Говно нации

Автор: | 29.06.2020
3+
Говно нации

Говно нации

Известна цитата классиков: «Идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой». Сейчас, в век тотальной информатизации, эру мощнейшего и всеобъемлющего медийного натиска на человеческое сознание, стоит признать, что даже безыдейные, но повторенные бессчётно, насильно втиснутые в головы людей вещи, внутренне пустые, приобретают, однако, вещественность и вес.

Итак, Россия, на дворе июнь 2020. Что обсуждается? О чём без умолку толкуют на голубых экранах, в интернете, в печатных СМИ? Во-первых, конечно, о внесении изменений в Конституцию. Этот агитационный шквал, в котором участвует вся государственная машина, подстёгнутый огромными деньгами. Поправки везде, в каждом утюге. Однако же, нельзя сказать, что это – тема неважная, незначительная. Серьёзное обсуждение целенаправленно профанируется, но вообще речь идёт о судьбе России, её политической будущности на ближайшие 10-15 лет.

Далее – коронавирус. Тут тоже всё понятно. Планета охвачена пандемией, люди умирают, вводятся ограничения, мир меняется, роятся теории – как совершенно ни на чём основанная конспирология, так и вполне основательная аналитика: кто лучше приспособится, кто поднимется, а кто опустится, кому эпидемия окажется разорительной, а для кого – полезной. Значимость темы также вполне очевидна.

И ещё есть Ефремов!

Видит бог, автор этих строк упорно не желал высказываться по этой, третьей теме, предпочитая первые две, но всему есть предел. Автомобильная авария, после которой всё и завертелось, произошла 8 числа – с тех пор миновал 21 день. Три недели – и этот фонтан всё никак не желает затыкаться! При том, что в первом приближении тема выеденного яйца не стоит. Произошло уголовное преступление, погиб человек. Вина совершенно очевидна. При этом ситуация, к сожалению, рядовая — регулярно на дорогах страны по пьяной лавочке водители устраивают аварии. Да, наверное, есть некоторый повод для удивления, эдакого сдержано-брезгливого поднятия брови — мол известный человек — и так глупо и позорно оборвать свою биографию. Но и только. Однако у нас — целый кейс, событие общенационального масштаба. Ефремова (алкоголика, актера неплохого, но не более того, и, как теперь стало понятно, человека жалкого, морально ничтожного) обсуждают, каждая медийная собака считает своим долгом тявкнуть, высказаться по поводу архиважного вопроса… которого нет!В чём он? Виновен ли Ефремов? Так в этом никто не сомневается, даже он сам не отрицает! Его подставили? Нет. В случившемся с ним есть нечто загадочное, необыкновенное? Нет. Авария оказала какое-то широкомасштабное влияние на страну, запустила общественное движение, как смерть Флойда в США? Ни разу!

Почему тогда столько слов? В этом следует разобраться. Право, при том, что сама по себе автокатастрофа была обыкновенной и в этом очень пошлой, словестное бурление вокруг неё – это целое событие. И дело тут в том, что даже применительно к убившей человека пьяни у нас в стране есть как бы два разных счёта, две системы координат. Ефремов — он оттуда, из богемы, не старший аркан, не белая кость, к пулу тех, кто всегда останется безнаказанным, он не относится, но тем не менее. Артистическая, а правильнее будет сказать, потому как к искусству они имеют мало отношения, мелькающая в телеящике, светящая перед массами своими лицами братия, которая, обслуживая тузов, чувствуя, что ведь можно в нынешней РФ жить так, барски, привольно, чтобы сшиб человека — и пёс с ним, с холопом, она очень, до полной потери рассудка хочет также, такой же власти. И то, что сейчас Ефремов может сесть на общих с простым народом основаниях, как все, выводит её из себя, разбивает иллюзии. И начинается плач Ярославны о том, что так ведь нельзя, что он очень хороший, талантливый, бесценная индивидуальность (подспудно подразумевается — как и все мы, рукопожатые люди), его нельзя просто взять и отправить в тюрьму, надо придумать, пусть нелепое, пусть на коленке, но послабление и исключение.

Вот, скажем, господин Домогаров написал в социальных сетях развернутый пост, в котором попросил всех, кто «смеет осуждать» Ефремова и «топчется на крови», не приходить на спектакли: «У меня нет никакого желания выходить к вам на сцену! Мы богема, мы увядшая культура, мы не несём ничего хорошего. Не ходите в театр!  По-крайней мере — на мои спектакли. Я богема и артист, который вам и вашим чувствам отдавал силы, жизнь — я никогда не буду к вам зрители теперь чувствовать уважения». Оцените, каков замах, какая драма! А вот Алексей Панин (да, тот самый, который очень любит собачек): «Да, Миша, наверное, не должен был садиться за руль пьяными, но Мишу нельзя сажать в тюрьму». Сценарист Владимир Кожевников и вовсе предельно прям в своём социал-дарвинизме и попытках поделить людей на сорта: «С одной стороны, на опасном повороте в Москве общество потеряло в ДТП никому не известного курьера из Рязани. С другой стороны, русская культура, кинематограф, театр, телевидение, миллионы зрителей потеряли Заслуженного артиста Михаила Олеговича Ефремова. Теперь вопрос: какая потеря лично для вас, для общества тяжелее?». Потом, правда, свой пост Кожевников удалил – что поделать, неприятна этому плебсу правда, даже из уст любимцев муз, обижаются подлые людишки, понимаешь… Также к защитникам Ефремова примкнули Ксения Собчак, Михаил Леонтьев, Любовь успенская и многие другие. Прозвучали уже и обвинения родственников погибшего Сергея Захарова в меркантильности – дело в том, что они не приняли денег, предложенных артистом и его адвокатом. Торгуются значит, шельмы!

Не укладывается у наших «творцов» в голове, что от бабла можно отказаться просто так, по велению совести…

Со стороны это всё смотрится отменно гадостно. В принципе после дела Ефремова все претензии богемы на право выступать в качестве совести нации можно и нужно зарыть в землю, да поглубже, как индеец топор войны после многих лет кровавой междоусобицы. Совершеннейшие в массе своей бездарности, находящиеся в полном рассинхроне с народом, вызывающие одинаково негативные чувства и когда они лицемерят, и когда являют свой истинный облик из-за масок. Это, вспоминая слова Паниковского, только без всякого юмора и иронии, жалкие, ничтожные люди, уверенные при этом, что мир глубоко обязан им за самый факт их существования. Невольно вспоминается, напрашивается на язык краткое определение буржуазной интеллигенции по Ленину из его письма Горькому от 15 сентября 1919 года.

Интересный материал:  Вулкан эпидемии COVID 19 в Латинской Америки

И всё же всех превзошёл сам Ефремов, выдавший настоящий бенефис, сделав заявление через своего адвоката Эльмана Пашаева. Там актёр высказался о политической стороне своего дела. Но разве она существует? Есть ли в случившемся 8 июня на Смоленской площади какой-либо политический аспект? Его нет! Если мы остаёмся в рамках здравого смысла, конечно — читал я версии о том, что это ФСБ чего-то там вкололо Гражданину-Поэту за великую его оппозиционность. Во всяком случае, сам Ефремов от любых теорий заговора открещивается. И на кой черт тогда нужно пространно оповещать град и мир, что он «артист, клоун, а не оппозиционер» (это дословная цитата), что он уважает Путина, который » нас кормит — нас, людей искусства, деятелей кино», и вообще лояльная режиму персона?

Да всё просто! Господин Ефремов решил, что его квазиаристократическая элитарная броня не сработала, дала трещину из-за его репутации борцуна (на борца не тянет), о которой верхам было хорошо известно. Так что, если своевременно, полно и громко от неё отречься, то можно опять стать в рамках системы своим, которых не сдают, но дают послабления, условные, досрочные и прочее подобное. А уж коллеги по цеху — они поймут и простят, ибо сами такие в глубине души, либо открыто. Продажнее самой затасканной шлюхи. Вот что такое дело Ефремова.

И разве его отчаянная надежда не имеет под собой некоторых оснований? На днях завершился ещё один громкий процесс, связанный с именем деятеля из сферы культуры –Серебренниковым. Думается все ещё помнят, как стенала примерно та же публика, что теперь вздыхает о тяжкой судьбе Ефремова, в тот момент, когда в отношении худрука Гоголь-центра было начато производство. Естественно туда тоже полной ложкой примешивали политику, хотя Серебренников много лет спокойно жил и работал по преимуществу на государство, на его деньги, и при вполне ощутимой поддержке сверху. Собственно, в 2012 году, когда сей талант начал реформировать прежний театр имени Гоголя, против его новаций взбунтовалась труппа, которая даже написала открытое письмо, где были следующие строки: «Назначение художественным руководителем Серебренникова, призывающего к свержению принципов системы Станиславского, отрицающего русский психологический театр — это мощный толчок к гибели российского театра». Однако творец устоял – главным образом благодаря поддержке Главы Департамента культуры города Москвы Сергея Капкова. А ведь ой какая скандальная была история – так и не встретившись с актёрами светоч убыл за границу, а вернувшись стал вызвать их по одному к себе, предлагая или согласиться с новыми реалиями, или писать заявление об уходе «по собственному». Даже до митингов протеста дошло. Но вот господин Серебренников успешно воцарился на новом месте и да, принялся время от времени модно-эпатажно покритиковывая власть – ну и народ тоже, куда без этого. В одном из интервью в 2014, к примеру, режиссёр назвал Россию «страной неотменённого рабства», где люди не ценят свободу.

Но ладно, это всё штрихи к портрету. Суть – в ином. 26 июня сего года Мещанский суд огласил приговор по резонансному делу. Режиссёр был признан виновным в хищении 129 миллионов рублей и… получил условный срок. Как же яростно, как безжалостно лютует режим! А теперь сравните это с теми приговорами, которые может получить обычный гражданин за несравненно более мелкие преступления, например кражи продуктов из супермаркетов (что, за исключением алкоголя, почти всегда продиктовано нищетой и отчаянием).

Одна из самых отвратительных черт капитализма – его лицемерие, когда, выражаясь известным афоризмом, все формально равны, но некоторые – равнее. У Серебренникова, Ефремова и прочих нет никаких особенных прав, привилегированного статуса, однако оцените этот взгляд сверху вниз, этот… да не снобизм уже даже, тут нужны другие слова, более хлесткие и сильные. Не удержусь и вновь повторю уже приведённую выше цитату: «С одной стороны, на опасном повороте в Москве общество потеряло в ДТП никому не известного курьера из Рязани. С другой стороны, русская культура, кинематограф, театр, телевидение, миллионы зрителей потеряли Заслуженного артиста Михаила Олеговича Ефремова. Теперь вопрос: какая потеря лично для вас, для общества тяжелее?». Видите? Чуете? Погибшего человека нет – есть досадная помеха. Таракан. Ну что в этом страшного – раздавить букашку каблуком, разве за это можно наказывать? Да это же фашизм! Его подход, расчеловечивание. Даже ещё страшнее в чём-то. Гитлеровцы, вермахт, СС – они были внешним врагом, завоевателям, пришедшим покорять чужую землю и истреблять людей во имя благоденствия своей нации. А эти живут здесь, тут столуются, зарабатывают – и такой запредельной степени достигло отчуждение! Есть в интернете любители в шутку, а в некоторых особо запущенных случаях и на голубом глазу порассуждать об инопланетянах, «рептилоидах», которые тайно правят человечеством и ставят ему палки в колёса. Такие вещи вызывают улыбку – весёлую или конфузливую в зависимости о того, насколько серьёзен собеседник. Но вот вам не вымышленный, а вполне реальный серпентарий, по существу отделивший себя от обыкновенных людей.

Прав был Владимир Ильич, ох прав! Смрад этих нечищеных авгиевых конюшен российской «творческой» элитки становится уже не просто отвратительным, но превращается в болезненный миазм. Не пора ли чистить?

Пресс-служба МГК КПРФ

Мизеров Иван

Источник.



3+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.