И цена, и стена. Народу на угощение – запретные плоды демократии

Автор: | 12.01.2019
И цена, и стена. Народу на угощение – запретные плоды демократии

И цена, и стена. Народу на угощение – запретные плоды демократии

В советское время было принято поздравлять друг друга словами «С Новым годом, с новым счастьем!». В этом году многие миллионы просмотров набрала песня Семена Слепакова, где он вместе с хором поет: «Это был тяжелый год, был он тяжелей, чем тот, неожиданно нам всем много он принес проблем…» – и так пять минуту по кругу. Одним из самых распространенных комментариев к песне было предложение сделать ее гимном последнего тридцатилетия. 

Но в этом году, похоже, нам привалило особенное счастье – подорожало всё, что мы смогли заметить: продукты питания, причем по всему спектру, сотовая связь, ЖКХ, лекарства, проезд на электричке, все виды транспорта и так далее. Причем подорожало не на 2% НДС, а заметно больше. Продавцы вкладывают в цены инфляционные ожидания, а мы шарим в кошельках, вспоминая слова министра труда и социальной защиты РФ Максима Топилина о беспрецедентно выросшей зарплате. Не знаю, можно ли назвать это позитивом, но весна в этом году пришла явно преждевременно. Увы, не климатическая, а ценовая. «Замороженные» до марта цены на бензин, видимо, в новый год отогрелись и полезли вверх. На заправке, где я всегда заправляюсь, АИ-95 вырос почти на полтора рубля. Я в своих соцсетях даже задал специальную тему про цены – ну чтобы мои друзья в интернете со всей страны могли рассказать, у кого что подорожало и насколько. В общем, картина везде примерно одинаковая.

Государство, которое теперь, как известно, нам «ничего не должно», похоже, перешло с народом на другой формат общения. Никаких обещаний – все и так хорошо и будет еще лучше, а если у вас лично плохо, так это ваши личные проблемы, значит плохо приспосабливаетесь. Собственно, ничего нового не происходит – с каждым годом у нас новые непопулярные реформы, к которым просят отнестись с пониманием. Тридцать лет непопулярных реформ. Я даже не спрашиваю теперь, когда начнутся популярные, потому что все эти реформы проводятся не для нас, а против нас и за счет нас. И для кого-то они очень популярные. Только сейчас все стало жестче и откровеннее из-за того, что, извините за социал-дарвинизм, кормовая база сокращается.

Разумеется, у людей все это восторга не вызывает, особенно у тех, кто почему-то думал, что после президентских выборов 2018 года нас ждет какой-то левый, антилиберальный, патриотический… поворот. Да с чего бы это? Поворот есть, но как раз в другую сторону. Как есть и реакция на него в виде падения рейтингов всех без исключения ветвей власти и, к примеру, явного ужесточения риторики пользователей интернета. Посмотрите комментарии на самых разных сайтах к выступлениям наших руководителей, там все наглядно видно. Особенно, если под выступлением 10–20 тысяч комментариев примерно одной тональности и в схожих выражениях.

Естественно, негативную тенденцию в отношениях власти и народа видим не только мы, но и сами власти, и было бы странно, если бы они не пытались с ней бороться. Только, похоже, что методы борьбы выбраны, скорее, репрессивные. Ведь улучшить жизнь большинства людей, да так, чтобы это почувствовали они сами, а не только Росстат, – это трудная задача. Гораздо проще, как кажется некоторым, затруднить недовольным возможность высказываться и протестовать. На самом деле это тоже трудная задача – во-первых, век интернета на дворе, а во-вторых, все-таки очень трудно соединить демократические процедуры и образ современного государства с практикой и сущностью развитого феодализма.

Вот, например, 27 декабря 2018 года президент РФ В.В. Путин подписал закон, принятый Государственной думой 18 декабря прошлого года, которым вносятся дополнения в статью 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Этим законом вводится ответственность за новое для нас, а уж тем более для остальной Европы, правонарушение – за вовлечение несовершеннолетнего в участие в несанкционированных собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях.

Я думаю, даже далекие от судов и права люди знают, что есть ответственность, вплоть до уголовной, за вовлечение подростков в преступную деятельность, в занятие проституцией, в потребление наркотических веществ, алкоголя или табака. Есть также новые виды ответственности, например, за вовлечение детей в совершение действий, представляющих опасность для их жизни и здоровья, – это связано с фактически открытой пропагандой разного рода «экстрима», связанного с увечьями и смертью. Все это абсолютно правильные запреты, призванные оградить неокрепшие души и тела от дурного и порой смертельно опасного влияния.

Но митинги, демонстрации и шествия – разве это зло? Наверное, еще по советской наивности я всегда считал, что мирное, открытое выражение своей гражданской позиции не приносит обществу ничего, кроме пользы. Мне возразят – так ведь речь идет о несанкционированных общественных мероприятиях. А кто виноват, что в нашей стране общественно-массовые мероприятия так заорганизованы, что почти любое из них можно сделать несанкционированным, или, как сейчас по-простому выражаются, не разрешенным. Хотя, как ни странно, в нашем законодательстве, все-таки еще носящем на себе следы буржуазной демократии, нет такого понятия, как запрет на митинги, шествия и демонстрации, а есть процедура их согласования.

А на практике получается, как 7 ноября 2018 года, когда самой что ни на есть парламентской партии, имеющей представительство во всех органах представительной власти, старейшей и уважаемой КПРФ, не согласовали митинг и шествие у крейсера «Аврора». И мне кажется, что вряд ли кто-то объяснит, почему и какая в этом была общественная опасность. Митинг у «Авроры» все равно прошел, но по новому закону, если бы в нем приняли участие несовершеннолетние, это грозило бы очень серьезными санкциями.

А санкции действительно серьезные – просто за вовлечение несовершеннолетнего в участие в несанкционированных собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях теперь могут оштрафовать гражданина в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей, или назначить обязательные работы на срок от двадцати до ста часов, или даже административный арест на срок до пятнадцати суток. На должностных лиц может быть наложен штраф от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей, на юридических лиц – от двухсот пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей.

Интересный материал:  Россия и Япония готовятся к подписанию мирного договора

Для примера, ответственность по статье 6.10 КоАП РФ за вовлечение несовершеннолетнего в употребление алкоголя или даже одурманивающих веществ составляет от полутора тысяч до пяти тысяч рублей. Вовлечение несовершеннолетних в процесс потребления табака, согласно статье 6.23 КоАП РФ, может повлечь наказание в виде штрафа от одной тысячи до трех тысяч рублей.

Это же получается, что власти считают выражение несовершеннолетними активной гражданской позиции, пусть даже и несанкционированно, как минимум в 15 раз опаснее употребления алкоголя и в 30 раз опаснее потребления табака (если брать минимальную санкцию)?!

Интересный факт – закон минимальный по тексту, всего несколько строчек, а внесли его аж более 70 депутатов от «Единой России». Один из инициаторов законопроекта, журналист Евгений Ревенко, пояснил: «Нам не нужны гавроши. Нам с вами нужна ответственная, социально ориентированная и созидающая молодежь». Я еще сразу подумал про Чиполлино.

Думаю, он тоже был бы не нужен. А при словах «ответственная, социально ориентированная и созидающая молодежь», уж извините, не навязываю своего мнения, но в наше время мне сразу представляется Мальчиш-Плохиш из сказки Аркадия Гайдара, который с детства готовится стать бизнесменом и депутатом.

На мой взгляд, вызывает только сожаление, что в устах депутата и журналиста, без сомнения, знакомого с самым широким спектром мировой классической литературы, имя Гаврош как персонаж является отрицательным. Напомню, что Гаврош Тенардье – персонаж романа «Отверженные» Виктора Гюго, изданного в 1862-м. Гаврош описан как жизнерадостный, благородный, храбрый мальчик, сражавшийся на баррикадах и погибший в ходе Июньского восстания 1832 года. Роман Виктора Гюго неоднократно экранизировался – в СССР, ГДР, ФРГ, Италии, США, Великобритании, и, несмотря на разное прочтение книги, Гаврош оставался неизменно абсолютно положительным героем. Про Мальчиша-Кибальчиша я и не говорю. Я мысленно перебираю лучшие образцы мировой классической литературы и не могу найти ни одного примера, кто попал бы под определение Евгения Ревенко о нынешней «ответственной, социально ориентированной и созидающей молодежи».

А как этот закон будет применяться на практике? При его полной правовой неопределенности что теперь будет с любым несогласованным общественным мероприятием, если на него случайно забредет, или того хуже, умышленно, с подачи законоблюстителей, придет подросток из числа «ответственной, социально ориентированной и созидающей молодежи»?
Справедливости ради, это был еще не самый жесткий вариант законопроекта, ведь в ноябре 2018 года депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Вострецов вовсе предлагал лишать родительских прав родителей, чьи несовершеннолетние дети два или более раза участвовали в несанкционированных митингах. Предложение это не прошло, но направление мыслей было усвоено.

Про взрослых тоже не забыли.

9 января комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции рекомендовал принять в первом чтении законопроект, которым предлагается блокировать сайты. Речь идет об упрощенном порядке блокировки интернет-сайтов, распространяющих «недостоверную общественно значимую информацию.

Согласно законопроекту, правом обратиться в Роскомнадзор с требованием о принятии мер по ограничению доступа к соответствующим сайтам будут наделены генеральный прокурор РФ и его заместители. В пояснительной записке к законопроекту указано, что «распространение такой информации в СМИ или информационно-телекоммуникационных сетях предлагается признавать злоупотреблением свободой массовой информации».

На практике, я уверен, из-за того же отсутствия правовой определенности в результате реализации законопроекта можно будет во внесудебном, упрощенном порядке блокировать практически любую критическую информацию.

И наконец, 9 января комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции поддержал законопроект об ог­ра­ничении доступа к материалам, выражающим в неприличной форме неуважение к власти. Если закон будет принят, то он позволит блокировать материалы, «выражающие в неприличной форме» неуважение к обществу, государству, государственным символам, Конституции России и органам власти. Мало того! Законопроект предусматривает административное наказание за вот это самое неуважение, и довольно существенное.

Предлагается внести поправки в статью 20.1 КоАП (мелкое хулиганство) и в статью 15 Федерального закона «Об информации». Наказание предусматривает штраф в размере от 1 до 5 тысяч рублей или даже административный арест до 15 суток!

На практике оба законопроекта не просто существенно ударят по свободе слова в России, но превратят критику власти в словесную эквилибристику, в которой при желании экспертиза всегда найдет состав административного правонарушения.

Практически все оппозиционные партии и организации в России выступили против этих законопроектов. Также выступили против большая часть журналистского сообщества и Совет по правам человека при президенте РФ.

Увы, при конституционном большинстве одной политической силы практически во всех органах власти можно не считаться ни с кем. Так что велика вероятность, что эти законопроекты будут приняты.

И никто после этого не сможет сказать, что власти не думают о нас.
г. Электросталь,
Московская обл.

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ

(По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия»)

Капитан Очевидность

По мере усугубления кризиса буржуазная власть, стремясь не допустить ухода почвы из под ног, фактически стремится заткнуть рот всем несогласным. Нет никакого сомнения в том, что проталкиваемые инициативы (в том числе и те, о которых идёт речь в статье), нацелены именно на это. Иных вариантов просто нет. Видите ли, верхи озабочены недопущением распространения информации, в которой проявляется «неуважение» к власти. Но ведь подобное можно трактовать весьма широко. Есть ли у вас гарантия того, что под подобную статью не подведут, например, критику катастрофических результатов неолиберальных антисоциальных «реформ»? И они всерьёз полагают, что тем самым сберегут «стабильность»  и не допустят смуты? Напротив, чем больше верхи будут оказывать давления на общество, тем выше будет градус народного возмущения. И пусть потом правящий класс не раздувает психоз — ведь он своей политикой сам ведёт страну к социальному взрыву.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.