Империализм как тормоз для развития

Автор: | 2021-09-10
Империализм как тормоз для развития

Империализм как тормоз для развития

Империализм как тормоз для развития

В чём причина разложения и упадка в науке, культуре, образовании, в политической общественной жизни, которые наблюдается во всём капиталистическом мире и становятся уже очевидными не только для прогрессивной части человечества, но и для людей далёких от демократических и коммунистических идей?

Особенно такое разложение и упадок коснулись самой чувствительной к экономической жизни общества области человеческой деятельности — культуры и искусства.

Но не только в этой области отмечается упадок и разложение. Противоречия капиталистического общества коснулись и сферы управления. Сфера управления находится в состоянии кризиса, вслед за затяжным экономическим кризисом. Политические институты буржуазной власти трещат по швам. В условиях затяжного экономического кризиса, единственной возможностью для буржуазии избежать кризиса управления обществом является отказ от любых демократических форм власти, которые требуют для их поддержания немалых материальных и лояльных власти людских ресурсов.

Такое же разложение и упадок коснулось и области научной деятельности. То обстоятельство, что любые плоды человеческой деятельности рано или поздно становятся товаром в условиях капиталистических отношений было указано ещё классиками марксизма. Но в те времена, когда создавался марксизм, капиталистические отношения ещё проходили стадию своего восходящего развития и давали определённый простор развитию производительных сил, в том числе развитию науки и культуры. Но когда капиталистические отношения стали уже заметным тормозом для развития производительных сил, то и вся капиталистическая надстройка стала приходить в упадок. Теперь наука и культура не служат в целом развитию производительных сил. Оформление этих плодов человеческой деятельности в товар, в предмет купли-продажи, сделало возможным перенаправить служение науки и культуры в интересах развития всего общества, к узкому услужению интересам богатейшей верхушки правящего класса буржуазии. Общественный паразитизм правящего класса, не заинтересованного в развитии производительных сил, наложил печать разложения на все области человеческой деятельности.

Что же могло произойти за последние, скажем сто лет, чтобы капиталистические отношения превратились из условия бурного развития производительных сил в их тормоз? Ответ на этот вопрос надо искать не в сфере идей и политических или юридических представлений, а в сфере производства материальных благ, в экономических отношениях. Причиной этому стал неизбежный этап в развитии капитализма, — это превращение его в капитализм монополистический и, как следствие, завоевание крупнейшими монополистами полного экономического и политического господства в обществе.

Все основные черты монополистического капитализма, в его последней империалистической стадии, описал в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» В. И. Ленин. Но даже в тот период, когда Ленин работал над этим трудом, уже вступивший в фазу монополистического развития капитализм ещё не исчерпал своих возможностей развивать производительные силы. Обострив до крайности в своём ещё восходящем развитии противоречия между трудом и капиталом, монополистический капитализм развил и силы труда, что не могло не вызвать революционной волны во всем мире, закончившейся победой пролетариата в царской России. Для того, чтобы ответить на вопрос, почему монополистический капитализм стал тормозом общественного развития, проследим основные этапы развития капитализма в его современную монополистическую форму.

В классический период, конкуренция промышленных капиталистических предприятий между собой, заставляла принимать участие в производстве каждого отдельного капиталиста. Каждый отдельный капиталист был кровно заинтересован в хозяйственном развитии своего предприятия. Только личное участие в управлении предприятием, в которое предприниматель вложил свой капитал, давало ему возможность возмещать издержки производства с прибылью и побеждать в конкурентной борьбе. Личному участию капиталиста в хозяйственной деятельности своего капиталистического предприятия благоприятствовало ещё то обстоятельство, что размеры производства были ещё относительно невелики.

Но всеобщая конкурентная борьба приводила к тому, что мелкие капиталистические промышленные предприятия вытеснялись более крупными. Это заканчивалось тем, что более крупное промышленное предприятие разоряло и поглощало мелкое. Для одного капиталиста это разорение, а для другого — увеличение капитала и укрупнение производства. Поскольку количество конкурирующих между собой единиц равнялось в ту пору количеству промышленных предприятий, постольку разорение и поглощение одних другими заканчивалось уменьшением общего числа участников капиталистического рынка.

В руках оставшихся участников сосредотачивается всё возрастающее богатство, т. е. происходит централизация капитала. Самостоятельно управлять крупным капиталистическим производством капиталисту делается труднее и он вынужден прибегать к услугам управленцев. Поглощение более крупным капиталом мелкого, то есть процесс централизации капитала в ходе конкурентной борьбы, являлся первым этапом в развитии монополистического капитализма.

Далее сам ход конкурентной борьбы, заставлял капиталистов объединяться в союзы для упрочения своего положения на рынке. Сначала такие объединения были не прочны, но со временем их роль возрастала и из временных союзов появлялись более устойчивые объединения.

Главной целью капиталистического объединения было стремление занять монопольное положение на рынке в качестве продавцов определённого рода товарной продукции и (или) в качестве покупателей, необходимых для своего производства, сырья и материалов. Это давало возможность диктовать свои цены как потребителям, так и продавцам. В своём историческом развитии капиталистические формы объединения прошли путь от простых объединений к более сложным. Самой простой и исторически первой формой объединения стал картель — соглашение между самостоятельными промышленными предприятиями в области определённой политики цен как для продавцов готовой продукции, так и для покупателей сырья и материалов.

Вторым, более сложным и тесным соглашением между промышленными предприятиями выступает синдикат. Вступившие в синдикат предприятия полностью теряют свою коммерческую самостоятельность и утрачивают возможность проводить самостоятельною политику в области цен. В области производства самостоятельность предприятий сохраняется.

Интересный материал:  Еженедельный журнал «Искра ДНР» №3 от 07 октября 2019 г.

Форма объединения, где отдельные предприятия полностью теряют свою как коммерческую, так и производственную самостоятельность, а вся деятельность предприятий, в рамках объединения, ведётся по единому плану называется трестом. В этом виде объединения владельцы своих предприятий выступают в роли пайщиков треста. Трестируются в первую очередь обычно однородные по виду деятельности предприятия. Это называется горизонтальным трестированием. Но со временем происходит трестирование и вертикальное, когда в трест включаются предприятия всей производственной цепочки, начиная от процесса получения сырья до изготовления готовой продукции. Такое комбинированное объединение получило название комбината.

Монополизации промышленности способствовал не только процесс поглощения капитала в ходе конкурентной борьбы, а и процесс его акционирования. Скупка и сосредоточение акций разных предприятий в руках не многих их владельцев уже служила формальным поводом к объединению.

Объединению промышленных предприятий способствовали и банки. Банку проще иметь дело с одним сильным клиентом, в лице объединения, чем с каждым промышленным предприятием отдельно. В свою очередь, промышленные предприятия объединяясь, побуждают к объединению и те банки, которые эти предприятия обслуживали. Процесс акционирования промышленного капитала создавал условия для участия банков в делах промышленных предприятий. Будучи поначалу посредниками в купле-продаже акций, со временем банки сами начинали скупать акции промышленных предприятий способствуя их объединению.

Наиболее крупные промышленные предприятия и объединения, желая освободиться от влияния банков, сами учреждали свой собственный банк или скупали акции других банков, чтобы иметь в них своё влияние. Благодаря такому взаимопроникновению промышленного капитала в банковую сферу и наоборот, произошло сращивание банкового капитала с промышленным, что в итоге привело к возникновению финансового капитала.

Раз возникнув, финансовый капитал не остановил своего развития. В целях контроля над возможно большим числом промышленных, торговых и иных предприятий и банков финансовый капитал создаёт «общества участия капиталом», т. е. такие общества, которые сосредотачивают в себе все командные высоты над целыми отраслями промышленности в международном масштабе. Разновидностью таких «обществ участия» являются международные Холдинг-тресты. Цель создания таких обществ охватить своим влиянием целые сектора экономики, как национальные, так и международные и получая огромную учредительскую, военную, инфляционную и др. прибыль господствовать в экономической жизни целых регионов. За безликим обществом-«матерью», скрываются небольшое число лиц, ворочающие громадными капиталами дочерних и др. обществ и организаций. Совершенно ясно, что господство в экономической жизни обуславливает собой господство и в политической жизни. На сцену политической жизни целых стран и регионов выдвигается финансовая олигархия.

Финансовая олигархия подчиняет своим интересам национальную политику стран, где она господствует, подчиняет своему влиянию науку и культуру, берет под свой полный контроль средства массовой информации. В тоже время финансовая олигархия утрачивает непосредственную связь с производством и теряет заинтересованность в его развитии. Причина этому находится прежде всего в том, что свою громадную прибыль финансовая олигархия получает опосредовано, через более мелких капиталистов, над капиталами которых у нее контроль. Немалую долю прибыли финансовая олигархия получает от разного рода спекуляций. Например, все фондовые биржи находятся в руках крупного капитала, где они главные игроки.

Таким образом финансовая олигархия превратилась в господствующую над обществом группу паразитов, высасывающих из общества все производящие силы. Господствуя над обществом и получая максимальную прибыль не в прямой связи с развитием производства, финансовая олигархия утрачивает заинтересованность в общественном развитии.
Возможно ли такое, что финансовая олигархия одной страны или группы стран всё-же остаётся заинтересованной в развитии производства в современных условиях. Практика показывает, что такая заинтересованность может быть. Пример тому современный Китай. Финансовая олигархия Китая, опираясь на огромные трудовые и другие ресурсы своей страны, своей политикой двойных цен, стремится вытеснить своих конкурентов с мирового рынка и завоевать своё господство.

В чём заключается политика двойных цен? Такая политика означает то, что цены внутри страны на определённого вида товары высоки, а на мировой рынок они за счёт этого выбрасываются по низким, демпинговым ценам, что побивает конкурентов. Безусловно внутренний рынок при этом закрыт или ограничен для конкурентов высокими пошлинами. Если для финансового капитала развитие собственного производства кровно необходимо для завоевания своего господства и увеличения своих прибылей, то он делает это. Другой вопрос, как долго развитие производства на востоке возможно и как скоро наступит упадок и стагнация. Наверное тогда, когда прибыль потечёт в карманы финансовым тузам уже не в прямой связи с развитием собственного производства. То есть после победы в мировой конкуренции или после того, как аппетиты одной финансовой национальной группы будут ограничены интересами другой — не менее сильной…

К. Косов

Источник.



Просмотров: 213

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.