Как Сталин уничтожал коррупцию

Автор: | 04.09.2019
Как Сталин уничтожал коррупцию

Как Сталин уничтожал коррупцию

Искоренение коррупции является одной из ключевых задач, стоящих в настоящее время перед Россией. Без её преодоления невозможно добиться ни экономического, ни социального, ни политического прогресса. В.И. Ленин прямо утверждал, что там, где возможна взятка, нет речи о политике. То есть, при масштабном разворовывании государственных финансовых ресурсов, при покровительстве управленческими кадрами приближённым финансовым (а подчас и криминальным) группировкам страна обречена на экономическое прозябание, на бедность и на нищету.

В настоящее время о необходимости очищения государственного аппарата от коррупции и казнокрадства говорят практически все. Однако мало кто предлагает действенные меры, направленные на подавления соответствующего зла. Тем не менее, на сегодняшний день имеется позитивный опыт наведения порядка и финансовой дисциплины среди управленческих кругов. Речь идёт о Сталинском периоде, когда власть служила интересам народа, а не узкой кучки проходимцев.

На наш взгляд, серьёзного внимания заслуживает содержание опубликованной на сайте портала «Военное обозрение» статьи «Как Сталин уничтожал коррупцию». Конечно, отдельные тезисы её авторов носят дискуссионный характер. Тем не менее, они в данном материале чётко освятили суть подхода Советской власти к искоренению коррупции.

Прежде всего, авторы публикации отмечают, что большевики не поднимали лозунги борьбы против коррупции, поскольку это было бы слишком мелко. В реальности велась борьба с данным злом. Но большевистская партия делала акцент на необходимости уничтожения строя, базирующегося на эксплуатации человека человеком — капиталистической системы. Речь шла о ликвидации первопричин коррупции и социального расслоения. недаром В.И. Ленин подчёркивал, что «раз господствует товарное производство, буржуазия, власть денег — подкуп (прямой и через биржу) «осуществим» при любой форме правления…».

После победы Великой Октябрьской социалистической революции удалось остановить беспрецедентное по своим масштабам разворовывание государственных ресурсов. Напомним, что в дореволюционный период правящий класс погряз в коррупции полностью. Последствия этого давали о себе знать в годы Первой мировой войны, когда вследствие спекуляции стратегически важными ресурсами, покрывательства коррумпированными чиновниками деятельности экономических саботажников армия и население испытывали острую нехватку продовольствия, а предприятия и транспорт столкнулись с дефицитом топлива. В целом, большевикам удалось с помощью использования жёстких мер нормализовать работу ключевых сфер жизнеобеспечения. Однако в годы новой экономической политики (НЭПа) проблема коррупции всё же начала давать о себе знать.

Конечно, введение НЭПа позволило оживить экономику нашей страны, стабилизировать обстановку. Но у этого явления была и обратная сторона. По мере укрепления позиций капиталистических элементов начал набирать обороты подкуп части работников партийного и Советского управленческого аппарата. Так, В.И. Ленин в своём письме Л.Б. Каменеву от 3 марта 1922 года констатировал, что «Иностранцы уже взятками скупают наших чиновников и «вывозят остатки России»». Конечно, неправильно утверждать, что против данного явления не предпринималось абсолютно никаких мер. Но при сохранении самих буржуазных элементов невозможно было полностью искоренить коррупцию. Кроме того, можно ли было ожидать борьбы с настигшей Советский союз бедой от лиц, которые вели против Советской власти скрытую борьбу, ведя дело к реставрации капитализма и к сдаче первого в мире государства рабочих и крестьян на растерзание мировому империализму, главным образом — фашистским агрессорам? Речь идёт о лицах, подобных Каменеву, Троцкому и им подобным.

Авторы размещённой на сайте «Военного обозрения» статьи признают, что «прекрасные возможности для развития коррупции открывала «новая экономическая политика»». Далее выдвинут следующий тезис: » Но когда руководство СССР приступило к сворачиванию НЭПа, стало ясно, что в новом обществе, которое предполагалось строить более активными темпами, взяточничество должно быть искоренено. Но как это было сделать? И здесь Иосиф Сталин проявил большую политическую мудрость – он не стал поднимать лозунг борьбы с коррупцией, бросая тень на государственный и партийный аппарат и приучая народные массы к некоей «легитимности» коррупции. В сталинскую эпоху была выработана уникальная модель борьбы с коррупцией без упоминания самой коррупции».

В чём, по мнению авторов рассматриваемой нами статьи, заключался смысл Сталинского подхода к борьбе с коррупцией? Они пишут, что «любые негативные явления в жизни советского общества, в том числе и «плохие поступки» представителей партийных структур и органов государственной власти отныне объяснялись исключительно внешними факторами, а именно происками зарубежных разведок, влиянием антисоветской пропаганды со стороны иностранных государств». В этой связи «коррупционеры превратились в шпионов немецкой, японской, польской, английской, американской и какой угодно еще разведки».

«Простой человек мог понять и простить взяточника, который собирался купить подарок жене, новую мебель или просто имел привычку жить на широкую ногу. Что поделать, никому не чужды простые человеческие радости. Но вот понять и простить иностранного шпиона, работавшего против своего родного государства, было гораздо сложнее, почти невозможно. Да и карать шпиона стоило намного строже. Ведь странно же расстреливать или сажать на 10 лет за какую-то денежную сумму, которую взял чиновник за решение какого-то вопроса. А вот иностранного шпиона или диверсанта, члена подпольной фашистской или троцкистской организации грех не расстрелять – такой человек и как человек в то время особо не воспринимался советскими гражданами.

На самом деле, в таком подходе было рациональное зерно. В условиях мобилизационной модели развития общества та его часть, которая ставит получение личных материальных благ выше всего остального, включая и общую идею, представляет собой потенциально благоприятную почву для деятельности иностранных спецслужб, политических противников и прочих сил, заинтересованных в дестабилизации существующего строя. С людьми, готовыми брать взятки, привыкшими к роскошной жизни, зависимыми от каких-то пороков гораздо проще установить контакт, принудить их делать какие-то действия с помощью шантажа или финансового вознаграждения.»

«В принципе, в условиях мобилизационного общества взяточничество и другие формы коррупции и есть политические преступления, поскольку они направлены против идеологических устоев общества, разрушают его ценностный фундамент. Поэтому не было ничего удивительного в том, что в отношении взяточников использовалась технология обвинения их по политическим статьям. Коррупция и была той самой антисоветской деятельностью, за которую предусматривались серьезные наказания, вплоть до смертной казни».

Следует отметить, что подрывная деятельность подпольных троцкистских организаций, пробравшихся в ряды партии, государственного аппарата, Красной Армии и НКВД, была реальностью. Равно как и их поддержка гитлеровской Германией и Японией. Сегодня имеется немало сведений, доказывающих справедливость инкриминируемых им в 1937 — 1938 гг. обвинений. Тем не менее, мы полностью солидарны с мыслью о необходимости использования в ответственный для страны период крайне суровых мер наказания в отношении коррупционеров. Любые послабления в условиях подготовки к войне и военного времени, срыв государственных заданий чреваты дезорганизацией экономики, системы управления, развалом армии и правопорядка, со всеми вытекающими последствиями. К тому времени были ещё свежи в памяти события 1914 — 1917 гг.. Напомним, что тогда вследствие неспособности (а по сути нежелания) царского и Временного правительств умерить хищные аппетиты правящего класса Россия оказалась на грани катастрофы. Неизвестно, чем бы дело закончилось, если бы не жёсткие действия большевиков, уберёгшие нашу страну от окончательного развала и от потере независимости.

Интересный материал:  Среди активных родителей набирает обороты новое веяние: недовольные современными учебниками

Кроме того, деятельность нечистых на руку представителей власти привлекает внимание зарубежных разведывательных служб. Далеко за примерами идти не надо. Небезызвестный директор ЦРУ США Ален Даллес в своих мемуарах «Доктрина: Россию надо поставить на место» вспоминал, что американские и европейские спецслужбы десятилетиями следили за процессами, разворачивающимися в СССР на всех уровнях. Наибольший интерес для них представляли те партийные и Советские государственные деятели, которым угрожает отставка (либо иные санкционные меры) за превышение полномочий, за попытки присвоения общенародной собственности, за невыполнение линии партии. По словам Даллеса, ЦРУ делало им предложение о сотрудничестве, обещая приложить усилия по прикрытию их деятельности в случае снабжения западных разведок вожделенной информацией. В свою очередь, по словам бывшего директора Центрального разведывательного управления, скомпрометировавшие себя партийные и Советские работники тоже обращались к иностранным разведкам в поисках тех, кто мог бы сделать всё, чтобы замести следы их преступной деятельности.

Вот таким образом формировалась в нашей стране «пятая колонна». Разумеется, при И.В. Сталине в отношении соответствующих элементов последовательно принимались жёсткие меры. Однако в годы хрущёвской «оттепели», когда был снят контроль органов государственной безопасности за партийным и Советским руководством, когда отказались реализовывать указание В.И. Ленина и планы И.В. Сталина по развитию подлинного народовластия в СССР, по привлечению трудящихся к управлению экономическими и политическими делами государства, вновь началось формирование предпосылок роста коррупции. В результате, как пишут авторы статьи, «в 1970-е годы уже пышным цветом расцвели и цеховики, и организованная преступность, а номенклатура, особенно в союзных республиках, погрязла во взяточничестве. При этом о взяточниках уже не стеснялись говорить и писать в средствах массовой информации, предпринимали кампании по борьбе со взяточничеством, но ни суровость законов, ни декларируемое презрение партии и государства к коррупционерам не могли исправить ситуацию. Коррупция в позднем Советском Союзе развивалась очень быстро, а вместе с этим процессом разлагалась и сама советская власть». В результате наблюдалось перерождение управленческого слоя. В его ряды проникали стяжатели и проходимцы. В конечном итоге они, решив «обменять власть на собственность», под флагом «перестройки» и «демократических реформ» повели дело к реставрации капитализма. Следствием подобных экспериментов стали разрушение СССР и резкое ухудшение положение России.

Впрочем, коррупцию 1970-х годов некорректно сравнивать с нынешней. При всех излишествах она всё же не достигала столь огромных масштабов. В дурном сне невозможно было вообразить, чтобы замешанного в крупномасштабных финансовых махинациях министра и его окружение не просто не привлекли к уголовной ответственности, но и назначили на руководящую должность в государственной структуре. Это во-первых. Во-вторых, Советское правительство в отдельные периоды всё же пыталось сломать хребет коррупционной гидре. В этом отношении следует обратить внимание на действия Ю.В. Андропова в 1982 — 1984 гг., когда чистке подвергся ряд управленческих деятелей. Всё это начало благотворно сказываться на благосостояние народа. Появление в 1983 году товаров на продовольственных прилавках вселяла надежды на лучшее. Но в дальнейшем, к сожалению, от данной практики отошли. После принятия законов «О государственном предприятии», «О кооперации» пышным цветом расцвела экономическая мафия, действующая рука об руку с продажной частью чиновничества.

Т.н. «демократы» воспользовались сложившейся ситуацией и бросили в народ лозунг борьбы с номенклатурными привилегиями. Общество настраивали против любых управленческих работников — как честных, так и замешанных в аферах. В результате верх взяла часть номенклатуры, замешанная в тёмных делах и заинтересованная в присвоении общенародной собственности. Как известно, выразителями её интересов были «реформаторы» ельцинского призыва. Последствия их деятельности Россия испытывает вплоть до настоящего времени.

В целом, авторы статьи приходят к выводу, что «коррупцию можно и нужно победить, но главной целью политического движения борьба с коррупцией быть не может». Они полагают, что «любое движение, выдвигающее такую цель на первое место – дутыш, подставная структура, которая пытается «заболтать» народ, отвлечь его от действительно важных идей и явлений, например – от выбора модели дальнейшего экономического развития страны, от обсуждения структуры политического управления». На наш взгляд, следует поставить вопрос иначе. О борьбе с коррупцией и с казнокрадством нужно говорить обязательно. В то же время наивно полагать, что без смены модели социально-экономического и политического развития данное явление исчезнет. Отнюдь нет. И коррупция, и социальные проблемы, и всевластие олигархии сохранятся, пока существует порождающая их рыночно-капиталистическая система. Те, кто выдвигает антикоррупционные и антиолигархические лозунги, но при этом стоит на страже нынешней модели, действительно уводит внимание народа от первопричин бедственного положения России. Впрочем, можно сказать, что такие лица стремятся оттеснить правящий клан, чтобы самим установить контроль над финансовыми потоками.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.