабочие нас пока не слышат (кроме редких исключений), не пытаются применить на практике наши даже самые элементарные советы, не спешат записываться в наши сторонники, не видят в нас наиболее продвинутую часть своего класса, свой передовой отряд. К нам не прислушиваются и в самые болезненные моменты, например, летом 2018 года, когда буржуазным режимом проводилась людоедская по отношению к трудящимся пенсионная реформа. Если бы сотни тысяч вышли тогда на улицы и грозно потребовали остановить творящийся беспредел, ещё не известно, решились бы или нет трусоватые верхи на выполнение задуманного. Однако размазанные по городам малочисленные кучки протестующих чётко показали правящим кругам, что трудящиеся не готовы к массовому выступлению за свои кровные интересы. И ещё: жалкий размах протеста против повышения пенсионного возраста совершенно недвусмысленно указал на отсутствие влияния коммунистов на массы.

Либералы и националисты не устают зубоскалить — мол, народ один раз распробовал социализм и уже к нему не вернётся. Но никакое издевательское ёрничанье проблемы простых людей решить не может: цены на продукты и жизненно важные услуги всё время повышаются, рост зарплат существенно отстаёт от инфляции. В организации условий труда царит полный диктат «работодателей». Люди опутываются кредитными и ипотечными долгами. Ухудшается ситуация в плане доступа к медицинскому обслуживанию и образованию. Общая неустроенность жизни нарастает.

Вся эта странная ситуация, при которой рабочий класс не проявляет массовой заинтересованности ни в марксизме, ни даже в элементарном профсоюзном органайзинге, является на самом деле одной из ключевых особенностей нашей действительности.

Понять причины данного явления — значит понять логику текущего исторического момента.

И на этот счёт существуют разные объяснения.

Коммунисты уже не те?

Часто приходится слышать, что всё дело в современных левых. Народ, якобы, все эти годы готов к борьбе, но имеющиеся в наличии коммунисты — все, кто левее зюгановцев — настолько жалки, неубедительны, беспомощны, что не способны повести за собой массы. Кто-то сокрушается, что у нас нет Ленина и Сталина, вот те смогли бы исправить положение.

Вопрос «что делать?» снова является самым первым. И постоянно находятся желающие форсировать проблему, то есть «взбодрить» коммунистов. Не переводятся попытки заставить клячу (комдвижение) тянуть за собой телегу (рабочий класс).

Каждые несколько лет очередная группа молодых марксистов приходит к неожиданному выводу, что все «старые» партии и движения на левом фланге являются вымирающими мастодонтами, ничего не понимающими и делающими всё неправильно. Такие прорывные умозаключения приводят обычно к созданию новой партии, которая изначально задирает планку своих задач до заоблачных высот. На короткое время возникает ажиотаж: наконец-то нашлись истинные коммунисты, избавившиеся от «тараканов», уж эти-то перспективные люди точно смогут привлечь массы, возглавить протест, объединить вокруг себя всю прогрессивную часть общества. По итогам нескольких месяцев активной работы новая организация сталкивается со всё теми же проблемами: отсутствие отклика от рабочих, невозможность распространить своё влияние на широкую аудиторию. После этого новейшая и прогрессивнейшая партия потихоньку «сливает» уровень ожиданий своих сторонников — прорыв не состоялся, требуется кропотливая и долгая работа. А спустя пару-тройку лет появляется другая группа молодых товарищей, ставящая недавнюю блестящую попытку вырваться за флажки в ряд всё тех же вымирающих мастодонтов.

Некоторые коммунисты выискивают хитрые технологии, дающие возможность привнести правильную информацию о пользе коллективной борьбы чуть ли не прямо в мозг каждому рабочему. Этот поиск чудесных лайфхаков основывается на видимости неудач прежних способов агитации. Все действия, совершаемые современными коммунистами, выглядят как неэффективные. Ну и значит, надо подобрать инструменты получше и посовременнее. Начинается поиск, подбор чудодейственных методов с привлечением новейших достижений психологии и маркетинга. Однако дело с мёртвой точки всё равно не двигается. Да и что считать критерием эффективности? Может лайки под видеороликами? Сравнение затраченных усилий и средств с полученным результатом, типа раздали столько-то газет (сняли видеороликов/провели митингов и др.) и при этом нашли столько-то реальных сторонников, проводить неудобно, полученное соотношение будет очень неприглядным. В лучшем случае сейчас мы привлекаем единицы, и этот слабый поток вступающих в наши ряды людей пока не удаётся расширить никаким увеличением интенсивности и продвинутости в агитационной работе.

Налицо кризис практики, сводящийся к видимой неэффективности нашей агитации. Вся совершаемая работа даёт сейчас такую слабую отдачу (по сравнению с тем, что было когда-то), что многие реальные сторонники марксизма предпочитают просто ничего не делать, не связываются с какими-либо организациями, не берут на себя никакие обязательства, предпочитают оставаться в рядах «диванных войск» до какой-то неопределённой поры, когда на свет явится некая Настоящая Коммунистическая Партия (вариант ожидания второго пришествия).

Для обывательского глаза наибольшую видимую эффективность демонстрирует официальная КПРФ, которая, конечно же, не является коммунистической партией, но продолжает неустанно трясти красными знамёнами и портретами известных большевиков. Наличие фракций в федеральном и региональных парламентах, внешние признаки респектабельности, а также постоянное упоминание в буржуазных СМИ создают этой партии ореол деятельной оппозиции. Однако скажем ещё раз: самой первой и самой фундаментальной отличительной чертой коммунистов является не просто формальное признание марксизма-ленинизма, но и реальное следование этому учению. Коммунисты и в теории, и в практике исходят из интересов рабочего класса, признают диктатуру пролетариата. Партия Зюганова в эти критерии никак не вписывается, а все свои парламентские и другие возможности тратит на что угодно, но только не на развитие рабочего движения и не на организацию трудящихся для борьбы с капитализмом.

Есть на левом фланге и любители впадать в истерику. Неустойчивые участники комдвижения не справляются с отчаянием, отказываются понимать особенности исторического момента, забывают про основы марксизма, проклинают своих недавних товарищей и вступают в борьбу с мельницами в надежде, что именно такое безумное поведение вдруг окажется удачной стратегией.

Группа бывших членов РКРП, в апреле 2021 года покинувших Российскую коммунистическую рабочую партию, и основавших свою, с приставкой «(б)», на серьёзных щах обвиняли руководителей старейшей коммунистической организации современной России в том, что те не сохранили численность партии в сотни тысяч человек и не написали фундаментальных книг, сравнимых с трудами большевистских вождей. Отколовшаяся группа (надо сказать, что вся партия вздохнула с облегчением, когда эти деятели ушли) заигрывает со всякими странными конторами, типа «свидетелей СССР», активно ковид-диссидентствует, лжёт, опускается до антисемитизма и обвиняет все мировые коммунистические партии в предательстве. Подобная клоунада под красным флагом когда-то была присуща Виктору Ивановичу Анпилову. Он то призывал своих сторонников к походам на Москву, то заставлял митингующих старушек становиться на колени перед мавзолеем. Надо ли говорить, что массы трудящихся в ответ на такие повороты могут только покрутить пальцем у виска?

Может, дело не в коммунистах?

Итак, можно зафиксировать ошибочность позиции, обвиняющей в отсутствии подъёма рабочего движения коммунистов. Постоянный анализ ситуации и подбор наиболее удачных способов агитации сейчас проводят сразу несколько левых/коммунистических/марксистских организаций и групп. Находясь в этом ряду, наша партия РКРП всегда старается не забывать ни о практике, ни о теории. Если дело стоит за какой-то технологией или правильным поведением, то за все эти годы уж кто-то точно смог бы «попасть в яблочко», найти эффективный способ работы с массами. Эта эффективность выдвинула бы группу удачливых агитаторов во главу всего движения, да и само дело рабочего класса начало бы очевидным образом сдвигаться с мёртвой точки. Но ничего подобного мы в современной России пока не увидели.

И значит искать корень проблемы нужно не в рядах комдвижения.

А где тогда? Ответ очевиден: в самом российском рабочем классе, который проходит длительную трансформацию и временно отошёл от роли исторического субъекта.

Владимир Ильич Ленин, многое зная и многое предвидя, писал:

«Одной из самых больших и опасных ошибок коммунистов (как и вообще революционеров, успешно проделавших начало великой революции) является представление, будто бы революцию можно совершить руками одних революционеров. Напротив, для успеха всякой серьезной революционной работы необходимо понять и суметь претворить в жизнь, что революционеры способны сыграть роль лишь как авангард действительно жизнеспособного и передового класса». (Ленин. ПСС, Т. 45, стр. 23)

Следует признать: у нас нет на данный момент в наличии действительно жизнеспособного и передового класса. Перед нами сейчас не тот, готовый к боям с буржуазией рабочий класс, а типичный «класс в себе», на своём новом этапе развития вернувшийся в состояние, предшествующее осознанию самого себя, не пришедший ещё к необходимости объединяться для борьбы за свои самые первые интересы, заново открывающий те простейшие способы достижения уступок со стороны буржуазии, которые были извлечены из практики и взяты на вооружение рабочими ещё в 19 веке. А большинство трудящихся нашей страны совсем не имеет опыта участия в забастовках и других формах отстаивания своих жизненных интересов.

Получается, что мы, коммунисты, как бы забегаем вперёд, предлагаем рабочим воспользоваться копилкой наработок политической классовой борьбы, актуальных для пролетариата в другом его состоянии, не в таком, как сейчас. Классовое сознание, то есть полное осознание своего положения — это то, что на данном этапе развития современного рабочего класса пока недоступно ему.

Корень проблемы — состояние рабочего класса

Перед нами исторический факт: рабочий класс, призванный стать гегемоном, в условиях медленно разлагающегося империализма, нуждается в десятилетиях, чтобы заново сгруппироваться и перейти от первого, исчерпанного этапа строительства социализма ко второму этапу, выросшему из преодоления капитализма нашего времени. С момента крушения СССР прошло уже тридцать лет, но даже сейчас процесс становления пролетариата, накопление им опыта борьбы, тяга к объединению в революционный класс далеки от того, чтобы можно было говорить о начале подъёма организованного сопротивления трудящихся. Класс ещё не подошёл к своей точке сборки, а поэтому безвольно пропускает удар за ударом со стороны распаляющейся от безнаказанности буржуазии. И по той же причине все агитационные и пропагандистские усилия коммунистов, стремящихся поднять на борьбу широкие народные слои, кажутся пропадающими зря. Призывы к борьбе не воспринимаются адекватно той аудиторией, на какую они рассчитаны. И дело тут не в громкости лозунгов и не в качествах агитаторов (хотя коммунистам, безусловно, есть куда расти), а в тех миллионах рабочих, на кого направлено обращение. Массы трудящихся пока не готовы просыпаться. Это грустно, это печально, но это реальность, данная нам в ощущениях.

Интересный материал:  «Единая Россия» к новым выборам отсекает оппозицию

Несогласием с этой реальностью как раз и поражены многие левые. Видимость бесполезности всех совершаемых усилий не даёт покоя, заставляет питать надежды на форсирование взятия власти (например, через выборы). Отсюда как раз и произрастает ожидание революционного подъёма со дня на день, а также возложение ответственности за отсутствие массового антибуржуазного протеста на тех, кто в этих тяжёлых условиях пытается что-то делать, состоит в марксистских организациях и кружках, не сидит на месте.

Проблема здесь в том, что многие современные участники комдвижения не привыкли учитывать объективные обстоятельства. Субъект (человек, группа, партия, класс) действует в определённых рамках и условиях. Если действия соответствуют назревшим объективным обстоятельствам, то эти действия могут быть вполне успешными. Если же внешние условия не учитываются, то совершаемые действия разбиваются о стену и имеют характер шаблонных, неуспешных. Про роль в истории объективных обстоятельств каждому марксисту, читавшему хотя бы некоторые основополагающие книги нашего учения, должно быть известно. Но одно дело просто читать про основы, а совсем другое — уметь применять знания на практике. Мы видим, что не все левые могут отрефлексировать суть текущего исторического момента. Почему это оказалось сложно?

С точки зрения развития классовой борьбы наше время — историческая яма, из которой не видно ни неба, ни горизонта, и не понятно, как долго такое состояние продлится. Здесь любой может броситься в панику, начать применять не подходящие к текущему моменту шаблоны.

Марксизм давно пришёл к тому пониманию, что общество развивается не линейно, зигзагами. Периоды медленного развития и политической реакции могут сменяться периодами бурного развития и революциями.

Если рассматривать возникновение СССР и все социальные тектонические сдвиги 20 века как первый шаг к построению коммунизма в мировом масштабе, то с момента крушения социалистического лагеря начался межвременной период, когда на какой-то срок господствующие классы ощутили существенное ослабление организованного напора со стороны трудящихся. Это особая фаза развития, требующая пересмотра прежних алгоритмов работы.

Октябрьская революция направила мировую историю по пути преодоления капитализма, к новому общественному строю, этот вектор имеет необратимый характер. Но весь вопрос сейчас в том, какие этапы будут на данном пути и сколько этих этапов потребуется.

Начатый в 1917 году первый шаг к коммунизму очевидно для всех закончился в бесславном 1991 под улюлюканье мещанской толпы. Буржуазия решила, что «с коммунизмом покончено», а капитализм вечен. Но дальнейшее развитие событий показало, что даже при больших усилиях откатить историю в то её состояние, какое было до Октября, уже невозможно. Все социальные и политические достижения современности, от бесплатного массового образования и эмансипации до отмены колониальной системы, уже стали атрибутом, неотъемлемым признаком нашего мира. Всё достигнутое пришло не благодаря верхушечным процессам, а под давлением снизу, со стороны ранее бесправного и безмолвного рабочего населения. Октябрь дал понять: массы трудящихся могут и должны быть субъектом истории, теперь уже этого достижения от них никто не отнимет.

Однако никто не отменял и классовую борьбу. С классом капиталистов ещё долго придётся иметь дело как с сильным и организованным историческим субъектом, способным на всё, чтобы сохранить своё господство.

Российский рабочий класс, выполнив свою историческую миссию, проложив начало пути в коммунизм, к 1980-ым годам утерял свой революционный порыв и в результате контрреволюционного отлива получил серьёзный удар, на время забыв все свои навыки. К тому же структура самого общественного производства претерпевает масштабные изменения: мировой рынок продолжает диктовать свои порядки, массы людей перемещаются, целые отрасли умирают и появляются.

Текущий момент можно охарактеризовать как медленное созревание будущего подъёма. Идут незаметные глазу количественные изменения, которые неизбежно, рано или поздно, приведут к новому взрыву, качественному скачку. Но это касается будущего, сейчас же мы видим преобладающую пассивность масс, не реагирующих даже на явные вызовы.

В 1907 году Ленин писал:

«Теперь мы стоим в периоде такой паузы революции, когда целый ряд призывов систематически оказывался не встречающим отклика в массах. Так было с призывом смести виттевскую Думу (начало 1906 года), с призывом к восстанию после разгона первой Думы (лето 1906 года), с призывом к борьбе в ответ на разгон второй Думы и государственный переворот 3 июня 1907 года». (Ленин. ПСС, Т. 16, стр. 22)

Для истории такие ситуации не редкость. Но надо понимать: наша пауза растянута не на годы, а на десятилетия.

Ну и что с этим будем делать?

А теперь можно поставить вопрос: так что же делать коммунистам в этих специфических условиях?

Прежде всего, наверное, нужно оставаться коммунистами и не впадать в панику.

Самым первым и необходимым делом стоит наладить анализ современного общества и всех экономических тенденций. Разворачивающийся глобальный капиталистический кризис требует от нас не просто реагирования на какие-то отдельные симптомы. Мы должны видеть корни проблем — и не только в том виде, как описал их ещё Маркс, а в современной конкретике, в развитии. Неотъемлемой частью современного мира является рабочий класс. Что с ним происходит? Что должно произойти, чтобы он снова всей своей массой встал на путь организованной борьбы?

Одно бесспорно: массовый подъём с необходимостью произойдёт, в этом перспектива всей мировой истории.

Мы знаем, что это случится и в России, однако весь вопрос в сроках и в формах.

По срокам что-либо говорить сейчас сложно. Есть обоснованное мнение, что капитализм войдёт в острую фазу кризиса в течение десятилетия. Но тут, как говорится, «плюс-минус».

Про формы и стадии будущего подъёма мы имеем некоторое представление, так как нам известна логика подобных процессов.

Перезагрузка рабочего класса начнётся с того вида классовой борьбы, который исторически является самым первым и простым. Речь идёт об экономических требованиях и связанных с ними способах достижения целей. Из сегодняшних единичных забастовок, редких независимых профсоюзов и точечных выступлений процесс будет шириться, развиваться и совершит качественный скачок.

Текущее состояние сознания масс рабочих можно выразить так: «Участвовать в организованной борьбе за свои права бесполезно (так как этим ничего не добьёшься) и страшно (так как неизбежно последуют репрессии со стороны работодателя)». Но даже при этом распространённом в наше время уровне сознания нет-нет, да и происходят замечательные случаи организованной классовой экономической борьбы.

Отлично выступили в 2019 году крановщики в Казани. Несколько десятков других, больших и малых забастовок, проведённых за последние годы в России, также позволили рабочим ощутить свою силу.

Но пока данные случаи остаются каплей в море и мало влияют на общее состояние массы трудящихся.

Важен пример непрекращающейся борьбы рабочих Казахстана, порой достигающей успеха путём массовых забастовок. Несмотря на жёсткие репрессии, трудящиеся там уже осознали необходимость решительных и организованных действий. Можно предположить, что казахские события показывают трудовому народу России его будущее.

Пока же на территории нашей страны все случаи забастовок, создания боевых профсоюзов и других форм проявления борьбы рабочего класса сталкиваются с большой проблемой, которая заключается в том, что опыт не закрепляется. Например, каждое создание нового профсоюза всегда натыкается на юридические и практические проблемы. Обычно на организаторов ячейки обрушивается лавина репрессий. Пройти этап создания профсоюза не просто, но у некоторых коллективов есть уже наработанная практика, собственный удачный или неудачный опыт.

И вот эти с трудом добытые практические наработки зачастую пропадают зря, нигде не фиксируются и не анализируются. В результате почти каждая новая попытка создания профсоюза начинается опять вслепую. Не учитываются ошибки, не используются удачные методы. Часто не предпринимаются даже усилия найти людей, наученных в деле.

Задача коммунистов здесь очевидна: необходимо помочь рабочим научиться закреплять и использовать собственный опыт классовой борьбы. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» можно понимать чуть ли не буквально. Если в одном городе происходят одновременно несколько попыток рабочих отстоять свои права, то мы, коммунисты, просто обязаны стать связующим звеном и наладить обмен информацией и опытом между протестующими.

Людям, в первый раз пошедшим против воли «работодателя» очень нужна информационная поддержка. Каждый коммунист должен уметь писать статьи, брать интервью, снимать видеоролики, давать дельные советы. А для этого требуется овладеть навыком анализа ситуации и умением делать правильные выводы.

У каждого «предпринимателя» есть свои юристы или существует возможность их нанять. Работяги, оставшиеся в суде один на один с опытными сутяжниками, имеют мало шансов отстоять свои права. Вопросы юридической поддержки рабочих также необходимо решать уже сейчас: находить нужных людей, организовывать свои правовые центры, публиковать юридические лайфхаки с разбором каждого интересного случая.

По большому счёту, свои депутаты-то коммунистам могут быть нужны не для идиотского «законотворчества», которое полностью подконтрольно капиталу, а для помощи рабочим, пытающимся встать на путь организованной борьбы. Даже один свой человек в парламенте (или небольшая фракция), имеющий право на депутатские запросы и депутатскую неприкосновенность, может быть очень полезен именно в этом деле.

Помощь становлению рабочего движения, наряду с необходимой грамотной политической агитацией, которую мы должны так же учиться проводить качественно, и будет подготовкой к будущему подъёму.

Возвращаясь к вопросу критериев эффективности, нужно понимать: в настоящий момент невозможно создать массовую коммунистическую партию, так как нет широкого рабочего движения. И все надежды на немедленную возможность поднять массы, возглавить в нынешних условиях многотысячные уличные протесты, победить на буржуазных выборах — это всё иллюзии, опасные заблуждения.

Оно и не работает, как доказывает вся практика комдвижения за последние 30 лет.

На сегодняшнем этапе мы можем создать пусть немногочисленные, но качественные партийные ячейки, повысить свой профессионализм.

За окном ходят тысячи людей, в разной степени сочувствующие социалистическим идеям. Они смотрят ролики на ютубе, ставят лайки, голосуют в рейтингах за Сталина и Ленина. Выцепить из этой массы как можно больше людей, готовых к практической работе — вот этим мы сейчас вполне можем заняться. Если нам удастся наладить координацию между протестующими рабочими, научиться оказывать им помощь, то какая-то часть из них также может присоединиться к нам. Пускай сейчас привлекаемых к работе будет не так много, может быть единицы или десятки.

Но важно, чтобы это были адекватные, готовые к работе в организациях люди, способные к обучению и к разноплановой деятельности. За три последних десятилетия уже можно было понять, кто нам в комдвижении точно не нужен: недисциплинированные паникёры, неадекватные «городские сумасшедшие», люди, не усвоившие марксистские взгляды или проповедующие вредные идеи (национализм, антисемитизм и т.д.). Обилие подобных личностей всегда вредило нашему делу и отталкивало молодёжь.

Уже сейчас мы можем совершенствовать работу редакций сайтов, газет и других наших СМИ, подготовить корреспондентов на местах. Важно продолжать деятельность марксистских кружков. Возможны и другие направления работы. Для всего этого нужны кадры, именно сейчас у нас есть время на их подготовку, на выработку наилучших способов взаимодействия, на совершенствование партийных механизмов.

Про долгожданный подъём

Чем же поможет будущему подъёму описанная выше деятельность?

Дело в том, что выход рабочего движения из спячки и переход на уровень массовой профсоюзной борьбы наверняка будет иметь взрывной характер. Предпосылки к этому, как всегда, накапливаются медленно и незаметно. О сроках, когда же именно это произойдёт, вообще бесполезно говорить. Но в один прекрасный момент в нашей стране возникнет профсоюзная волна, участниками которой, вероятно, станут тысячи людей, не имеющих почти никакого опыта в этом направлении.

Надо ли говорить, что если к тому моменту мы, коммунисты, останемся в текущем состоянии, то буржуазия и в работе с профдвижением оттеснит нас на обочину?

Профсоюзы как низшая форма организации пролетариата, легко могут попасть под влияние враждебной для рабочих идеологии. Буржуазия и там будет иметь свои преимущества. Средства в её арсенале для этого имеются: возможность подкупа профлидеров, развитие трудового законодательства в определённом направлении, низкая юридическая грамотность трудящихся.

«Профсоюзы были гигантским прогрессом рабочего класса в начале развития капитализма, как переход от распыленности и беспомощности рабочих к начаткам классового объединения. Когда стала вырастать высшая форма классового объединения пролетариев, революционная партия пролетариата (которая не будет заслуживать своего названия, пока не научится связывать вождей с классом и с массами в одно целое, в нечто неразрывное), тогда профсоюзы стали неминуемо обнаруживать некоторые реакционные черты, некоторую цеховую узость, некоторую склонность к аполитицизму, некоторую косность и т. д.» (Ленин. ПСС, Т. 41, стр. 33)

Примеры стран с развитым профдвижением показывают нам, что очень часто выполняя хорошо роль флагмана экономической борьбы, профсоюзы в политическом плане остаются беспомощными сторонниками теории «общественного договора». Даже сейчас в России от некоторых лидеров рабочего движения приходится слышать: «Профсоюзы вне политики». Да что говорить: целые крупные профсоюзные объединения проповедуют теорию и практику «классового сотрудничества».

Такой подход в условиях грядущего подъёма рабочего движения, несомненно, окажется выгоден капиталистам, так как это позволит ограничить классовую борьбу рамками трудового законодательства и судебной системой, которые находятся полностью в руках господствующего класса. Культивировать настроения отстранённости от политики — а значит, и от коммунистов — будет совсем не сложно, большинство людей не имеют никакого опыта в этой сфере.

Имея мало ресурсов и малочисленные группы своих сторонников на местах, коммунисты и в условиях массового профдвижения окажутся в чудовищно неравном положении, конкурируя за влияние на рабочих с целой буржуазной государственной системой. И, конечно, нам не удастся сразу завоевать доверие большинства трудящихся, даже если они научатся объединяться и бороться за свои первейшие экономические интересы.

Однако, на этом уровне борьбы мы уже не будем такими беспомощными, как сейчас. При наличии широкого профдвижения мы сможем — если будем готовы к этому и сработаем как надо — всё же срастись с рабочим классом, пусть с меньшей, но передовой его частью. Эта часть сумеет стать авангардом, на её основе вполне может развиться и расправить крылья та самая массовая коммунистическая партия, о которой мы все часто говорим. Только надо уже сейчас целенаправленно готовить себя и создавать кирпичики будущего партийного здания. Речь идёт об отработке механизма принятия решений, о редакциях сайтов, каналов и газет, о сплочённых и готовых к делам ячейках на местах, о подготовке необходимых для коммунистической работы технических кадрах, о наработке необходимых навыков и методических материалов. Другими словами, при отсутствии объективных факторов следует не расслабляться, а активно готовить факторы субъективные.

В перспективе, когда большинство трудящихся постоянно участвуют в экономической классовой борьбе, когда самая активная и продвинутая часть пролетариата действует в связке с массовой коммунистической партией, чьё руководство обладает необходимым опытом — в этих вот условиях вопрос проведения необходимых для построения нового общества мероприятий, например, всероссийской политической стачки, станет повесткой дня.

Все остальные пути построения социализма гораздо менее реалистичны.

Вячеслав Сычёв

Источник.



Просмотров: 128

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.