Ко Дню 8 Марта (от МЛРД РП)

Автор: | 2020-03-07
2+
Ко Дню 8 Марта (от МЛРД РП)

Ко Дню 8 Марта (от МЛРД РП)

В этой заметке поздравлений не будет. Потому что пока поздравлять не с чем. Помнится, года три назад занятие кружка совпало с кануном 8 Марта. Тогда новые кружковцы и кружковки пришли и рассчитывали, что будет торжественное собрание, так сказать, с чаем и пением песен. Они были здорово разочарованы, когда мы с товарищем сказали, что чай будет, как обычно, а если хочется песен, то в самую пору петь не мещанский попс, а «Мы жертвою пали» или «Замучен тяжёлой неволей».

Примерно то же и сейчас. Всё чаще приходится слышать и видеть, что женщины-трудящиеся идут на поводу у буржуазии и соглашаются, что 8 Марта — это половой праздник, когда женщину поздравляют с тем, что когда-то родился ребёнок женского пола. Но с этим обстоятельством можно поздравить в день рождения, или поздравить родителей женщины: хотели девочку — вот вам. Природа распорядилась, что родился конкретный человек женского пола, стало быть, и природу надо поздравлять. При чём здесь 8 Марта?

Некоторые стоят на той позиции, что женщин надо поздравлять с ролью материнства и выращивания детей. Но тогда мужчин надо поздравлять с ролью отцовства, поскольку как бы ни различались родительские роли своими формами, одна без другой существовать не может: без отца нет ребёнка, хотя основная тяжесть в продолжении рода действительно приходится на женщин. Но в этом нет их «личного» завоевания, персональной заслуги, такой, например, как заслуга русского пролетариата и партии большевиков в победе Октября и строительстве социализма. Сама женщина, её общественная и биологическая роль, — есть высшие формы развития и движения материи. Функции женщины в обществе определяются естественной, природной стороной, но прежде всего, историческими отношениями людей, отношениями в производстве, объективными законами развития природы и общества. Эти законы действуют с железной необходимостью и не могут быть изменены по произволу или по желанию женской части населения. Другое дело, что законы развития общества не действуют без людей. Они как раз проявляются только через людей в их исторической практике. А это означает, что женская половина общества не может стоять в стороне от основного содержания истории, от классовой борьбы, а обязана бороться и изменить «ход истории» к лучшему.

Поэтому глубоко ошибаются те наши женщины, которые, с одной стороны, мечтают о роли домашней содержанки-паразитки, а с другой — любят рассуждать о «природной исключительности женщин», о том, в частности, что «человечество правильно развивалось только во время матриархата», но потом, дескать, «пришли мужики», свергли женщин на задний план, и начались войны, драки, грабежи, насилия, общество «покатилось под откос».

Между тем, мещанское счастье, «счастье» содержанки — оно готовенькое, зыбкое, пассивное, убогое. Многие женщины-трудящиеся хотят нормальной человеческой жизни, но пути к ней видят только кривые, извращённые, ложные. Они сознательно как бы заточают себя в тесную кубышку, исключают для себя политику, не хотят бороться вместе со своим классом за лучшую жизнь. Они думают, что всё это придёт само, без борьбы, «экономическим» путём, и что за такую жизнь отвечает только муж (или мужчины вообще).

Что касается матриархата, то причины его краха носили экономический характер, были вызваны развитием орудий и способов труда, дальнейшим разделением труда, ростом первобытных средств производства, а вовсе не приходом к власти в семье или племени «злых мужиков».

Когда некоторые справедливо говорят, что общественная роль материнства исключительно высока, они обычно забывают добавить, что эта роль зависит от общественного строя и способа производства. Капитализм, хотя и заинтересован в воспроизводстве наёмных рабов, но его мало волнуют условия этого воспроизводства. Подход рабовладельцев к материнству, в общем, можно выразить коротко: бабы ещё нарожают. Нарожают рабов для производства, пушечное мясо для грабительских войн и т.д., словом, дадут тот расходный материал, который капитализм поглощает ради наживы постоянно, повсеместно и в массовом масштабе. Если при этом сорвётся четверть беременностей, если при родах умрёт ещё четвёртая часть матерей, если погибнут от болезней и нищеты ещё процентов 15 пролетарских младенцев и детей, — всё одно, рабов будет произведено в достатке.

В свою очередь, социализм чрезвычайно заинтересован в воспроизводстве свободных и счастливых людей, живущих зажиточной, культурной, полноценной и насыщенной жизнью. Поэтому при социализме условиям воспроизводства таких людей, т.е. материнству и детству, уделялось исключительное внимание общества и государства.

Как видите, разница колоссальная. И поэтому когда нынешние работницы принимают лицемерные поздравления от буржуазии с тем, что являются женщинами и мамами по своей природе, это, конечно, приятно для мещанского сознания, но отвратительно для сознания классового, пролетарского. Так мясник поздравляет корову, конезаводчик — кобылу-производительницу, рабовладелец — машину, поставляющую рабов.

Все наши работницы требуют к себе уважения, но при этом на 8 Марта сами позволяют себя унижать, и даже радуются этому. Это можно понять. От нищеты они рады каждому цветочку, безделушке и пирожному от хозяев, которые выдаются раз в год, к Женскому дню. Нужно ли принимать такие подарки? Нужно, так как куплены они на наши, рабочие деньги. Но принимать — не значит, тут же наполняться щенячьей благодарностью к хозяевам и администрации за «доброту». Эти подарки и поздравления буржуазии — что стакан водки для каторжника. Тюремщики иногда давали водку, чтобы на время одурманить ум раба, чтобы он в алкогольном дурмане обнимал своих палачей, или хотя бы не планировал в ближайшие дни разорвать кандалы и вырваться на волю.

Иначе говоря, к 8 Марта работницам вернули крохотную часть их неоплаченного труда. Отсюда — брать эти «подарки» так, как берут сотню, которую когда-то дали в долг неприятному знакомому. Без соплей и слёз благодарности.

Наконец, уже появляются отдельные товарищи-работницы, которые по поводу Женского дня ведут в своих бригадах правильные разговоры о том, что, прежде чем принимать поздравления и поздравлять друг друга на 8 Марта, женщинам хорошо бы узнать, откуда взялся этот праздник, почему он возник, как развивался, какую имеет классовую физиономию. В противном случае, когда буржуазия вытравила суть этого дня и извратила его в свою пользу, рабыни поздравляют друг друга с физиологическим устройством и сами закрепляют своё рабское положение. На 8 Марта работницам нужен не приторный балаган с тошными, пустыми поздравлениями, а собрание, серьёзный разговор по рабочему делу, с женским уклоном, нужна закладка женской части рабочей организации участка, цеха, фабрики и т.д. Толку от такого празднования будет намного больше.

***

Об исторических корнях и обстоятельствах Международного женского дня РП писал уже несколько раз. Если 1 Мая есть День солидарности всех рабочих и всех угнетённых трудящихся в борьбе против капитала и фашизма, за освобождение человечества от рабства, за социализм, то День 8 Марта — это своего рода женский аналог второго по значению пролетарского праздника.

Ещё Маркс писал, что ни одно сколько-нибудь важное историческое событие не обходилось без активного участия «женского фермента». Действительно, все общественные отношения, хотя и являются «делом» всего общества, в первую очередь касаются всё-таки женской части населения. Ухудшение положения трудового народа сильнее и острее всего бьёт по женщинам неимущих классов. И наоборот, улучшение общественных отношений, соответствие отношений в производстве характеру и уровню производительных сил в первую очередь сказывается на женском населении в сторону улучшения.

Но смена одной эксплуататорской формации на другую давала лишь относительное и кратковременное улучшение жизни женщины, снова приводя к нужде и бедствиям, к усилению рабства. Радикальным образом «женский вопрос» решила только Октябрьская революция и социалистический строй в СССР и странах народной демократии.

Реставрация капитализма в нашей стране вновь отбросила женщин назад в историческом развитии. В бывших республиках СССР снова появилась проституция, когда женщину продают и покупают, как товар. В новых формах возродилось и развилось отношение к женщине как существу второго сорта, а с другой стороны, в обывательской массе ширятся контр-идейки о том, что женщины умнее, лучше мужчин и т.д. Это не что иное, как ростки выгодного буржуазии раскола трудящихся масс по половому признаку, когда мужчины-рабочие вольно или невольно оттирают женщин-работниц от активного участия в политике и классовой борьбе, а женщины, в свою очередь, как бы мстят тем, что соглашаются на роли мещанки и ограниченной домохозяйки. Мол, гоните, унижаете, — ладно, чёрт с вами: раз я — дура-баба, боритесь сами, посмотрим, кому будет хуже.

Но хуже становится всем нам. Такое оттирание работниц от текущей классовой борьбы идёт на производствах и в быту тихо и почти незаметно. Когда рабочие в бригаде, на участке или в цеху что-то затевают против хозяев, в свою защиту, то часто на женщин-работниц участка или цеха внимание обращают в последнюю очередь. Мол, что с них взять, они всё равно не пойдут, у них дети, они бабы, они всего боятся. Толку от них не будет, только визг и уязвимое место, если дело дойдёт до серьёзных стычек.

А это огромная ошибка. Из борьбы по нашей собственной несознательности выкидывается половина наших сил. Да, женщины требуют особенного подхода со стороны передовиков и ячейки. Да, с работницами должны заниматься не только мужчины-рабочие, но и женщины-агитаторы и пропагандисты, передовички, с которыми работницы будут говорить откровенно о специфически женских вопросах на производстве и в быту. Да, это кропотливый труд, более сложный, чем с рабочими-мужчинами. И что? Штык в землю? Всё бросить?

Интересный материал:  Новости ПКРМ. Заявление ЦК ПКРМ о положении лидера Коммунистической партии Приднестровья Олега Хоржана

А у нас именно так и получается. Во-первых, наши передовики увлекаются работой там, где им это удобнее, т.е. среди рабочих-мужчин, оставляя работниц в сторонке. Во-вторых, раз или два попробовав агитировать среди женской части участка или цеха и потерпев неудачу, передовик бросает это направление работы, яко «неперспективное». В-третьих, часто получается так, что борьбу передовики ведут не вместе с работницами, а вместо них, так сказать, как адвокаты. В итоге большие силы и внимание тратятся на то, чтобы защитить конкретную работницу от произвола хозяев, чтобы обеспечить ей законные права, спасти от увольнения и т.д., а после того, как дело более-менее решается в пользу этой работницы, она не только не переходит на сторону ячейки, но иногда и ругается на передовиков за то, что «втянули» её в стычку с администрацией. Теперь, мол, меня (её) точно сократят, лишат премии и т.д. «за бунт на коленях». Так большое количество затраченных сил не переходит в партийное качество цеховой или участковой организации.

Толку от такой «адвокатской» работы немного. Не в том смысле, что не надо бороться за каждого отдельного товарища, а в том, что КПД низкий: даже если выигрывает отдельная работница, это не ускоряет и не усиливает рабочую организацию в цеху или на участке. Как правило, за такую работницу борется 1-2 передовых рабочих, остальные рабочие равнодушно наблюдают за бедой своего товарища со стороны, а некоторые работницы даже советуют своей подруге «смириться», «молчать», «не возникать», а главное — не связываться с сознательными рабочими и не просить их о помощи. А если эта работница всё же «связывалась», если ей удавалось помочь, то часть женского коллектива начинала разводить грязь на предмет того, что, мол, мужчины-рабочие помогли этой женщине на базе личных отношений.

Такому положению в женском коллективе очень способствует администрация предприятия. Например, одной нашей знакомой, работающей на хлебозаводе, нарезной машиной оторвало мизинец. 100% несчастный случай, связанный с производством, который привёл к инвалидности по 3 группе. Но администрация расследование сфальсифицировала и принуждала работницу заявить о том, что травма была получена в быту. Когда женщина опомнилась от угроз начальства и поняла, куда идёт дело, она обратилась в тот единственный «орган», который мог помочь и что-то реально сделать. А «орган»-то этот состоял из двух сознательных рабочих и одного примыкающего к ним товарища.

Когда «орган» разобрался в деле и начал действовать, в первую очередь, через саму пострадавшую, администрация быстро почувствовала «квалифицированное сопротивление» (так выразилась начальница того цеха, где работала пострадавшая работница). Поскольку руководство завода уже знало о том, что трое рабочих «квалифицированно» не дают над собой издеваться, требуют законности и ведут пропаганду среди коллектива, постольку пострадавшую работницу вызвали к директору и открытым текстом предупредили, чтобы она «не связывалась этими троими, которые разрушают завод, а иначе придётся плакать».

Это дело с расследованием всё же удалось довести до конца и добиться нужных для работницы результатов. Но в ходе него сама женщина три раза меняла свою позицию, от твёрдой и правильной до капитулянтской. Ячейке стоило больших сил удержать её на рабочей позиции.

На другом предприятии администрация решила отменить льготы за вредность в порошковом цеху. Самым вредным в этом цеху был прессо-загрузочный участок, на котором трудились 14 женщин. В ходе возмущённых разговоров по поводу отмены льгот этот коллектив разделился на тех, кто был намерен защищать свои законные права на доплату, дополнительный отпуск, «вредный» стаж и т.д., и тех, кто предпочитал не ссориться с начальством.

Те, кто собирался протестовать, обратились за помощью к нашему товарищу, который работал на том же предприятии, но на другом участке. В это же время администрация, понимая, что напряжение в коллективе растёт, делает «ход на опережение», т.е. собирает общее собрание трёх цехов для «решения тех вопросов, которые волнуют рабочих».

По поручению женской бригады, которая лишалась льгот, на собрании выступил наш товарищ и ещё одна работница из самой бригады. После их выступления начальство быстро сворачивает собрание, т.к. отвечать по существу рабочих вопросов было нечего, а подтвердить полную правоту рабочих, которые назвали настоящие причины отмены льгот, было нельзя. Начальники пообещали «разобраться» и дать ответы на следующем собрании. Следующее собрание пообещали собрать через месяц.

Его действительно собрали. Но в промежутке между собраниями против нашего товарища и работницы, которая не побоялась выступить на собрании, развернулся террор. Сначала по заводу поползли слухи, что наш товарищ спит с этой работницей и поэтому её защищает. Идея распустить эти слухи появилась у бригадира женской бригады в ходе разговора с начальником цеха, когда этот хлыщ требовал от неё «придумать что-то нехорошее по женской части», чтобы опорочить работницу, а администрация со своей стороны будет подводить эту работницу под сокращение.

Бригада за свою подругу не вступилась. Даже та часть, которая собиралась вести борьбу против отмены льгот. Больше того, когда дело дошло до сокращения работницы, собиралась комиссия «по определению преимуществ и прав на оставление на работе». Эта комиссия через начальника цеха потребовала от женщин-членов бригады написать характеристики на свою сокращаемую коллегу. Писались эти «характеристики» буквально под диктовку заводского кадровика и юриста, с изменением мелких деталей и порядка слов, чтобы было не так заметно, что всё писалось под нужную хозяевам копирку.

Из тринадцати работниц-членов бригады отказались писать клевету только двое. Тем не менее, комиссия «по определению преимуществ и прав на оставление на работе» получила 11 подложных «характеристик», из которых следовало, что наша работница «слаба на передок», работает плохо, качает права, нужной квалификации не имеет, интересами производства не живёт, но имеет родственников в США, которые на неё «плохо влияют».

В итоге работницу всё-таки не уволили, так как пришёл большой заказ на продукцию, а заменить её на сложном и опасном участке было некем. Но главное было то, что работницы из бригады поддались администрации и предали коллегу. Хотя конкретных страшных угроз со стороны начальника цеха и мастеров не было. Женщинам «просто» сказали, что их подругой «недовольны наверху» и что «надо написать правильную бумагу» против неё.

С таким положением в женских коллективах мы далеко не уедем. Что нужно? С чем мы столкнулись? Чего у нас нет? У нас почти нет работниц-агитаторов и пропагандистов на более-менее постоянной основе. Появлялись отдельные товарищи-женщины, но затем их поглощали семейно-бытовые дела, и они отваливались в категорию вольных помощников. Так, кое в чём помогают.

У нас не разработаны методы работы с женскими коллективами, которые основывались бы на опыте большевиков и учитывали бы современные особенности.

Среди членов кружков и ячеек женщин мало. А это беда для всех рабочих, поскольку в коллективах слабо действует тот самый «фермент», который должен заставлять рабочих-мужчин вспоминать о мужестве, который эмоционально говорит в глаза всю правду, без тормозов, который должен стыдить мужчин за трусость и неустойчивость в борьбе с хозяевами и т.д.

С другой стороны, и сами работницы не должны шарахаться от рабочей организации, агитации и пропаганды, прикрываясь своим «бабьим долгом» и положением. В борьбе с общим врагом мужчины одни не справятся. Так что, уважаемые наши товарищи работницы, или впрягайтесь в дело борьбы с буржуазией и фашизмом, или все ваши мечты о хорошей жизни придётся надолго отложить на дальнюю полку.

Что касается пожеланий. Наши женщины, поздравляя друг друга с 8 Марта, часто говорят: «Всё будет хорошо, всё будет хорошо». Но дело в том, что «хорошо» само по себе не приходит и «хорошо» просто так не будет. За «хорошо» нужно вести упорную борьбу. И если уж мы про…ли нашу хорошую жизнь, т.е. социализм, то придётся начинать всё с начала, пройти (с учётом новых условий) по пути большевиков. И для того чтобы победить на этом пути нужен не просто женский «фермент», а полное участие всех наших работниц в деле революции.

П. Васюк

Источник.



Просмотров: 0

2+