Капитализм — и есть преступление

Автор: | 15.11.2019
Капитализм — и есть преступление

Капитализм — и есть преступление

Шиес. Название маленькой железнодорожной платформы, которая с 2002 года ведёт фактически в никуда (одноимённое поселение с тех пор сделалось и остаётся по сейчас необитаемым) стало буквально за год с небольшим известно почти что всей России. Борцы против грандиозной свалки, которую собираются там возвести, прославили прежде неприметную точку на карте.

Тема борьбы за экологию как повод для массовых гражданских выступлений в нашей стране является в целом экзотикой. В России с непониманием и саркастической усмешкой относятся к модным на Западе движениям, вроде веганов и им подобных, отсутствует сколь-либо заметная на политическом поле «зеленая» партия, а недавнее выступление в ООН юной активистки Греты Тунберг породило массу шуток и море иронии, но крайне скромный объём подлинного душевного отклика. Причина довольно банальна. Некогда в замечательном советском мультфильме «Зима в Простоквашино» во время очередного спора Шарика с Матроскиным состоялся следующий обмен мнениями:

— А мне жалко ёлки рубить! Если все начнуть к Hовому Году ёлки рубить, у нас вместо леса одни пеньки останутся! Это вон для старушек хорошо, когда в лесу одни пеньки!

— Почему это?

— Почему это? Бестолковый! Hа них сидеть можно! А что будут птицы делать, зайцы? Tы о них-то подумал?

— Он о зайцах думает, а о нас кто подумает? Aдмирал Иван Фёдорович Крузeнштерн?

Действительно, на фоне чудовищной социальной неустроенности думать ещё и «о зайцах» нашему человеку непросто. В моногородах и райцентрах то, что старый заводик дымит и сливает временами в местную речушку очередную порцию отходов, отходит на второй план по сравнению с тем фактом, что он вообще ещё худо-бедно существует, работает и даёт средства к существованию. Город Норильск по версии Гринпис и оценкам многих других экспертов входит в число десяти самых неблагополучных в экологическом отношении на всей планете. При этом численность его населения устойчиво растёт, как за счёт естественного прироста, так и миграции – это во в целом депопулирующей России. Потому, что там водятся большие деньги, и у трудящихся есть шанс хоть частично, ручеек, но получить из этого потока.

Почему же вдруг взорвался протестом именно Шиес, Архангельская область и Республика Коми? Вывод легко можно сделать, если послушать самих участников митингов и массовых акций – не меньшую важность, чем последствия для природы как таковые, имеет произвол властей, наплевательское отношение к людям. Работы на Шиесе начались тихой сапой без каких-либо общественных слушаний и обсуждений. Просто в один прекрасный день в июле рядом со станцией начали вырубать лес. О том, что деревья валят именно расчищая пространство под свалку, жители узнали от рабочих: ни глава поселения, ни местные депутаты, по крайней мере по их словам, не были в курсе происходящего.

Когда люди забили в колокола, в областном правительстве объявили, что на территории предполагаемого строительства пока идут изыскательские работы, и только после них проект вынесут на общественные слушания. Звучит хорошо. Демократично. Вот только в СМИ попала фотография телеграммы, в которой говорится, что первые 56 вагонов с коммунальными отходами из Люберец в Шиес должны были отправить уже 20 августа. К этой же дате петицию против строительства мусорного комбината и полигона подписали уже свыше 6000 местных жителей. При этом население Урдома в целом — 4234 человека. И 26 августа более 1000 из них вышли на митинг против московского мусора. Первый из множества. С тех пор власти обоих соседних регионов – Архангельской области и Республики Коми, успели разом и изолгаться, то уверяя, что вообще никакого полигона ТБО не будет, то рассказывая о том, насколько продвинутой сделают систему захоронения отходов, и продемонстрировать своё полное презрение к нуждам и чаяниям населения, именуя несогласных со своей политикой не иначе, как «шелупонь».

26 августа 2019 года Левада-Центр опубликовал опрос, проведённый среди жителей Архангельской области. По его итогам, 95% респондентов выступили против строительства мусорного полигона в Шиесе, 3 % выразили согласие. Но губернаторы-назначенцы чихать хотели на это, на демократию и право людей самостоятельно распоряжаться в собственном доме и на своей земле. Поняв, что обмануть им никого не удастся – слишком мал кредит доверия, «‘эффективные менеджеры», ведущие себя в точности как вице-короли в какой-нибудь колонии, где завоеватели не интересуются мнением туземцев, решили сделать ставку на силовое подавление.

Дальше был без преувеличения подвиг. И то самое «гражданское общество», про необходимость развития которого в своё время так много говорили, в том числе и первые лица страны. Был выстроенный своими руками из ничего полевой лагерь, неусыпная вахта, ожесточённые схватки с ЧОПовцами, показавшими себя самыми настоящими наёмниками, готовыми за скромный прайс отколотить хоть мать родную. Мы не видели всего этого на федеральном ТВ, не нашлось хотя бы минутки в перерыве между Сирией и Украиной, Трампом, Эрдоганом, Зеленским и госпожой Меркель. Зато быстро отыскались и прибыли на место подразделения уже не частников, а государственных силовых структур, ОМОН, Росгвардия, которые повели самое натуральное сопротивление на «партизанский край» Шиеса. И ведь долгое время не могли преуспеть! В посёлке Урдома – ближайшем населённом пункте, вводили комендантский час, отключали средства связи и коммуникации. Оставалось только расклеить листовки с призывом содействовать полиции и выдавать ей активистов – и всё, дорисованы последние штрихи к картине «Пришли оккупанты».  Естественно, были запущены судебные процессы, заведены уголовные дела. Против тех, кто, выражая при этом мнение громадного большинства, всего лишь отказался молча скушать порцию столичного, уж простите, дерьма, которую ему сперва обещали подсластить неким опирающимся на великую мусорную кучу экономическим подъёмом, но потом в пылу борьбы и про это позабыли.

Именно это, несправедливость, бесправие, в сочетании с общей неустроенностью и всколыхнуло, подняло массы. Никто не ведёт речи о дотациях, или компенсациях, не предлагает альтернативных вариантов, не слышит – да и не хочет прислушиваться. На последнем митинге в Сыктывкаре вышло на улицу более 5000 участников. На фоне столичных масштабов и заграничных новостей эта цифра кажется небольшой, но всё познаётся в сравнении. Население города в целом составляет 244 000 человек. Т.е. своё слово высказали около 2% от всех жителей столицы Республики Коми. Для сравнения 2% только от официальной численности населения Москвы – 253 000 человек. Представьте себе политические последствия, если бы столько людей прогулялись бы по центру Первопрестольной…

Интересный материал:  Нижегородская область присоединилась к всероссийской акции протеста против пенсионной реформы

Ходят слухи, что в ближайшие дни власти готовятся окончательно зачистить и уничтожить палаточный городок Шиеса – в первую очередь по той причине, что он стал слишком ярким факелом, примером неравнодушия, сплочённости и воли для всего нашего Отечества. От лица московских коммунистов хочется пожелать всем тем, кто не сдался, кто не склонил покорно своей головы на издавна славящемся традициями народоправства Русском Севере, стойкости и успеха. На этом, казалось бы, можно и завершить, однако очень важно выделить и подчеркнуть нечто, остающееся в тени, но имеющее принципиальную важность. Причины и сущность всей суеты вокруг Шиеса. Она является лишь отголоском гораздо более масштабной и затрагивающей без преувеличения всех и каждого мусорной проблемы. О последней можно, а по-хорошему даже необходимо писать много, подробно. О переполненных полигонах ТБО в Подмосковье – легальных, полулегальных и совершенно незаконных. О других попытках экспорта Московского мусора в регионы – Тверскую, Ярославскую и ряд других областей.  О недавней реформе, где под знамёнами защиты экологии людей лишь заставили в очередной раз больше платить.

Вся отрасль чрезвычайно криминализована. Сейчас можно говорить о появлении настоящей «мусорной» мафии. По преимуществу в силу материальной заинтересованности в этом вышеупомянутой мафии, а речь идёт об огромных деньгах — только московские власти выделяют на вывоз мусора 145 миллиардов рублей в год, ситуация со свалками приняла характер перманентного кризиса. За последнее время были закрыты 24 мусорных полигона в Московской области, их заполнение превысило все допустимые пределы. Осталось всего 15. Ситуация неизбежно должна так или иначе разрешиться – иначе жесточайший кризис. Помимо расползания московского мусора по городам и весям страны, основа официальной политики — масштабное строительство мусоросжигательных заводов. Иными словами, тот путь, который повсеместно признан в развитых странах устаревшим и несостоятельным. Непроизводительные затраты, экологические риски. В России каждый год образуется более чем 60 млн тонн твёрдых бытовых отходов. Это примерно 400 кг на каждого жителя страны. При чём лишь 7—8% из них перерабатывается. 90% мусора отправляется на свалки. У нас регулярно любят, особенно перед очередными наступлениями на права трудящихся и ударами по остаткам советских социальных гарантий, кивать на зарубежный опыт. Вот он:

Швеция — утилизируется 99% бытовых отходов. Пластмасса, бумага, пищевые отходы идут на переработку или производство биогаза. Перерабатывается вторично — 50,6%, сжигается для производства энергии — 48,6%, причём эту долю стараются неуклонно уменьшать. Отправляется на полигоны менее процента — 0,8% мусора.

Германия — в полезный оборот в ФРГ возвращается 66% отходов.

В целом в числе лидеров по переработке мусора в Европе также Австрия, Бельгия и Нидерланды: в этих странах доля возврата отходов составляет более 50%.

Можно выйти за пределы Старого Света — близкие показатели мы обнаружим и в развитых странах Азии, например в Японии. Даже форма олимпийской сборной Страны восходящего солнца на последних играх была изготовлена из переработанного пластикового мусора. В общество небогатой на ресурсы, расположенной на архипелаге страны прочно внедрена мысль о том, что любой потенциально полезный продукт должен использоваться.

Кстати, японцы честно признаются, что в существенной мере позаимствовали свой подход к проблеме мусора из опыта СССР. Многим памятны массовые кампании в прошлом нашей страны по сбору металлолома, макулатуры, тары. Причём работа велась системно, действовала агитационная машина: всякий школьник знал, что всего 54 кг газетной бумаги, сданной в переработку, сохраняют одно дерево. Для приёма макулатуры и прочего вторсырья были созданы специализированные магазины под названием «Стимул». А для большего удобства по жилым кварталам советских городов периодически колесили спецфургоны с крупной надписью «Вторсырьё» на кузове. Активно применялось и материальное стимулирование. Наиболее известный пример — стеклянные бутылки, которые можно было сдавать за деньги некоторое время даже и в постсоветские годы. В период же существования СССР в некоторых гастрономах можно было даже вместо денег сдать стеклотару и таким образом расплатиться за покупки. Особенно в специализированных молочных магазинах. Тара была стандартизирована и удобна для повторного использования.

Ну а далее началась деградация. Можно сказать много слов о том, как общий упадок нашей страны сказался и в этой сфере. Но лучше просто привести цифры. В качестве примера возьмём металлолом: в 1990 году на территории РСФСР собиралось 60 млн тонн металлолома, в 2016 году в РФ — только 30 млн. Это при том, что именно металл — едва ли не единственное оставшееся массово сдаваемое вторсырьё. По всем остальным позициям ситуация ещё хуже. Почему? Эксперты сходятся в одном: привить массам культуру обращения с мусором и его раздельного сбора вполне возможно при правильной политике. Особенно — при полноценном стимулировании. А главный вопрос такой: кто должен платить за организацию упомянутого выше раздельного сбора и транспортировку, ведь, разумеется, для этого потребуется принципиально иное оснащение мусоросборников. Очевидно, что единственно верный вариант — это должен делать тот, кто будет получать прибыль, то есть переработчик. Но тузы мусорного бизнеса Москвы и Подмосковья об этом даже и не помышляют. Свалки и полигоны — куда проще и выгоднее.

Вот – причина, здесь — корень всех бед. Те, кто извлекает миллиарды из токсичного во всех смыслах бизнеса, не желают поступиться хотя бы частью своих сверхдоходов. И всё подстраивается под их интересы. Власть несёт репутационные потери, но давит и душит, потому что так требует Его Препохабное Величество Капитал. И буржуазный закон и система в целом на его стороне. Всё легально, всё продано и куплено. И можно только грудью заслонять родную природу от лап готовых отравить её безвозвратно дельцов. Нет преступления…

Есть! Преступление – это капитализм.

Мизеров Иван

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.