Как убивали великую державу

Автор: | 22.06.2019
Как убивали великую державу

Как убивали великую державу

Выступая перед рабочей аудиторией в США в начале 1992 года, московский корреспондент газеты People’s Weekly World Майкл Дэвидоу подробно рассказал своим слушателям о том, как в Советской стране, население которой год назад подавляющим большинством голосов одобрило сохранение СССР, произошла ликвидация великой державы, а ее граждане не протестовали против совершенного злодеяния.

Пораженные услышанным, американские рабочие молчали, и вдруг в тишине раздался голос одного из слушателей: «Are they nuts?!» («Они, что, спятили?!») Почему же на самом деле погибла великая страна?

Кто подкладывал бомбы под СССР?

Поскольку по поводу распада Союза нередко сокрушаются и антикоммунисты, то последние обвиняют в случившейся катастрофе саму Коммунистическую партию, а также ее политику, ее идеологию. Они уверяют, что великая держава сохранилась бы, если бы союзные республики не обладали «правом на самоопределение, вплоть до отделения». 21 января 2016 года, выступая в Кремле на совещании ученых России, В.В. Путин объявил, что В.И. Ленин подложил атомную бомбу под Союз, которая почти через 70 лет взорвала государство.
Утверждение, будто Ленин разделил Россию на несколько отдельных республик, игнорирует историческую реальность. Советский Союз, созданный 30 декабря 1922 года, не разделял Российскую империю, а объединял части государства, распавшегося в 1917 году, после Февральской революции. Более того, уже в 1924 году в состав СССР вошли земли Бухары и Хивы, которые не были частями Российской империи. В 1940 году в СССР вступили три Прибалтийские республики, а также Бессарабия, которые к 1922 году не находились под российской юрисдикцией. В 1944 году в состав СССР вошла Тува, а в 1945 году часть Восточной Пруссии стала советской. СССР рос и укреплялся до тех пор, пока не был свергнут советский строй, пока Коммунистическая партия Советского Союза не была разрушена и запрещена.

Несмотря на то, что в Советской стране были созданы благоприятные условия для развития всех национальных республик, которые имели свои органы власти, ведущую роль в них играли коммунисты, являвшиеся членами единой Коммунистической партии Советского Союза. Даже сам герб СССР демонстрировал ведущую роль Коммунистической партии. Венок из колосьев, символизирующий различные народы великой державы, был сплетен лентой, на которой на языках 15 республик были повторены слова «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» – девиз коммунистов всего мира, сформулированный Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в последней строке «Манифеста Коммунистической партии».

«Атомная бомба», подложенная под здание СССР, была не советского, а западного производства. Попытки торпедировать великий Союз предпринимались непрерывно в течение всего его существования. Одной из самых обширных программ уничтожения СССР стала резолюция «О порабощенных народах», принятая конгрессом США 9 июля 1959 года. В ней говорилось: «С 1918 года империалистическая и агрессивная политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собой зловещую угрозу для безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира».

Устранение этой «угрозы» требовало, по словам этой резолюции, «освобождения» социалистических стран Европы и Азии, а также Украины, Литвы, Латвии, Эстонии, «Белой Рутении» (т.е. Белоруссии. – Прим. авт.), Грузии, Армении, Азербайджана, «Туркестана», «Идель-Урала» (т.е, нерусских народов Поволжья и Урала. – Прим. авт.), «Козакии» (то есть областей, населенных казачеством. – Прим. авт.). Странные названия в резолюции отражали уровень познаний в географии СССР американских законодателей, и прежде всего реального автора этого документа – сотрудника аппарата конгресса США Льва Добрянского. С поразительным нахальством, говоря от имени «Белой Рутении», «Козакии», «Идель-Урала», а также реальных стран, члены конгресса США провозглашали: «Эти покоренные нации обращаются к Соединенным Штатам, как к цитадели человеческой свободы, в поисках руководства для достижения их освобождения и независимости».

Объясняя подлинный смысл сочиненного им текста, Лев Добрянский прежде всего обратил внимание на возможность использования межнациональных противоречий для ослабления мощи СССР: «Большинство ресурсов СССР сосредоточено в нерусских областях: сельское хозяйство на Украине, Туркестане и Грузии, уголь на Украине и в Туркестане, нефть в Азербайджане и Идель-Урале, 90 процентов марганца в Грузии и на Украине, железная руда на Кавказе и Украине… Сорок три процента вооруженных сил СССР – это не русские».

17 июля 1959 года президент США Д. Эйзенхауэр утвердил резолюцию «О порабощенных народах» в специальной прокламации, в которой призывалось посвящать ежегодно каждую третью неделю июля «порабощенным народам». Подписывая эту декларацию, Эйзенхауэр призвал «народ Соединенных Штатов отмечать каждую неделю соответствующими церемониями и действиями», «изучать бедственное положение наций, порабощенных Советами» и «посвятить себя поддержке этих порабощенных наций». С тех пор и до распада СССР в США ежегодно принималась такая резолюция и проводились подобные «недели».

Во исполнение этой резолюции велась антисоветская пропаганда через различные средства массовой информации, особенно по радио. Всевозможные центры, деятельность которых направлялась спецслужбами США и других стран Запада, засылали свою агентуру для проведения подрывной работы. Характеризуя эту вражескую деятельность, первый секретарь ЦК Компартии Латвии А.Э. Восс в своем выступлении на XXIV съезде КПСС (1971) говорил: «Идеологические противники всех мастей стремятся поколебать единство народов Советского Союза и стран социалистического содружества, оживить националистические настроения и предрассудки. Выслуживаясь перед империалистическими разведками, злобно клевещут на дружбу и единство советских народов выброшенные на свалку истории главари латышского эмигрантского отребья. Без зазрения совести они распространяют лживые утверждения, будто в СССР существует угнетение национальных меньшинств, будто Россия всегда остается для Прибалтики «чужой страной».

Об этом же говорил на том же съезде первый секретарь ЦК компартии Литвы А.Ю. Снечкус. Он, в частности, сказал: «Прилагаются усилия к распространению яда буржуазного национализма, к притуплению классового сознания людей, подвергается яростным атакам национальная политика нашей партии. Не случайно и многочисленные путешественники, прибывающие к нам из западных и других стран, прежде всего, интересуются межнациональными отношениями, состоянием национальной культуры, усиленно ищут подтверждения извращенных положений буржуазной пропаганды…»

На том же съезде первый секретарь ЦК Компартии Эстонии И.Г. Кэбин заявил: «Империалисты стремятся идейно разоружить наши народы и прежде всего опорочить ленинскую национальную политику, поколебать дружбу советских народов. Эту цель преследуют также стоящие на службе у империалистических разведок реакционные центры эмиграции, в том числе и эстонской, в ряде западных стран».

Правда, эти заявления венчались успокоительными заверениями о малой эффективности подрывной деятельности и готовности партийных организаций трех республик дать мощный отпор враждебным силам. К тому же никто из делегатов съезда, кроме упомянутых трех ораторов, не счел нужным говорить о подрывной деятельности внешних врагов, разжигавших национал-сепаратистские настроения в других союзных или автономных республиках. А на последующих съездах партии и руководители прибалтийских коммунистов перестали поднимать вопрос о националистических настроениях в своих республиках. Создавалось впечатление, что такие настроения исчезли, а единый советский народ сплоченными рядами движется к построению коммунизма.

Однако через 16 лет после завершения XXIV съезда КПСС в Прибалтийских республиках подняли голову националистические и антисоветские силы. В том же 1987 году активизировались националисты и в других советских республиках. А вскоре эти выступления стали сопровождаться требованиями выхода из СССР и свержения советской власти.

Иван Кузьмич Полозков свидетельствует

И все же рост националистических и антисоветских выступлений на окраинах огромной страны необязательно привел бы к ее распаду. На страже единства стояла «Великая Русь», которая, как говорилось в первых строках первоначального варианта Гимна, «сплотила» «Союз нерушимый республик свободных». Поэтому враги нашей страны постарались, чтобы центробежные силы получили поддержку, исходившую от ведущей республики великого Союза.
Важные свидетельства о том, как это происходило, представил первый руководитель вновь созданной Российской коммунистической партии Иван Кузьмич Полозков в книге своих воспоминаний «Обманутые надежды, или Как разрушали нашу страну». Год назад автор этой статьи уже привел сведения из книги И.К. Полозкова о том, как на открывшемся в мае 1990 года I съезде народных депутатов РСФСР развернулась острая борьба между оппозицией во главе с Борисом Ельциным, выступавшей против всесоюзной власти, и сторонниками сохранения Союза. В своей книге И.К. Полозков сообщал, что сторонники  Ельцина прибегли к прямой фальсификации результатов голосования для того, чтобы добиться его избрания председателем Верховного Совета РСФСР.

Полозков рассказал и о том, как, воспользовавшись победой Ельцина, он и его сторонники добились включения 12 июня 1990 года в повестку дня съезда проекта Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Полозков замечал: «Текст декларации… был явно рассчитан на возбуждение сепаратистских, националистических и иных деструктивных чувств российского обывателя. В то же время то был призыв всех националистических, антирусских элементов в союзных республиках включиться в развал СССР под видом демократизации, свободы и суверенитета».

По справедливой оценке Полозкова, ключевой в Декларации была ее пятая статья, которую он полностью привел в книге своих воспоминаний. Статья провозглашала верховенство «Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР». Одновременно приостанавливались «действия актов Союза СССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР». Статья устанавливала «исключительное право народа на владение, пользование и распоряжение национальными богатствами России. Эти положения открывали путь для непризнания всесоюзных законов и узурпации правительством России власти на территории РСФСР.

Интересный материал:  ПРОЦЕСС РАЗЛОЖЕНИЯ ПАРТЭЛИТЫ И ЕЁ РОЛЬ В ЛИКВИДАЦИИ СССР

После оглашения текста Декларации слово взял Полозков. Он вспоминал: «Я вышел на трибуну и стал призывать депутатов вникнуть в суть навязываемого съезду документа, открыто и без обиняков заявил, что мы этим документом узакониваем развал СССР, снимаем правовую ответственность с тех, кто этого добивается. Либеральная часть депутатов криками и воплями заглушала любые возражения, обвиняла коммунистов в предательстве России и ее национальных интересов».

Полозков и его сторонники добились постатейного голосования текста Декларации. После голосования было объявлено, что за пятую статью проголосовали 1033 депутата, а против – лишь 12 депутатов. Полозков сомневался в точности этих данных. Он лично видел, что против проекта голосовали «Борис Кибирев, В.И. Воротников, сидевшие рядом, Виталий Прилуков и Александр Соколов из подмосковной делегации, Валентин Чикин, сидевший напротив». Заметил Иван Кузьмич «и еще несколько рук неизвестных мне тогда депутатов, поднятых против». Разумеется, в большом зале были и другие голосовавшие против Декларации депутаты, которых физически не мог разглядеть Полозков со своего места. Оценки некоторых СМИ и личный опрос Полозкова убедили его в том, что против Декларации проголосовали не менее 50 депутатов. И все же несомненно, что подавляющее большинство депутатского корпуса одобрило Декларацию. Поражаясь результатам голосования, Полозков писал: «То был трудно объяснимый факт массового умопомешательства».

Хотя Иван Кузьмич выразил суждение, совпавшее с мнением американского слушателя доклада Майкла Дэвидоу о распаде СССР, содержание его 600-страничного тома воспоминаний свидетельствует о том, что поведение тысячи советских депутатов на Съезде народных депутатов России вряд ли можно было объяснить массовым безу­мием. Чтобы понять причины голосования этих депутатов против Союза, а затем пассивность советских людей, получивших в декабре 1991 года известие о распаде СССР, стоит внимательнее ознакомиться с книгой И.К. Полозкова.

Поведав о своей жизни и политической деятельности, И.К. Полозков откровенно и обстоятельно рассказал о сложной и ответственной работе тех, кого в годы перестройки стали причислять к «партократии». Выполняя ведущую роль в советском обществе, Коммунистическая партия страны и работники партийного аппарата были вынуждены проявлять внимание к самым различным сторонам советской жизни и принимать меры для решения многочисленных проблем, неизбежно возникавших в быстро развивавшемся обществе. Нередко сложные хозяйственные вопросы отнимали у партийных руководителей массу времени и сил. Погрязая в рутине запутанных мелких дел, партийные руководители разного уровня зачастую упускали из внимания главные задачи, стоявшие перед ними.
Эти изъяны в поведении партийных и советских руководителей стали известны уже в первые годы советской власти. В своей работе «Об основах ленинизма» Сталин писал: «Кому не известна болезнь узкого практицизма и беспринципного делячества, приводящего некоторых «большевиков» к перерождению и к отходу их от дела революции?» Сталин напоминал: «Никто так едко не издевался над этой деляческой болезнью, как Ленин. «Узколобый практицизм», «безголовое делячество» – так третировал эту болезнь Ленин. Он противопоставлял ей обычно живое революционное дело и необходимость революционных перспектив во всех делах нашей повседневной работы».

Многих партийных руководителей затягивала рутина повторявшихся дел, и они оказывались неспособными к разработке новых подходов. Парадоксальным образом успешно функционировавшая система управления Советской страной, прочная партийная и государственная дисциплина, игравшая важную роль в исполнении планов развития страны, имели свою теневую сторону, порождая самоуспокоенность, склонность следовать привычному стилю работы. В своих воспоминаниях Полозков не раз сетовал по поводу дефицита инициативных людей, необходимых для руководящей работы, и избытка тех, кто относился к делам формально.

…Особенно нелегко было многим партийным руководителям преодолевать инерцию своих обычных занятий, связанных с решением хозяйственных дел, и переключаться на вопросы идеологии и общественно-политические. Объясняя причины невнимания партийных руководителей различных уровней к идейно-политическим вопросам, И.В. Сталин в своем выступлении на февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК ВКП(б) не без оснований говорил: «Наши партийные товарищи, будучи увлечены хозяйственными кампаниями и колоссальными успехами на фронте хозяйственного строительства, забыли просто о некоторых очень важных фактах, о которых большевики не имеют права забывать… В обстановке больших и серьезных успехов в области социалистического строительства создаются настроения бахвальства, настроения недооценки сил наших врагов, настроения переоценки своих сил и как следствие всего этого появляется политическая слепота».

С целью преодоления «политической слепоты» партийных руководителей всех уровней Сталин предложил создать многоступенчатую систему партийной учебы, которая должна была способствовать повышению общеобразовательного и идейно-теоретического уровня. Хотя общеобразовательный уровень партийных руководителей стал возрастать, через 15 лет после своего выступления на февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК Сталин в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» констатировал: «К нам, как руководящему ядру, каждый год подходят тысячи новых молодых кадров, они горят желанием показать себя, но не имеют достаточного марксистского воспитания, не знают многих, нам хорошо известных, истин и вынуждены блуждать в потемках. Они ошеломлены колоссальными достижениями Советской власти, им кружат голову необычайные успехи советского строя, и они начинают воображать, что Советская власть «всё может», что ей «всё нипочем», что она может уничтожить законы науки, сформировать новые законы».

Сталин надеялся, что внимательное изу­чение основ марксистской теории и дальнейшие открытия в области политэкономии и в других общественных науках с позиции научной теории помогут преодолеть бахвальство и верхоглядство партийных кадров. Однако теоретическое изучение проблем общественного развития Советской страны не отличалось глубиной, а изучение марксистской теории становилось все более формальным. Поступив в Академию общественных наук, И.К. Полозков столкнулся с тем, что книгу «Развитой социализм», написанную ректором этого учебного заведения В.А. Медведевым, «настойчиво рекомендовали в качестве учебного пособия, хотя по сути это был весьма посредственный труд, натужно восхвалявший нашу непростую и нелегкую действительность».

Неглубокие суждения ведущих теоретиков страны не располагали к серьезному  изу­чению марксистской теории, положения которой воспринимались как устаревшие формулы и вытеснялись обывательскими суждениями. В утверждение о том, что в СССР появилась новая общность – советский народ, переставали верить. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» воспринимался как набор древних слов, не имеющих смысла для нынешней жизни. Распад коммунистической идеологии в сознании многих советских людей, в том числе состоявших в КПСС, сопровождался утратой доверия к КПСС. Получалось, что лента на гербе СССР больше не скрепляла колосья.

Многие советские люди, включая депутатов российского съезда, не смогли разглядеть фальшь посулов «ускорения», а затем не сумели увидеть отсутствие продуманности в лозунге «перестройки», заметить демагогичность лозунга «гласности», опасность применения «нового мышления» в отношениях с западными державами.  Разочаровавшись же в Горбачеве, они с легкостью необыкновенной решили поддержать Ельцина и его призывы к независимости России за счет СССР и беспредельного расширения суверенитета автономных республик за счет России.

Полозков был убежден в том, что Горбачев и Ельцин вместе творят одно дело. И это доказывалось тем, что центральные власти ничего не сделали для того, чтобы объявить Декларацию, принятую 12 июня 1990 года, незаконной. Полозков подчеркивает: «Никто из первых руководителей страны и пальцем не пошевелил, и словом не обмолвился по факту невиданного в истории юридического обоснования развала государства… Злые силы приступили к новому этапу разрушения великой и могучей советской державы, несущей миру принципиально иное созидательное начало в развитии мирового сообщества, открывшего эру новой цивилизации в развитии человечества. Этот этап в общих чертах можно обозначить как период черной истории, ибо основан был на сплошном обмане народа».

Путь к сговору в Беловежской Пуще был открыт 12 июня 1990 года. Этот день был затем объявлен праздничным в Российской Федерации, хотя многие из современных граждан РФ затрудняются объяснить историю происхождения этого праздника. Между тем эйфория, охватившая творцов «Декларации» 29 лет назад, уже давно рассеялась. Опрос, проведенный Левада-центром в конце марта этого года, показал, что 68% опрошенных хотели бы восстановления СССР, а 64% респондентов были готовы проголосовать за СССР на референдуме, если бы он состоялся. Хотя 44% опрошенных сочли, что восстановление СССР сейчас не представляется реальным, но, учитывая настроения большинства населения, стоит чаще напоминать о существовавшей до 1991 года великой державе и для этого отмечать 30 декабря – день создания Союза Советских Социалистических Республик.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.