Газета «Правда». Коминтерн и Народный фронт

Автор: | 13.09.2019
Газета "Правда". Коминтерн и Народный фронт

Газета «Правда». Коминтерн и Народный фронт

У каждого года своя отметина. 2019-й для международного коммунистического движения можно вполне обоснованно назвать юбилейным годом: 100 лет назад было образовано по инициативе большевиков III международное товарищество революционеров-марксистов — Коммунистический Интернационал. Нынче в Москве состоялась научная конференция, посвящённая этому событию. В октябре в Турции пройдёт XXI Международная встреча коммунистических и рабочих партий, на которой будет идти разговор прежде всего об актуальности опыта Коминтерна для коммунистов XXI столетия. Особое внимание уделяется осмыслению VII конгресса Коминтерна. Как указал нынешний мартовский пленум Центрального Комитета КПРФ в своём постановлении, «Стратегической задачей КПРФ является создание широкого фронта левых и народно-патриотических сил. Партия имеет все предпосылки, чтобы стать ядром этого движения: стройную идеологию, выверенную программу действий, разветвлённую сеть отделений, опыт парламентской и внепарламентской деятельности».

Речь идёт о создании Народного фронта. Как отмечала после пленума «Правда», Народный фронт привлекателен для партийных масс и наших сторонников и союзников тем, что уже само название предполагает действие, борьбу. А трудящиеся всё сильнее нуждаются в умной, результативной и решительной организации своих действий по защите классовых и общедемократических интересов. О необходимости коренного изменения отношения коммунистов к энергичной классовой борьбе наёмных работников убедительно свидетельствуют летние события в Москве, когда либералы предприняли серьёзные действия по привлечению на свою сторону среднего и мелкого бизнеса и какой-то части эксплуатируемых буржуазией масс. Инициатива создания Народного фронта — это указание пленума ЦК КПРФ всем партийным структурам от первички до Президиума ЦК, что такая организация должна, обязана состояться.

«Правда» обратилась с просьбой рассказать о роли Коминтерна в создании антифашистских народных фронтов в 1930-е годы к известному отечественному историку, крупнейшему исследователю Коминтерна, заслуженному деятелю науки РСФСР, доктору исторических наук, профессору Кириллу Кирилловичу ШИРИНЕ. Это человек удивительной судьбы. Он с первого до последнего дня Великой Отечественной войны был на фронте. После Победы окончил МГУ имени М.В. Ломоносова и трудился в Куйбышеве (ныне — Самара) на журналистской и преподавательской работе. После защиты кандидатской диссертации в Академии общественных наук при ЦК КПСС был оставлен в АОН на научно-преподавательской работе. В 1968—1986 годах Кирилл Кириллович являлся заведующим сектором истории Коминтерна Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, затем продолжил работу консультантом. К.К. Шириня опубликовал более 300 научных работ, многие из них имели международный отзвук. Два года назад фронтовика нашёл его второй орден Отечественной войны, который ему не был вручён в 1945 году из-за перевода в другую часть. Это был четвёртый орден, которым Советское государство отметило его ратный и мирный труд.

ПРАВДИСТЫ. Кирилл Кириллович, начиная нашу беседу, не можем не подчеркнуть, что коммунисты планеты всё серьёзнее и внимательнее начинают относиться к опыту Коминтерна. В будущем году исполнится 85 лет его VII конгрессу. Кстати, наша беседа придёт к читателю через несколько дней после 84-й годовщины завершения работы того исторического съезда коммунистов планеты. На эти даты приходится обращать внимание хотя бы потому, что на мартовском пленуме ЦК КПРФ этого года была выдвинута идея формирования в стране широкого Народного фронта. Последние события в столице, когда на акции, организованные правыми либералами, пришли, как они утверждают, от 50 до 100 тысяч человек, делают идею Народного фронта крайне значимой. По этой причине весьма актуальной становится и наша беседа. Ведь идея Народного фронта, всесторонне обоснованная Георгием Димитровым на VII конгрессе Коминтерна, с одной стороны, была новаторской, а с другой — вытекала из всей предшествовавшей деятельности III Интернационала. Что вы считаете наиболее важным из теории и практики Коминтерна?

К.К. ШИРИНЯ. Идея Народного фронта является одной из важнейших в истории Коминтерна. Опыт борьбы за Народный фронт, смелое сочетание последовательной антифашистской борьбы с борьбой за классовые цели имели великий исторический результат — разгром мирового фашизма. У этой борьбы была своя предыстория. Ещё на III конгрессе Коминтерна, состоявшемся летом 1921 года, было принято очень важное решение о создании единого фронта рабочего класса. Коммунистические партии много делали для воплощения этого решения в жизнь.

П. Уже тогда одним из наиболее активных сторонников единства антикапиталистических сил был Георгий Димитров. Особенно интенсивно он вёл эту работу в Болгарии в 1923 году.

К.Ш. Эта работа тогда успешно шла не только в Болгарии. Без опыта 1923 года, без опыта единых фронтов рабочего класса не появилась бы инициатива создания народных фронтов в 1934—1935 годах. Мы, осмысляя историю того периода, не в полной мере оценили усилия Коминтерна, сыгравшего весомую роль в антифашистской борьбе. Между тем именно Коминтерн обратил внимание всего мира на то, что фашизм в 1930—1940-х годах стал главной опасностью для человечества. Решения VII конгресса о создании антифашистских народных фронтов имели исключительное мобилизующее значение.

Фашизм активно поддерживался правящими кругами капиталистических стран. Государства Западной Европы явно недооценили его угрозу, поначалу они не осознавали, что он опасен и для Великобритании, и для США. Только в годы войны лидеры западного мира наконец-то признали, что есть лишь два пути: или разгромить фашизм, или самим пасть от его рук. В одной из своих работ я ставил вопрос о том, что фактически со стороны буржуазии была полная недооценка опасности фашизма. Только после нападения Гитлера на СССР Запад понял его истинную сущность. В 1943 году большинство западных политиков осознали: если бы фашисты одержали победу в Сталинграде, то в дальнейшем они могли бы победить Англию и США.

Эдвард Стеттиниус, ставший в 1944 году государственным секретарём США, писал: «Американскому народу следует помнить, что он был на краю бедствия в 1942 году. Если бы Советский Союз не смог удержаться на своём фронте, немцы получили бы возможность захватить Великобританию. Они смогли бы оккупировать Африку, и в этом случае они могли бы утвердиться в Латинской Америке. Эта угроза была постоянной заботой президента Рузвельта».

Это очень важное признание, свидетельствовавшее о том, что те, кто сравнительно недавно заигрывал с Гитлером, теперь поняли: фашизм, родившийся в недрах капитализма, покушался на буржуазную демократию, он разрушал формировавшийся веками буржуазный порядок, устанавливая свой «новый порядок». Так называемые буржуазные демократии только в годы войны поняли масштаб опасности, которую фашизм нёс самому их существованию. Одновременно им пришлось признать, что без Советского Союза им не справиться с гитлеровской Германией.

П. Вероятно, буржуазные режимы и не могли раньше понять реальный масштаб опасности фашизма. В начале 1934 года в Отчётном докладе ЦК XVII съезду ВКП(б) Сталин отмечал, что фашизм стал наиболее модным товаром среди воинствующих буржуазных политиков. А насколько быстро осознали его сущность и его опасность коммунисты?

К.Ш. Исполком Коминтерна уже в 1923 году рассматривал вопрос о сущности фашизма, в частности германского. Тогда на III пленуме ИККИ с докладом о фашизме выступала Клара Цеткин. Она особое внимание обратила на мелкобуржуазную социальную базу нового политического течения и в силу этого на его внутреннюю противоречивость. С одной стороны, опираясь на мелких собственников, фашизм должен был считаться с их интересами, с другой — он был порождением самого реакционного крупного финансового капитала.

П. Социал-демократы и коммунисты в Германии поначалу недооценили опасность фашизма и недостаточно активно объясняли связанные с ним угрозы рабочему классу. В этом сейчас их обвиняют некоторые либеральные идеологи. Справедливы ли эти упрёки? Если да, то кто больше виноват — социал-демократы или коммунисты?

К.Ш. На самом деле причин прихода к власти фашистов было достаточно. С одной стороны, социал-демократы и коммунисты поначалу действительно недостаточно разоблачали фашизм, с другой — среди части немецкого рабочего класса были распространены реваншистские настроения, что тоже сыграло свою роль. Немцы чувствовали себя униженными после поражения в Первой мировой войне и мечтали о былом величии, о жёстком ответе своим обидчикам. Этим воспользовались фашисты.

21 января 1943 года Димитров в телефонном разговоре со Сталиным обсуждал, как вести антифашистскую работу компартии в условиях, когда немалая часть рабочих пошла за Гитлером. После того разговора он записал у себя в дневнике фразу Сталина: «По-видимому, большинство германского рабочего класса согласно быть господствующей нацией. Меньшинство против, но оно подавлено». Разумеется, можно говорить о вине и коммунистов, и социал-демократов, но этот вопрос имеет корни, растущие из Версальского договора, из поощрения фашизма буржуазными партиями.

П. Коминтерн практически одновременно выдвинул лозунг создания единого фронта рабочего класса и осознал опасность фашизма?

К.Ш. Да, произошло это почти одновременно.

П. Но на VI конгрессе Коминтерна, состоявшемся летом 1928 года, когда гитлеровцы ещё не пришли к власти, был выдвинут лозунг «Класс против класса». Эта тактика предусматривала усиление борьбы против реформизма социал-демократии и ориентировала компартии на работу в условиях возможного острого социально-политического кризиса в капиталистических странах. Таким образом, Коминтерн предугадал Великую депрессию, небывалый прежде кризис капиталистической системы. Но расклад политических сил коренным образом изменился не с началом кризиса, а после завершения Великой депрессии, после прихода фашистской партии Гитлера к власти в Германии. Выдвигая идею Народного фронта антифашистских сил, в том числе сотрудничества с социал-демократами, VII конгресс снимал ли тем самым вопрос борьбы с реформизмом и так называемой демократической буржуазией?

К.Ш. Можно сказать, что стояла задача поиска нового соотношения названных установок. В соответствии с новыми условиями Коминтерном был сделан серьёзный поворот. Кстати, Димитров ещё в 1923 году ставил вопрос о том, что коммунистам нужно брать на вооружение лозунг о защите демократии. Действительная реализация этого подхода произошла после того, как Коминтерн увидел глобальную угрозу в фашизме всему миру. В середине 1930-х годов Коминтерн сделал важное дело, пойдя на изменение приоритетов в деятельности международного коммунистического движения, осознав, что главной задачей на том этапе становился курс не на новые социалистические революции, а на борьбу против фашизма, за сохранение демократических свобод. Не было иного пути к нашим социалистическим целям, пока не остановлено наступление фашизма.

Коминтерн стремился тогда сосредоточить максимум усилий на борьбе против фашизма, но это вовсе не означало отказа от конечной стратегической цели. Димитров постоянно подчёркивал: коммунисты должны доказать народу, что они являются самыми последовательными сторонниками демократии, но демократии в интересах людей труда.

П. Коминтерн на VII конгрессе изменил тактическую линию под воздействием фашизма? А после победы над фашизмом коммунисты снова отвергают социал-демократическую тактику реформизма, снова приоритетной становится формула «класс против класса»? Ведь послевоенная реальность, включая «холодную войну», привела именно к этому. А попытка сторонников еврокоммунизма отказаться от тактики «класс против класса» закончилась резким ослаблением, а то и развалом компартий, которые приняли идеологию мирного сосуществования со всевластием капитала.

К.Ш. Да, курс на сотрудничество всех антифашистских сил на практике оказался временным. После разгрома фашизма повестка дня меняется, и снова для коммунистов на первом плане оказывается классовая борьба во всём разнообразии её форм, включая «холодную войну». С одной стороны, это был исторически неизбежный шаг вперёд, с другой — возвращение назад. Такова диалектика классовой борьбы, от которой Коминтерн никогда не отказывался, иначе Интернационал перестал бы быть Коммунистическим.

Надо признать, что соотношение общедемократических и социалистических целей зависит от конкретных условий и расстановки общественно-политических сил. А недруги коммунистов атакуют их не только справа, но и слева. Сегодня, как и раньше, приходится защищать Коминтерн от самых разных наветов и небылиц. Недавно в еженедельном выпуске «Комсомольской правды» вышла статья о Коминтерне. Там речь шла о том, что лозунг Отечественной войны был выдвинут советским руководством якобы только через несколько месяцев после начала войны. Это неправда.

Интересный материал:  Сергей Обухов прокомментировал последние действия разведки США

П. Что касается лозунга войны с фашистами как Отечественной войны, то к нему непосредственно была причастна «Правда». В её первом военном номере за 24 июня 1941 года была опубликована статья под заголовком «Великая Отечественная война советского народа». Её автором был член редколлегии «Правды», член ЦК ВКП(б) Емельян Ярославский.

К.Ш. Уже 22 июня 1941 года, в первые часы войны, Сталин пригласил Димитрова и Мануильского как ведущих деятелей Коминтерна и чётко поставил вопрос о том, что советский народ вступил в отечественную войну против фашизма. На тот момент борьба с фашизмом была одновременно и главной формой классовой борьбы, и борьбой за независимость Отечества. После встречи со Сталиным, спустя буквально два часа, Димитров собрал совещание руководящих работников Коминтерна, на котором была выработана линия деятельности коммунистов в условиях, когда СССР ведёт отечественную войну против фашистской Германии. Коминтерн на этом совещании определил свою задачу как организацию конкретной антифашистской борьбы каждой компартией.

П. А теперь посмотрим на исторические события сквозь призму современности. В каких условиях необходима установка на создание народного фронта? Послевоенные народные и отечественные фронты в странах, как вначале говорили, новой демократии — это совсем другие организации по сравнению с теми, которые создавались во второй половине 1930-х годов? Имеются в виду народные фронты, нацеленные на социализм, а не на его разрушение, не антикоммунистические обманки конца 1980-х годов, которые лицемерно присваивали себе это гордое имя.

К.Ш. Думаю, что народные фронты, создававшиеся в странах народной демократии во второй половине 1940-х годов, были прямым продолжением и развитием идей VII конгресса Коминтерна, в частности, решений ИККИ от 1 марта 1936 года. На основе испанского опыта и дальнейшей антифашистской борьбы были предприняты шаги с целью реализовать идею народной демократии. Предполагалось, что в случае победы народного фронта и разгрома фашизма родится новая антифашистская республика, которая не будет советской, но в то же время решит ряд революционных задач. Так сформулировали задачу Г. Димитров и руководство ИККИ.

П. Исходя из этого, каковы должны быть идеологические границы при формировании Народного фронта? Где порог, за который не следует перешагивать?

К.Ш. Ответ на этот вопрос вырабатывался самой практикой Коминтерна. Начнём с 1923 года, когда И.В. Сталиным был выдвинут лозунг рабоче-крестьянского правительства. Сталинская логика: если мы хотим создать единый фронт, то необходимо найти переходные формы и для государства. Чтобы реально привлечь основные крестьянские массы, нужен лозунг создания рабоче-крестьянского правительства. Действительно, этот лозунг сыграл важную роль в Китайской революции. В годы Второй мировой войны Сталин призывал Компартию Китая к союзу с Чан Кайши. Кое-кто Сталина обвинял даже в том, что он был… примиренцем. Это неправда. Такие вопросы мы иногда оцениваем поверхностно, а необходимо смотреть на это глубже, исходить из того, как самые общие процессы позволяли решить тот или иной вопрос. Многие считают, что Коминтерн устанавливал самые строгие идеологические границы в политике Народного фронта, что якобы решительным приверженцем идеологической чистоты был И.В. Сталин. Но факты говорят, что и Коминтерн, и Сталин требовали учёта конкретных исторических условий.

П. Идея Народного фронта появилась на VII конгрессе Коминтерна, но ещё раньше, на III конгрессе, ставился вопрос о формировании единого фронта рабочего класса. Можно ли было миновать этап единого пролетарского фронта при формировании Народного фронта?

К.Ш. Да, хронология событий такая. Но проблема в том, что формирование единого фронта рабочего класса представляло собой трудный процесс, ибо капитализм по-разному воздействует на положение и сознание пролетариата. Ленин много раз писал о том, как буржуа подкармливали рабочих, что и способствовало расширению оппортунизма, созданию опоры для капитализма в лице рабочей аристократии. Такой либеральный деятель, как Герберт Уэллс, в своей книге «Россия во мгле» отмечал, что на Западе рабочий класс во многом не красный, а жёлтый. Понятное дело, что жёлтый — это цвет предательства. В то же время определённый III конгрессом Коминтерна курс на формирование единого фронта рабочего класса был фактически предпосылкой для того, чтобы на VII конгрессе Коминтерна можно было поставить задачу создания Народного фронта.

П. Но была ли к середине 1930-х годов коммунистическими партиями решена задача формирования единых фронтов рабочего класса?

К.Ш. Нет, полностью эта задача ими не была решена. В то же время без активной работы по созданию рабочих фронтов было бы невозможно говорить о народных фронтах. Ведь чтобы их создавать, нужен был для них надёжный фундамент. А таким фундаментом могла быть лишь рабочая солидарность. Иначе разговор о Народном фронте как организации антифашистской борьбы был бы только сотрясением воздуха. Если коммунисты не в состоянии опираться на рабочий класс, то они в любом политическом союзе неизбежно окажутся в пристяжных у буржуазии. А с этим Коминтерн никогда бы не согласился.

П. Это была бы измена и марксизму-ленинизму, и рабочему классу.

К.Ш. Вот именно.

П. Выходит, с точки зрения расстановки классовых сил без рабочего класса никакой Народный фронт состояться не может? Причём пролетариату в Народном фронте должно отводиться ведущее место, а не приставной стульчик?

К.Ш. В общем-то, это настолько очевидно, что никогда не было предметом дискуссий в Коминтерне. Международное коммунистическое движение, начиная со времён К. Маркса, существует на базе рабочего класса. Это постоянно подчёркивал и В.И. Ленин.

П. Кирилл Кириллович, а как вы оцениваете отношение В.И. Ленина к идее единого фронта рабочего класса? В материалах III Конгресса он этот термин не использовал, хотя настойчиво ставил вопрос о деятельности коммунистов, нацеленной на пролетарское единство. Случайно ли?

К.Ш. Ленину было в высшей степени свойственно строго реалистично оценивать обстановку. Задача завоевания большинства рабочего класса на сторону партии, поставленная как цель III Конгресса, Лениным поддерживалась, но он был против переоценки достигнутых успехов, против попыток взятия власти наскоком. Перед IV конгрессом Коминтерна Ленин предупреждал о том, что в классовой борьбе нельзя забывать про оборону. Он допускал, что в ожесточённой борьбе с буржуазией пролетариату в какой-то момент придётся и отступать. Но чтобы это отступление не вело к полному поражению, коммунистическим партиям необходимо обеспечить максимально широкую поддержку своей идеологии и политики со стороны рабочего класса. Для этого, указывал Ленин, коммунистам надо особенно много и энергично работать в профсоюзах. Не случайно ещё перед II конгрессом Коминтерна он резко критиковал «леваков» за их отказ работать в так называемых реакционных профсоюзах.

П. Нынешняя политическая практика свидетельствует, что подобные «леваки» никуда не исчезли. Их особенность только в том, что повторением «левых» фраз об отказе работать в действительно реакционных и продажных профсоюзах они прикрывают свою правую, оппортунистическую позицию отказа тесно сотрудничать с рабочими, постоянно находиться в пролетарской среде. На это пять лет назад указывал пленум ЦК КПРФ, который специально обсуждал проблемы рабочего класса и активизации деятельности Компартии в пролетарской среде. Правда, заметных сдвигов на этом направлении за минувшие годы не произошло.

К.Ш. В.И. Ленин требовал учитывать неблагоприятную обстановку, когда буржуазия усиливалась. Поэтому он ориентировал международное коммунистическое движение на то, чтобы сохранять ресурсы для будущего наступления. Таким главным ресурсом у коммунистов является поддержка большинством рабочего класса. Эта задача непростая, теория и пропаганда создают лишь предпосылки для решения этой задачи, но необходима ещё и практика. Для этого партиям надо быть в состоянии постоянного поиска новых форм подхода к рабочим, новых способов защиты их интересов.

П. Как Сталин относился к идее Народного фронта?

К.Ш. Сталин поддержал эту идею. И позднее в беседе с руководителями немецких коммунистов В. Пиком и В. Ульбрихтом Сталин рекомендовал им избрать именно путь народной демократии для развития послевоенной Германии.

В 1947 году под воздействием американского империализма произошли изменения в Италии и во Франции, когда коммунистов вывели из правительств этих государств. Я считаю, что мы недооценили США, когда те выдвинули контрплан в отношении антифашистского Народного фронта. Мы пропустили тот момент, с которого классовая борьба снова вышла на первый план. Мы часто могли предлагать лучшую альтернативу развития, чем капитализм, но вот только условия не позволяли нашу альтернативу реализовать. И пример с распадом СССР — тоже не только предательство Горбачёва и его команды.

П. Нам нельзя забывать и об ошибках, представляющих собой недоучёт общих принципов исторического развития. К тому же практика показывает, что социалистические революции, как правило, побеждают не в развитых, а в быстро развивающихся странах. Таким образом, история определила пути возникновения и развития социализма не совсем так, как это видел Маркс. Осмысление новой ситуации, которой родоначальники научного коммунизма не предвидели и не могли предвидеть, легло прежде всего на Ленина и Сталина. С одной стороны, на них лежала ответственность за положение в Советской стране, а с другой — во многом и за Коминтерн, так как успехи СССР лучше всего и надёжнее всего укрепляли международное коммунистическое движение. В то же время оптимальный ход мирового революционного процесса был самой действенной поддержкой Советской страны.

К.Ш. Едва ли случайно, что в Исполкоме Коминтерна Сталин отвечал за Китайскую компартию, а значит, в немалой степени за социально-политические процессы в Китае. Документы свидетельствуют, что Сталин уделял огромное внимание становлению и деятельности Народного фронта Китая, ориентировал его руководство на укрепление единства антиимпериалистических сил, на ослабление восточного, японского звена антикоминтерновского пакта. Сталин вёл очень чёткую линию в Китайской революции, стремился наиболее точно сочетать классовую борьбу и общедемократическую составляющую Народного фронта.

И если сегодня в нашей партии взят курс на возвращение к идее Народного фронта, то это означает, что надо очень внимательно изучить богатый опыт Коминтерна именно в смысле сочетания общедемократических и социалистических задач в политике Народного фронта. При этом нужен строгий учёт новой ситуации в мире. Здесь мы имеем глобалистский империализм с гегемонией США. В последнее время активизировался и неофашизм, однако он не может ставить своей целью подрыв этой гегемонии и выступает за взаимодействие с ней. Разумеется, для коммунистов сегодня задача верного сочетания общедемократических и социалистических целей остаётся важнейшей.

Газета «Правда», вопросы задавали Виктор ТРУШКОВ и Владислав ГОНЧАРОВ

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.