И ЕЩЁ РАЗ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Автор: | 03.08.2018
И ЕЩЁ РАЗ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

И ЕЩЁ РАЗ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Первая мировая война и последовавшие за ней революции были событиями огромного, эпохального значения. По своим масштабам и последствиям она не имела себе равных во всей предшествующей истории человечества. Война длилась более 4-х лет, охватив 38 государств. Поистине неисчислимые бедствия принесла война народным массам. Война оказала большое влияние на весь ход мировой истории, привела к обострению классовой борьбы, активизации рабочего и национально-освободительного движения. Она ускорила вызревание объективных предпосылок социалистической революции.

Интересно, что задолго до Первой мировой войны и революции ряд крупных мыслителей предвидели дальнейший ход истории. К. Маркс и Ф. Энгельс предсказали её назревание за несколько десятилетий до начала.

Еще в 1870 г. анализируя войну между Пруссией и Францией, К. Маркс писал: «Теперешняя война… ведет к войне между Германией и Россией» и что эта следующая война станет «повивальной бабкой неизбежной социальной революции в России» . Уже в те годы К. Маркс предвидел два события всемирно-исторического значения: мировую войну и ее последствие — революцию в России.

А его сподвижник, Ф. Энгельс, особенно много занимавшийся военными вопросами, сделал самый дальновидный по своей глубине и точности прогноз о назревании всеобщей войны. Он точно определил продолжительность будущей мировой войны: три-четыре года , указал на ее разрушительные последствия и политические итоги. В 1887 году, т.е. за 27 лет до первой мировой войны он записал во «Введении к брошюре Боркхейма “На память ура-патриотам 1806 — 1807 гг.”», что это будет «Всемирная война невиданного раньше размера, невиданной силы. От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга, и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи, …будет длиться три-четыре года и принесет на континент опустошение, голод… крах старых государств…». Энгельс предвидел также разрушительный характер будущей войны и ее тяжелые экономические последствия для всех — победителей и побежденных.

Политическим итогом мировой войны, по мнению Энгельса, будет создание условий для победы рабочего класса в пролетарской революции. В 1888 году он написал, что «если дойдет до войны…, то это будет наступательная война (со стороны Германии – прим. С.М.) со взятием польских крепостей и революцией в Петербурге…».

«Крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, — писал он, — крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы; только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса» .

В.И. Ленин назвал это великое научное предвидение гениальным пророчеством.

В 1905 году германский канцлер Бернгард фон Бюлов высказался: «если Россия объединится с Англией, это приведет к большому международному конфликту… Скорее всего Германия потерпит поражение, и все кончится триумфом революции».

В этом же году, во время подписания Портсмутского мира, граф С.Ю. Витте предсказал, что следующая война для России обернется её политической катастрофой. А министр внутренних дел России П.Н. Дурново накануне войны в феврале 1914 года в аналитической записке на имя императора предупредил не только о надвигающейся войне и её участниках с обеих сторон, но и предостерегал от вступления России в мировую войну, говоря о том, какое влияние она окажет на внутреннее положение в России.

В частности, он писал, что «главная тяжесть войны выпадет на нашу долю… Война потребует расходов, превышающих ограниченные финансовые ресурсы России… Россия не готова к войне с Германией, поэтому все кончится революцией в обеих империях, причем русская революция примет характер социальной революции в самой радикальной форме… Революционные выступления выдвинут социалистические лозунги… Побеждённая армия, лишившаяся, к тому же, за время войны наиболее надёжного кадрового своего состава, охваченная общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованною, чтобы послужить оплотом законности и порядка…» .

Вышеперечисленные предвидения, оценки и анализ были сделаны задолго до того как подтвердились на практике.

Война как решающий фактор крушения российской монархии

Ни мировая, ни российская элита не подозревала, чем для неё обернется война. И война началась… Если в её начале наблюдался высокий патриотический подъём, то после первых серьёзных поражений на фронтах эйфория 1914 года и вера в победу стала угасать. Опыт первых сражений показал, что вопреки первоначальным прогнозам генеральных штабов война принимала затяжной характер. Постепенно начинало расти недовольство царской властью…

Первая мировая война наглядно подтвердила решающее значение экономики для возможности ведения войны и доказала самую тесную связь между войной и экономикой. И хотя к 1914 году Россия считалась среднеразвитой капиталистической страной с высоким уровнем развития капитализма в отдельных отраслях хозяйства, в то же время среди крупных капиталистических государств она была экономически отсталой страной с большим удельным весом сельского хозяйства, слабой промышленностью, плохо развитым транспортом.

Уже на первом году войны, несмотря на прекрасный урожай, страна стала испытывать продовольственные трудности. Из-за сокращения коммерческих перевозок значительно увеличился отрыв металлообрабатывающей промышленности, расположенной преимущественно на севере в центе Европейской части страны, от её сырьевой базы – Южного промышленного района. Война нарушила связи между городом и деревней, между отдельными отраслями народного хозяйства и районами. А также разорвала многие мировые нити международного обмена, дезорганизовав традиционные внешнеторговые отношения.

В России более двух третей всей промышленной продукции шло на военные нужды, и лишь одна треть продукции оставалась для удовлетворения потребностей населения, что порождало товарный голод и повышение цен. Это была война на истощение. В России хозяйственная разруха наступила раньше и страна больше других пострадала от войны.

Признаки развала народного хозяйства России проявились уже на втором году войны и выражались в том, что многие предприятия, имеющие для народного хозяйства важное значение, начали закрываться из-за невозможности их обеспечения сырьём и топливом. В результате царская Россия, вступив в мировую войну экономически неподготовленной, не смогла и в ходе войны привести народное хозяйство страны в соответствие с требованиями военного времени.

Правительство оказалось неспособным организовать экономику, чтобы обеспечить армию и страну необходимым вооружением и снаряжением. Русская армия постоянно испытывала недостачу вооружения и боеприпасов. Это отставание царской России во многом определило трудности, с которым пришлось столкнуться Русской армии в борьбе с противником, и огромные потери, понесенные русскими войсками в этой войне .

Вот что о настроениях в армии писала газета «Социал-демократ» 31 марта 1916 года, т.е. спустя полтора года после начала войны и за год до Февральской революции.

«Недовольство растёт всюду. В «победу» уже никто не верит и все спрашивают лишь одно: «Как все это кончится? Исчез совсем бесшабашный казарменный патриотизм. Его сменяет более вдумчивое отношение к событиям. В глубине народной массы происходит оценка всех этих лозунгов: борьба «за свободу», «с немецким засильем» для будущего «процветания России» и т.д… Питер начал испытывать недостатки во всем. Нет дров, нет масла, нет порой и хлеба. Так-то русское правительство при поддержке либералов «взяло измором немца». Промышленники недовольны рабочими и охранкой. Им нужно «спокойствие», а рабочие высказывают недовольство… Теперь подняли вопрос о «прикреплении» рабочих к заводам и фабрикам… надеются «окрепостить» всех мобилизованных. Промышленники во имя «обороны отменили все законы и эксплуатируют женщин и детей неограниченно, начиная с 12 лет…

Из казарм доносятся стоны и вести о протестах и стычках. Солдат содержат плохо, нет обуви, нет одежды, плохая пища. Обращение грубое, и за пустяковые проступки наказание одно – порка. Порют и «дают в зубы» всюду, в тылу и на фронте… Наблюдается переход от зуботычины к хлыстам, так как господа офицеры жалеют руки и стегают серую скотинку нагайкой… На позициях «милостивые» офицеры предлагают солдатам выбирать наказание – расстрел или порку…за не отдание чести, незнание словесности… и солдаты не остаются в долгу: вместо роты в атаку бросается половина, а полроты остается в окопах…» . Вместо наступления на фронтах зрел антивоенный протест.

Во второй половине 1916 года уже ясно обозначился кризис людских резервов России, зафиксированный в официальных документах и переписке высших должностных лиц. Одним из первых документов, отразивших тревожное состояние дела с пополнением действующей армии, было письмо начальника Генерального штаба генерала П.И. Аверьянова в Ставку от 11 сентября 1916 года, написанное в момент, когда по существу прекратилось пополнение Юго-Западного фронта, что явилось одной из причин того, что «Брусиловский прорыв» не получил развития из оперативного в стратегический.

«Уже в августе 1916 года, — говорилось в документе, — действующая армия находилась в некомплекте, достигавшем в некоторых дивизиях 50-60%, каковое обстоятельство, как указывал штаб верховного главнокомандующего, задерживало развитие активных операций» . Аверьянов писал, что его ужасает «действительное положение с наличным людским запасом России, что пополнение армии людьми стало угрожающим…, мы близки к истощению людского запаса» .

С ним согласился начальник штаба Верховного главнокомандующего М.В. Алексеев, отметив, что с таким количеством войск воевать трудно . Однако не только опытные генералы, но и видные буржуазные деятели были встревожены неумелым ведением войны и истощением людского запаса России, о чем они написали записку Николаю II. Документ подписали 28 членов Государственного совета, Государственной думы, ряд крупных промышленников и банкиров, принимавших участие в заседании Особого совещания по обороне государства.

Уже к концу 1916 года становилось все очевиднее, что близится закат российского монархического режима. Император Николай II проявил себя слабым командующим. Война осложнила экономическую ситуацию, что ударило по всему населению. К 1917 году внутреннее положение России значительно ухудшилось, кризис приблизился к апогею. В промышленных центрах не хватало продовольствия. Правительственный аппарат разваливался. Все это восстановило против царизма самые широкие слои населения.

Начало года было отмечено остановками предприятий и очередями за мукой и хлебом, усилением забастовочного движения. Если в январе 1917 года бастовало 250 тыс. рабочих, то в феврале количество забастовок на заводах и фабриках резко увеличилось, бастовало уже свыше 400 тыс. человек . Ситуация также усугублялась обострением этнических проблем и ростом национальных движений на окраинах Российской империи, и прежде всего на Украине.

Практически все командующие фронтами призвали самодержца отречься от престола, начиная с прославленного полководца командующего Юго-Западным фронтом генерала А.А. Брусилова и кончая дядей царя – командующим Кавказским фронтом великим князем Николай Николаевичем. Николай II последовал призыву и отрекся. Генерал-майор Свиты Его Императорского Величества Д.Н. Дубенский в отношении царя заметил: «отрекся от престола, как сдал эскадрон».

Генерал А.И. Деникин писал, что «в армии отречение государя сочли неизбежным следствием всей нашей политики». Новый верховный главнокомандующий генерал М.В. Алексеев представил главе Временного правительства князю Г.Е. Львову записку «об отражении революции на фронте» в которой сообщалось, что «в целом в армии отречение царя было встречено спокойно». После февраля многие офицеры объявили себя республиканцами.

Власть перешла к Временному правительству, которое обратилось с воззванием к населению и заявило, что «приложит все силы, чтобы довести войну до победного конца» . Возросла финансовая зависимость России от союзников, требовавших наступления. «Воинствующая республика» сменила «воинствующую монархию». Война была продолжена, однако Русская армия теряла боеспособность и серьезных успехов на фронте не имела. Генерал А.А. Брусилов писал о больших потерях убитыми, ранеными и пленными, и значительном числе дезертиров.

Размышляя о причинах разложения русской армии, лидер партии «Союз 17 октября». Председатель III Государственной думы, военный и морской министр Временного правительства А.И. Гучков заявил в Государственной думе: «Не нужно, господа, представлять себе, что это болезненное явление было результатом какой-то агитационной работы каких-то людей вроде Ленина и его соратников…, почва была подготовлена давно и общим укладом нашей жизни…, этой тягостной войною, продолжающейся почти три года и истощившей морально и физически народные массы» .

Война с каждым месяцем все глубже подрывала экономику, усиливалась хозяйственная разруха. Потребление в стране за три месяца (после февраля) сократилось более чем на 50% по сравнению с довоенным. Наблюдалось резкое падение производительности труда, значительно углубился финансовый кризис, быстро прогрессировала разруха на транспорте, падала добыча основных видов топлива, сократились посевы.

Падение производства было характерно для всех отраслей русской промышленности. Таким образом, в марте-июне города получили менее трети положенной нормы продовольствия, а фронт лишь немногим больше половины наряда. В ряде регионов страны продовольственные трудности переходили в прямой голод. Надвигалась катастрофа, страна шла к погибели.

А Временное правительство продолжало бюджетную и налоговую политику самодержавия, отчего в стране галопировала инфляция. Из-за крайнего обнищания и низких доходов населения, нехватки важнейших продуктов питания и товаров правительство стало утрачивать поддержку населения, в стране в очередной раз нарастал массовый протест, который привел к кризису власти и «июльским событиям» в Петрограде. Рабочие Петрограда вышли на демонстрацию под лозунгом «Вся власть Советам!», но демонстрация была жестоко подавлена. Наступил конец двоевластия.

Директор Института российской истории РАН Ю.Петров отмечал: «В августе 1917 года страна стояла перед выбором – или военная диктатура Корнилова, или же приход к власти левых радикалов во главе с большевиками. Традиционная мысль о «земле и воле» и новая идея о «мире без аннексий и контрибуций» больше всего соответствовали пожеланиям крестьян, составлявшим основу армии Российской империи. Из-за отсутствия гражданского общества и коллапса власти судьбу России решили массы».

1917 год характеризовался ухудшением состояния Русской армии и чередой её поражений. Военно-политический отдел Ставки Верховного Главнокомандования в отчете за 28-30 октября сообщал: «Главными мотивами, определяющими настроение солдатских масс, по-прежнему является неудержимая жажда мира, …желание поскорее прийти к какой-либо развязке… Командир 12 армии сообщает, что армия представляет собой «огромную, усталую, плохо одетую и плохо прокармливающуюся, озлобленную толпу людей, объединённых жаждой мира и всеобщим разочарованием». Такая характеристика может быть применена ко всему фронту вообще…» Армия была разложена, наблюдалось массовое дезертирство… Окопное недовольство в итоге привело вместо наступления на фронте а антивоенному протесту. Недовольство кровавой бессмысленной и бесперспективной войной постепенно стало трансформироваться в ненависть к правящему классу, участвовавшему в её развязывании и продолжении.

Церковь и духовенство не смогли противостоять деморализации общества и армии. А пришедшие к власти в феврале 1917 г. буржуазные либералы и социалисты не смогли провести необходимые реформы, а также убедить народ продолжать войну. В тоже время, призывы большевиков к окончанию войны и принятию революционных мер по выводу страны из кризиса принимались все большим количеством населения. В конечном счете, это обусловило революционный выход России из войны.

Автор: Мозговой Сергей Александрович,
кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.