Когда разрушаются уютные миры

Автор: | 2021-02-23
Когда разрушаются уютные миры

Когда разрушаются уютные миры

Когда разрушаются уютные миры

В течении 30 лет оголтелая буржуазная пропаганда неся антисоветскую ложь в массы создала множество уютных для мещанского ума стереотипов. Например, стереотипично стало относиться к выдающимся Советским праздникам: Дню рождения Рабоче-крестьянской Красной Армии — 23 февраля, Международному Дню Слидарности трудящихся — 1 мая, Международный День борьбы за права женщин и международный мир — 8 марта, Дню Победы Советского народа над немецко-фашистскими захватчиками — 9 мая, как к мещанско-обывательским «чмокам-чмокам»: безликим и бессмысленным «мужскому дню» или «женскому дню» (как в общественном туалете: есть «женская комната, а есть — «мужская»), Дню весны (обыватель скатился в древнее языческое почитание времен года?), Дню Победы России во Второй мировой войне, или даже вообще «отпадное»: Дню ПРИМИРЕНИЯ (кого примирения? Жертв и палачей?!!! Так от этого только палачи могут быть в восторге!), как в Прибалтике или на Украине…

Несмотря на очевидную абсурдность такого кощунственного подхода, буржуазные пропагандисты сумели за 30 лет внушить некоторым наиболее неподготовленным гражданам именно такие, выхолощенные, безопасные для буржуазной клики взгляды. Эти взгляды укоренились у мещанской прослойки и стали частью уютных обывательских мирков, которые обыватель готов защищать с пеной у рта, но, естественно, только до той поры, пока не увидит, что такая защита сулит ему какие-нибудь убытки.

Мещанская прослойка общества всегда славилась своим приспособленчеством и тем, что готова идти на любые компромиссы с совестью, лишь бы защитить свои «сервантики» и «торшерчики» и «котиков». Это свойство межклассовой люмперизированной прослойки, естественно, определяется объективными причинами. Пока условный телевизор пересиливает условный же холодильник, обыватель будет ворчать, кряхтеть, но стремится противостоять любым переменам. Так было во все периоды истории. И это не хорошо и не плохо: это суть политически инертной массы, которая становится социально активной лишь вовлекаемая в водоворот событий несущих перемены. А до того как события будет терпеть не в мочь и жизнь поставит вопрос ребром: «На чьей ты стороне? Что тебе милее: твой уютный мирик с голубочками и сердечками, или новый прекрасный мир, который открывают политические преобразования?», про мещанско-обывательскую часть населения можно сказать словами Максима Горького:

Глупый пингвин робко прячет

Тело жирное в утесах…

И в этом, повторюсь, не вина, а БЕДА обывателей. Более того, это их свойство — наша недоработка, товарищи! Это мы недовоспитали, недоагитировали, недопривлекли такую пропасть людей! Да, цитируя опять Горького, можно сказать:

Только гордый Буревестник

Реет смело и свободно

Но делаем то мы пролетарское дело не для себя, а для ВСЕГО народа. Негоже вычеркивать обывателя из наших рядов только на том основании, что мы его недостаточно сагитировали и просветили!

Начиная работать с мешанско-обывательской массой, следует быть готовым к непониманию, откровенного издевательства над, якобы нашей, «глупостью» — проявлению отрицания в психиатрическом смысле этого термина.

Первой фазой лечения душевного расстройства, а мещанско-обывательские иллюзии — это разновидность неадекватного восприятия действительности, является именно фаза отрицания. Больной считает, что на него напали враги, стремящиеся лишить беднягу самого ценного — его разума. Он не может признать, что все «статуэтки, котики и смайлики», которыми он украшал свой вымышленный «защищенный от политики» мирок — это иллюзия, галлюцинации. На самом деле никакой защиты от огромного мира у него никогда не было и нет. Эта мысль настолько ужасна, что он не готов ее воспринять и ни какие аргументы не могут переломить это отрицание в одночасье. Он отрицает все то, что говорит ему собеседник даже не пытаясь подвергнуть сказанное элементарному анализу.

Следует проявлять терпение и понимание ситуации, товарищи, работая с такими людьми. Нужно понимать, что каждая капелька истины все-таки доходит до нездоровых мозгов человека, оболваненного буржуазной пропагандой и находящегося в плену мещанско-обывательских иллюзий. И проявляя такое терпение, мы с вами, товарищи, непременно переведем обманутого буржуями мещанина-обывателя во вторую фазу разрушения цепких иллюзий мещанского миража — в фазу гнева.

Фаза гнева характерна агрессивным отрицанием, возражением, «убийственными аргументами» со стороны мешанина по отношению к тем, кто его просвещает. Впрочем, «убийственные аргументы» на поверку являются всего только продолжением мещанской иллюзии о неком «защищенном мирике», который, по мнению больного, якобы, есть. И «страшные кары», которыми грозит мещанин человеку, который раскрывает перед ним несостоятельность таких иллюзий, чаще всего сводятся к самой страшной, по мнению обывателя каре: изгнанию говорящего из такого-же уютненького мирика.

Например: автор ведя дискуссию с рядом мешанско-обывательски настроенных граждан, часто приходилось слышать угрозы вроде того, что за такую пропаганду следует сажать в «места не столь отдаленные». И это при всем том, что автор проживает в 6 лет обстреливаемом ствольной и реактивной артиллерией городе! Т.е. мещанин полагал, что самой страшной карой может быть изгнание из, по-сути, передовой, где идут боевые действия, в тыл! Но, поскольку для него мир ограничивался прикроватной тумбочкой и торшером возле уютного диванчика, нелепость таких «угроз» до него не доходила!

Работая с людьми в такой стадии следует проявлять повышенную осторожность: в этом состоянии они могут нанести вред, как оппоненту, так и наделать непростительных после глупостей, в которых сами же будут раскаиваться.

Вместе с изменением окружающей действительности — изменениями которые делают нашу работу не бесплодной, ибо любой капитализм является худшим врагом для самого же себя, продолжая кропотливую работу с мешанско-обывательской массой, следует ожидать следующую фазу, характерную для подобных искажений психики вообще: фазу торга.

В фазе торга, обыватель станет стремиться выторговать, хотя-бы на словах, какие-угодно преимущества, привилегии, обещания — получить хотя-бы тень надежды на то, что его трещащий по всем швам «надежный» мирик к нему вернется.

Мы — коммунисты, не имеем право лгать и обещать несбыточное, как бы не казались такие обещания выгодными в текущей «сделке». Нет. Ложные иллюзии для народа — это удел буржуев. Мы же должны говорить прямо: будет трудно, будет очень страшно, будет совсем не по прежнему, но старый «уютный мещанский мирик» уже не вернется НИКОГДА. Мы не выиграем этот торг: не в том задача, чтоб провести выгодную сделку! Мы вытащим человека из трясины мещанско-обывателского маргинального прозябания в реальный, а не иллюзорный мир. Мы подготовим нового борца за дело трудящихся! Но до того следует пройти с ним еще одну фазу: фазу депрессии.

Фаза депрессии — это закономерное состояние человека переживающего свои, пускай и вымышленные, но такие реальные для его пока еще нездорового восприятия, потери. Разрушенным оказывается целый мир! Вдруг выяснится, что кроме дивана, пива и компа есть ЛЮДИ. И что эти ЛЮДИ — разные, а не только знакомые по офисным клеткам или по ночным заведениям для залетных бабочек. Люди, которые НИКОГДА НЕ ЖИЛИ в «уютном мирике» обывателя, люди, мимо которых он проходил не замечая или отмахнувшись от «этих нищебродов». И их больше, чем всех знакомых имярека. И они сильнее и важнее всех их!

Вслед за депрессией наступает смирение. Психиатры и психологи остановились бы на этой фазе, наблюдая лишь за стабильностью пациента. Но нам — коммунистам-большевикам нужен не смиренный и покорный РАБ, а действенный свободный и активны борец. Поэтому, товарищи, в тот момент, когда обыватель приходит к последней фазе своего недуга — к смирению с тем, что был болен, что мирика у него больше нет и никогда не было, наша работа с ним только начинается…

А праздники, о которых говорилось в начале статьи? А праздники, товарищи, – это не только символы и вехи, но и индикаторы состояния больного общества мещан и инструменты с помощью которых следует, в том числе, вести нашу работу. Только в фазе смирения, т. е. излечившись от основного своего недуга, обыватель признает, что 1 мая — это не просто какой-то день весны, а Международный день солидарности трудящихся, а 8 марта нужно не просто поздравлять женщин, а помогать им борьбе их — женские права, впрочем, как и в любой другой день. А 23 февраля — это не праздник «день мужчинки», а тот самый день, когда на борьбу с ныне властвующей контрой поднялись трущиеся: рабочие и крестьяне и смели буржуазную мразь вместе с иностранной военщиной с нашей Советской земли. Тяжело это признавать нынешнему обывателю? – Тяжело. Но иного пути, кроме того, чтоб ЗАСТАВИТЬ его понять очевидное у нас — у коммунистов, нет. Кроме всего, праздник — это ПРИЧАСТНОСТЬ. А причастность имеет весьма мощные воспитательные свойства. Именно для увода от этой причастности лжецы-буржуи и их прихвостни и уводят народ от понимания действительного смысла наших советских праздников и вытаскивать трудящихся из болота буржуазного отношения к ним тоже задача пропагандиста и агитатора ведущего идеологическую классовую борьбу.

Капитализм — убивает.

Иван КЭП


Обсудить статью и оставить комментарии можно на форумах сайта «Искра ДНР»

Интересный материал:  Еженедельный журнал «Искра ДНР» №11 от 02 декабря 2019 г.

Товарищи! Подписывайтесь на наши группы и наш «Телеграм» канал!


Просмотров: 215

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.