Как «демократы» и антисоветчики открыто героизируют палачей трудового народа

Автор: | 2021-11-17
Как «демократы» и антисоветчики открыто героизируют палачей трудового народа

Как «демократы» и антисоветчики открыто героизируют палачей трудового народа

Как «демократы» и антисоветчики открыто героизируют палачей трудового народа

Апологеты капитализма и антисоветчики всех мастей имеют обыкновение постоянно муссировать тему т.н. «массового большевистского террора», «сталинских репрессий», откровенно вводя общество в заблуждение. С помощью передёргивания, вранья и умалчивания множество фактов деятели, именующие себя «демократами», открыто поливают грязью героическое прошлое нашего Отечества. Но дело обусловлено идеалистическими представлениями определённой политической когорты об окружающей действительности? Как бы не так. Они, компрометируя Советскую власть, при этом превозносят до небес антикоммунистических диктаторов, подавлявших большинство народа.

На прошлой неделе депутаты-коммунисты в Московской городской Думе задали одному их известных «яблочников» вопрос об оценке репрессий, осуществляемых П.А. Столыпиным. Ведь они были направлены против рабочих, крестьян (следовательно, против большинства населения России), преследовали цель укрепить безраздельное господство узкого круга помещиков и буржуев над страной. И что же наши «правозащитники» и блюстители т.н. «общечеловеческих ценностей»? Оказывается, они полностью оправдывают столыпинские репрессии, утверждая, будто бы они нужны были ради подавления «революционной смуты» и «поддержания порядка» в стране. А большевики, оказывается, сломали государственный порядок, свергли законную власть и якобы в крови утопили едва ли не половину страны. При этом либералы считают, что при Петре Столыпине чуть ли не микроскопическое количество наших соотечественников попало под раздачу.

Как видим, всё перевёрнуто с ног на голову. Начать с того, что разговоры о десятках и сотнях миллионах арестованных в Сталинский период, о миллионах расстрелянных в аналогичное время не имеют под собой оснований. В конце концов, согласно обнародованным в 2000 году данным возглавляемой небезызвестным «прорабом перестройки» А.Н. Яковлевым комиссией при президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, за 1921 – 1954 гг. по обвинению в совершении контрреволюционных преступлений было арестовано 4 060306 человек, приговорено к высшей мере наказания – 799 455 человек. Как видим, ни о каком репрессировании и уничтожении половины населения нашей страны речи не идёт. А что же наблюдалось в годы столыпинской реакции? Ответ на поставленный вопрос мы найдём в вышедшей в свет в 1909 году книге поручика лейб-гвардии Императорской фамилии батальона в Царском селе В.П. Обнинского «Новый строй». Он писал, что «к началу 1908 года комплект тюремных мест был покрыт вдвое, достигнув впоследствии 200 000 человек». В.П. Обнинский констатировал, что «число высланных равнялось 74 000 – 75 000, из них политических 88%». В целом, «за 1906 и 1907 годы приговорено к смертной казни 2717 человек, казнено 1780, в том числе военно-полевыми судами приговорено и казнено 144». И это – только за первые два года столыпинщины! А сколько людей попало бы под раздачу, если бы Пётру Столыпину удалось бы стоять во главе правительства три десятка лет? Представим это чисто гипотетически. Возьмите вышеупомянутое за двухлетний период количество арестованных, разделите на один, затем умножьте на тридцать. И вы получите такое число, на фоне которых т.н. «сталинские репрессии» покажутся едва ли не торжеством свободы (впрочем, по большому счёту так оно и есть).

Некоторые могут заявить, будто количество приговорённых при П.А. Столыпине к смертной казни было минимальным. Смотря с чем сравнивать. Это во-первых. Во-вторых, выше обозначенное число не включены жертвы организованных царским правительством карательных экспедиций, все, кто погиб в результате артиллерийских обстрелов сёл войсками в момент подавления крестьянских волнений и т.д. В любом случае современники расценивали происходящее при Петре Столыпине как мрачную пору, полную страха и неопределённости. Например, В.Г. Короленко в своей статье «Бытовое явление. Заметки публициста о смертной казни», напечатанной в 1910 году, писал, что «ещё никогда, может быть, со времён Грозного (Ивана IV – прим.авт.), Россия не видала такого количества смертных казней». Он отмечал, что «от виселицы, почти ежедневно, в предутренние часы, когда над огромной страной царит крепкий сон, где-нибудь по тюремным коридорам зловеще стучат шаги, кого-нибудь подымают от кошмарного забытья и ведут, здорового и полного сил, к готовой могиле…».  Это всё – подлинные факты, от которых никуда не денешься.

Одновременно несостоятельны рассуждения антисоветчиков об обстоятельствах, при которых действовал как П.А. Столыпин, так и Советская власть. Видите ли, надо было подавлять революцию. Нам пытаются доказать, будто у русского народа не было никаких оснований подниматься на борьбу? Кто-то скажет, что рабочие катались словно сыр в масле, получая высокие зарплаты, трудясь не больше восьми часов в день в безопасных условиях и будучи в социальном плане застрахованными? Будут утверждать, что крестьяне имели огромное количество плодородной земли, не были задавлены выкупными платежами, арендной платой и т.д.? Кто-то будет доказывать, что в национальном вопросе было всё чисто? Кое кто начнёт утверждать, что у народа была возможность влиять на власть, формировать её посредством выборов, подчинять государственный аппарат своим интересам? Если это так, то почему же рабочие и крестьяне поднялись на решительную борьбу против царизма и его опоры в лице буржуазно-помещичьего правящего класса? Или нам снова будут полоскать мозги по поводу мнимых интриг революционеров и масонов? Да если в стране всё благополучно, то большинство народа никогда не удастся поднять на борьбу, как бы некоторые не лезли из кожи вон. Прошлогодние события в Белоруссии не оставляют в этом сомнений. Следовательно, народ, не подвергающийся грабежу и произволу со стороны правящей «элиты», никогда в массовом порядке не поднимется на борьбу? По крайней мере, достаточно почитать хотя бы воспоминания царских государственных деятелей и все вопросы исчезнут. Ведь практически все политические партии России в начале XX века (включая монархистов-черносотенцев) в своих программах так или иначе уделяли внимание аграрной, рабочей и национальной проблематике. Другое дело, что далеко не все предлагали действенные меры для решения затронутых проблем. Но факт остаётся фактом.

Недаром в 1917 году и в годы гражданской войны большинство народа, большая часть русского офицерства (включая большинство представителей царского генералитета) поддержало именно Советскую власть. В любом случае победа в 1917 году на выборах в региональные и в районные Советы и Думы большевиков, получение ими и их тогдашними союзниками большинства на Съезде Советов, принявшим 25 октября 1917 года исторически значимое постановление, подтверждает факт стремления большинства народа России к социализму и к диктатуре пролетариата как к высшей форме народовластия. Правда, внешняя и внутренняя контрреволюция, не желавшая мириться с собственным историческим и политическим фиаско, пошла на грандиозное преступление против России. Откровенный саботаж со стороны олигархии, всплеск бандитизма и хаоса, соединение внутренних врагов Советской власти с иностранными интервентами, применение белогвардейцами в отношении большинства населения захваченных ими территорий тактики выжженной земли, вполне сопоставимой с кровавыми преступлениями гитлеровцев и их пособников, совершаемых ими на оккупированных землях СССР в годы Великой Отечественной войны, — и это, по мнению некоторых, не является чрезвычайным обстоятельством, требовавшим со стороны народной власти применения ответных жёстких мер? Вопрос совершенно риторический. Нависшая над Советским Союзом угроза военного вторжения «развитых» капиталистических государств, дальнейшая подготовка фашистскими агрессорами прыжка на нашу страну, борьба СССР против гитлеровских захватчиков в 1941 – 1945 гг., необходимость ускоренного решения в 1930-ые годы запущенной в дореволюционный период задачи осуществления индустриального рывка и освобождения от зависимости иностранного капитала, а в послевоенный период – форсированной разработки ракетно-ядерного щита на фоне реальной подготовки США к нанесению по ключевым городам Советского Союза атомного удара, — всё это, оказывается, не требовало решительных и жёстких действий? Едва ли не повсеместный саботаж кулаков, развёртывание ими тотального террора в сельской местности против мирного населения, рост диверсий и вредительства на производственных и на транспортных объектах – это разве не требовало наведения порядка? Наличие внутри партии, Советского государства, институтов, Красной Армии и даже НКВД (как на общесоюзном, так и на республиканском/региональном/районном уровнях) подпольного заговора, пользующегося поддержкой нацистской Германии и Японии, — это всё надо было спустить на тормозах? И нам следовало разделить в конечном итоге трагическую участь Франции и большинства стран Европы? Или некоторые полагают, что следовало пройти через то, что наша Родина прошла в 1988 – 1993 гг.? Народ не понаслышке знает, чем обернулись подобные эксперименты. Поэтому, господа «западники», ваши, мягко говоря, «советы» уберите в сторону.

Интересный материал:  Мантры премьер-министра Дмитрия Медведева

Одновременно «демократы», занимаясь апологетикой столыпинских репрессий, вновь начали утверждать о мнимой успешности проводимой им аграрной реформы, которая якобы была продуктивнее и гуманнее мероприятий Советской власти. И даже высказали сожаление, что начинания Петра Аркадьевича не удалось довести до конца. Действительно общеэкономические показатели сельского хозяйства в столыпинский период увеличились, экспорт продовольствия возрос. Однако другая провозглашаемая правительством Российской империи задача формирования широкого слоя зажиточных мелких земельных собственников так и осталась невыполненной. Предположим, в настоящее время мы наблюдаем строительство элитного жилья в крупных городах в больших количествах. Но простому народу какой прок от этого, если купить квартиру в новостройках не по карману человеку труда. А если он и вселяется в эти дома, то на грабительских условиях ипотеки. А сколько дольщиков разорилось и было пущено по миру! Следовательно, важнейшая социальная задача, касающаяся обеспечения большинства народа доступным и качественным жильём, остаётся нерешённой. Аналогичным образом обстояло дело с положением крестьянства во время столыпинских реформ.

Правда заключается в том, что значительное количество крестьян (в том числе переселенцев) при П.А. Столыпине просто-напросто разорялась. Так, внимания заслуживает опубликованная в 3-ем номере газеты Ставропольской губернии «Наша заря» за 1910 год статья, в которой был проиллюстрирован ход аграрной реформы: «За два года лишились земли 5 300 дворов, причём немало дворов, владевших более, чем одним наделом. Общая цифра проданных крестьянам наделов выразится числом около 6 300… средний крестьянский надел с выпасами, выгонами и прочими угодьями принижается в 7 дес… Средняя продажная цена за десятину – 40 рублей…. Помещичьи земли и земли, продаваемые земельным крестьянским банком, идут не ниже 125 рублей за десятину». У всех ли крестьян были деньги, позволявшие им приобрести землю по указанной цене? Вопрос риторический.

К какому выводу пришли в столыпинский период  представители научных кругов?  «Продавая земельные участки по невероятно вздутой цене и в то же время беспощадно взыскивая платежи, банк в конце концов приводил к разорению своих наименее имущих и состоятельных покупателей, и последние нередко или оказывались вынужденными добровольно продавать свои участки и оставаться совсем без земли, или насильственно удалялись, «сгонялись» самим банком за неисправный взнос платежей».

Примечательно, что даже П.А. Столыпин и А.В. Кривошеин в одной из своих записок об итогах визита в Сибирь и в Поволжье в 1910 году вынуждены были признать очевидное. Они подчёркивали, что всем крестьянам-переселенцам «не успевали… отводить участки, строить дороги, колодцы, врачебно-продовольственные пункты». Кроме того, согласно признанию двух вышеупомянутых лиц, за Уралом «около 700 тысяч душ» стали жить «в качестве арендаторов и рабочих на землях старожилов и других переселенцев, получивших установленные наделы», что «положение их крайне тяжёлое».

Каким был общей итог данной политики? По оценкам Министерства внутренних дел Российской империи и Вольного экономического общества, за 1907 – 1915 гг. из общины вышло от 1,99 до 2 млн.  семей. Для России начала XX века это явно не большинство крестьян. Кроме того, из 13,5 млн. домохозяйств ходатайства о закреплении земли в частной собственности подало свыше 6 млн. По данным на 1 января 1916 года, только 1, 436 млн. крестьянских домохозяйств (из 13,5 млн.) получило землю в единоличную собственность. Это явно меньшая часть – всего лишь 10,6%. И, тем не менее, представители определённого политического течения квалифицируют это «успешными итогами реформы». Большего маразма трудно вообразить.

А Ленинско-Сталинская модернизация, политика социалистического строительства в нашей стране, напротив, способствовали повышению народного благосостояния. Так, к 1931 году в СССР была полностью ликвидирована безработица. В то же время в капиталистических странах, охваченных масштабным экономическим кризисом, тысячи людей теряли работу, надежды на нормальную жизнь.

Так, стремительными темпами возрастал фонд заработной платы рабочих и служащих СССР. В 1924/25 – 1936 гг. увеличился с 3,8 млрд. рублей до 71,6 млрд. рублей. В 1936 году по сравнению с 1929 годом зарплата Советского промышленного рабочего повысилась в 2,9 раза. Всё это значительно опережало аналогичные показатели капиталистических стран. Например, за упомянутое время заработная плата немецких рабочих уменьшилась на 21%, итальянских – на 18%, японских – на 12%, американских – на 14%. Одновременно Советское государство уделяло серьёзное внимание созданию благоприятных условий для достойной жизни и свободного развития народов СССР. Так, в годы первых двух пятилеток расходы на пенсии и пособия увеличились с 3 713,2 млн. рублей до 9 683,7 млн. рублей. Увеличилось финансирование домов отдыха, курортов и санаториев с 263,9 млн. рублей до 1 317,5 млн. рублей, медицинской помощи застрахованным – с 2 015,8 млн. рублей до 6 101,2 млн. рублей, обслуживания детей застрахованных – с 420,9 млн. рублей до 1 845,8 млн. рублей, рабочего жилищного строительства – с 1 339,9 млн. рублей до 3056,8 млн. рублей.

Все вышеупомянутые усилия Советской власти принесли позитивные плоды обществу. Это нашло выражение и в увеличении числа рабочих и служащих, получивших бесплатное лечение и отдых в домах отдыха и в санаториях, и в активизации жилищного строительства. Только в 1927/28 – 1936 гг.. в 5,6 раза возросло количество пользовавшихся лечением и отдыхом в санаториях, в 3,5 раза в домах отдыха. Одновременно к концу 1930-х годов было построено государством около 60 млн. квадратных метров жилой площади. Причём уровень расходов Советской рабочей семьи на жилище составлял 4,3%, в то время как в капиталистических странах данный показатель достигал 20 – 30%.

Всё перечисленное предопределило высокий уровень народной поддержки Советской власти. Трудящиеся СССР понимали, кому они обязаны улучшением своего положения, появлением реальной возможности контролировать распределение общественных благ, пользоваться достижениями прогресса, подчинять государство их интересам. Именно это высоко ценилось обществом. Поэтому народ нашей страны активно включился в реализацию масштабных прорывных проектов, способствовавших выходу СССР на передовые позиции в мире. Такова правда истории, которую никоим образом (как бы некоторые того не желали) невозможно вычеркнуть.

Михаил Чистый

Источник.



Просмотров: 251

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.