Коммунисты и законность

Автор: | 2020-12-23
Коммунисты и законность

Коммунисты и законность

Коммунисты и законность

Достаточно частым заблуждением у широкого круга людей является представление о том, что коммунистические движения напрочь отрицают закон и законность, что коммунисты — это разновидность леворадикальных движений, практикующих, например терроризм, как средство достижения своих целей. Это в корне неверное и вредное заблуждение подкрепляется ушлыми деятелями из буржуазных пропагандистов, буржуазными СМИ, буржуазным кинематографом и прочими инструментами стоящими на страже капитала.

В качестве аргументов в пользу такого заблуждения обычно приводятся неверно истолкованные положения выдранные с мясом из марксисткой теории и практики. Например: мы — коммунисты-большевики утверждаем, что переход от капитализма к коммунистическому обществу возможен только через диктатуру пролетариата. Это означает, по-марксистки, что при построении коммунистического общества — общества в котором произошло отмирание государства, как общественного института с отчуждением публичной власти от народа, непременно должна быть изменена вся система государственного устройства. Старая буржуазная — распущена, новая пролетарская создана. То есть, государство должно перестать осуществлять ДИКТАТУРУ БУРЖУАЗИИ — защиту интересов буржуазии в ущерб трудящимся, а должно начать осуществлять напротив, защиту интересов трудящихся в ущерб прав буржуазии. Причем, страшное для обывателя слово «диктатура» в нашем понимании не означает террор. Террор, если вспомнить историю Великой Октябрьской Социалистической Революции и Гражданской войны был развязан белыми бандами. Ленинский посыл «На белый террор мы ответим красным террором» – это вынужденная мера по защите завоеваний революции против террористов-беляков развязавших террор, а не коммунистическая большевистская доктрина.

Диктатура пролетариата подразумевает то, что остальные классы, например класс буржуев, при пролетарской диктатуре будет ограничен в правах так, чтоб не нарушались права трудящихся. Карательные меры за нарушения пролетарской законности при диктатуре пролетариата ровно такие же, как приняты в случае нарушения законности во всех странах мира.

В настоящее время мы живем в буржуазных государствах. В буржуазных государствах осуществляется ДИКТАТУРА БУРЖУАЗИИ. Это такой вид диктатуры, когда права трудящихся ограничиваются законами государства угоду интересов буржуев. Но никто из обывателей и буржуазных кликуш не причитает о попрании прав, например, рабочих при этом виде диктатуры. Вообще говоря, диктатура — это составная часть любого государственного устройства. Разница лишь в том, кто, какой класс является диктатором, а у какого отчуждено право на власть. В этом отношении большевики отличаются от остальных партий тем, что стремятся передать право на публичную власть трудящимся, отняв это право капиталистов.

Еще одним из аргументов адептов буржуазного права против революционного авангарда — коммунистов-большевиков является утверждение, что, мол, при революционных преобразованиях наступает анархия, бесправие, вседозволенность. Это совершенно ошибочная и не выдерживающая никакой критики мысль. Большевики ведя народ на пролетарскую революцию, естественно отрицают ею все буржуазные закон, но лишь затем, чтоб создать новые, справедливые для людей труда. Утверждение, что в результате революции наступает анархия и хаос — мнение людей не имеющих никакого понятия о том, что такое революция на самом деле. Им вбили буржуазные служки мнение, что революция — это хаос, они и повторяют эту «великую мысль».

Революция, товарищи, — это смена правящего класса. То есть, смена правящего класса буржуазного на правящий класс пролетарский. Никакие Киевские майданы, «цветные и черно-белые революции роз и прочих фикусов», революциями на самом деле не являются, поскольку не происходит смены правящего класса, а лишь смена представителей одного и того же класса крупной буржуазии. Пролетарская революция непременно порождает пролетарские законы и пролетарскую законность. Никакой анархии, хаоса, вседозволенности в большей степени, чем общепринято в стране где происходит революционный процесс, революция не предусматривает. Напротив, с первого же момента начала революционных преобразования любые проявления излишней и немотивированной жестокости, мародерство, бандитизм и прочие явления буржуазной действительности пресекаются самими революционерами. Наша задача — задача коммунистов-большевиков, сделать жизнь трудящихся лучше, поэтому любые злодеяния против населения считаются нами преступлениями против революции и караются со всей революционной строгостью. «Мирная» буржуазная жизнь уносит в могилу больше людей, чем сама революция. То есть, как видите, товарищи, и во время и после революционных преобразований, мы — коммунисты большевики стоим за ПРОЛЕТАРСКУЮ ЗАКОННОСТЬ.

Отдельной темы заслуживает аргументация, что, мол, коммунисты утверждают историческую ненужность государства и государственности. Это полная чушь, товарищи! Мы утверждаем, что в процессе исторических процессов функции государства, как института отчуждения публичной власти от народа, отомрут. Вся публичная власть в той или иной форме перейдет к трудящимся. Но даже такой процесс — процесс отмирания государства, мы рассматриваем в далекой исторической перспективе. Невозможно построить коммунистическое государство до тех пор, пока его будут окружать государства с той или иной формой рабства. А ведь капитализм – это система со скрытым (экономическим) и открытым ( физическим) принуждением человеком человека к труду.

То есть, мы не утверждаем, что государство сейчас и здесь не нужно. Мы говорим, что нам не нужно буржуазное государство. Мы не говорим, что государственный аппарат нужно ликвидировать. Мы говорим, что нужно ликвидировать буржуазный государственный аппарат. А в процессе ликвидации буржуазного государства и буржуазного государственного аппарата создавать взамен государство пролетарское, с пролетарским государственным аппаратом.

Отдельная тема — это отношение коммунистов-большевиков к ныне действующим буржуазным законам. Мы, естественно, не будучи идеалистами, понимаем, что явное и активное нарушение существующих законов приведет к преждевременным репрессиям со стороны буржуазных карательных органов: жандармерии, полиции и охранки. Но, при этом, не видим никакой обязательности в соблюдении нами законов буржуазного строя, которые считаем преступными. Понятно, что преждевременно лезть на рожон мы не призываем, но и кланяться буржуазным крючкотворцам не намерены. В определенный момент — момент наступления революционной ситуации и начала революционного процесса, естественно, все буржуазные законы и нормы права нами будут ничтожаемы. Но это означает лишь то, что вместо буржуазных нами будут приняты другие, пролетарские законы. Законы, за невыполнение которых пролетарский государственный аппарат будет наказывать, используя известную доктрину об неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Интересный материал:  Как жили при царе? Задачник.

Неотвратимость наказания за совершенные преступления привела ранее к тому, что часть несознательного и преступного по отношению к Советской власти элемента побывала в ГУЛАГе. Мы — коммунисты-большевики остаемся на тех-же принципах: вор и преступник БУДЕТ СИДЕТЬ в тюрьме. Нам не свойственна ни кровожадность, в отличие от буржуев, но и терпилами нас назвать не удастся. В пролетарском обществе каждый будет получать по заслугам: трудящийся — блага, преступник — нары, убийца или контрреволюционер — высшую меру общественной изоляции.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Иван КЭП



Просмотров: 181

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.