Эскиз двурушничества

Автор: | 2020-10-09
3+
Эскиз двурушничества

Эскиз двурушничества

Эскиз двурушничества

В Киевском издательском доме «АДЕФ-Украина» вышла в свет кни-га «Испытание властью». Её авторы — видный украинский политический деятель и публицист, член Президиума ЦК Компартии Украины, лауреат премии имени В.И. Ленина ЦК КПУ и Ленинской премии ЦК КПРФ Георгий КРЮЧКОВ и известный украинский общественный деятель Игорь ШПАК. В книге на документальной основе дан обстоятельный анализ места и роли первого президента Украины Леонида Кравчука в политической жизни братской республики. Авторы создали убедительный портрет двурушника и ренегата.

ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, что таковым Кравчук признаёт себя сам, соглашаясь, что коммунистов он предал. Авторы книги замечают: «Назвать себя публично предателем и бахвалиться этим отважится не каждый». Но бывший «главный идеолог КПУ» уверен, что сейчас это ему «ничем не угрожает, а на презрение преданных им вчерашних товарищей по партии ему наплевать». Впрочем, Кравчук всё-таки считает нужным утверждать, что у его предательства есть причина. Оценивая прожитые 85 лет, он уверяет, что, занимая разные должности, никогда не работал чисто формально, всё делал добросовестно, «пока не убедился в жестокости, бесчеловечности советской государственной машины». А убедился он в этом будто бы «в Москве, когда был аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС».

Теперь подобные заявления модно называть фейковыми, то есть лживыми. Ссылки на то, что будто бы в эти годы он что-то прочитал в закрытых документах «Особой папки» или в неопубликованных ленинских трудах, рассчитаны на наивных: до этой папки сочинителей кандидатских диссертаций не подпускали, а каких-то неопубликованных «сенсационных» работ В.И. Ленина в конце 1960-х годов просто не было. Но даже если принять версию Кравчука в оправдании предательства, то вырастает другое, не менее серьёзное обвинение — в двурушничестве.

И на это обращают внимание Г. Крючков и И. Шпак: «Выходит, что, защищая кандидатскую диссертацию, защищая в ней политику Коммунистической партии и Советской власти, работая по окончании учёбы в Академии в аппарате Центрального Комитета Компартии Украины, а затем на секретарских постах, входя в состав Политбюро ЦК КПУ, соглашаясь с решением Политбюро о рекомендации его на пост председателя Верховного Совета Украинской ССР, он скрывал своё истинное лицо, ловчил, лицемерил, двурушничал, «ничего не делая формально», ненавидел строй, в котором жил и работал. И так на протяжении более 20 лет!»

Академик Национальной академии Украины П.П. Толочко не верит заявлениям Кравчука: «Сложись ситуация по-другому, одержи верх… ГКЧП во главе с Янаевым — и Кравчук не вспомнил бы о своей ненависти к Советской власти. Продолжал бы ей служить…» У авторов книги иной взгляд. Да, они тоже считают, что мимикрия и флюгерство являются сущностью Кравчука, но убеждены, что у внутренней гнили всегда бывают причины.

Книга Г. Крючкова и И. Шпака интересна тем, что её авторы, сосредоточившись на портрете «перевёртыша» Кравчука, одновременно через его образ нарисовали эскиз двурушничества. Так, авторы исследования обратили внимание, как он по-разному представлял публике своих родителей. В 1953 году, при поступлении в Киевский университет имени Т.Г. Шевченко, писал, что отец, будучи бедняком, одним из первых вступил в колхоз, был агитатором, а мать избиралась депутатом сельсовета. Спустя 65 лет образы родителей им подаются уже иначе: отец — лютый ненавистник колхоза, а мать, симпатизировавшая большевикам, записалась в комбед и агитировала односельчан вступать в колхоз. Отец, по новой оценке Кравчука, её поведением был крайне недоволен.

Но авторы книги обращают внимание не только на двурушничество первого президента Украины, но и на реальные факты, которые, вероятно, оставили свой след в личности этого политика. Его дядя был осуждён за антисоветскую пропаганду и расстрелян, а сам он, судя по недавно вышедшему собственному жизнеописанию, будучи малышом, носил еду в схроны, где скрывались оуновцы.

В книге обращается внимание на то, что Кравчук разрабатывал подробные рекомендации, направленные на улучшение идеологической работы и борьбу с «пережитками капитализма», но сам старательно уклонялся от участия в наиболее «острых» акциях. Он и сам повествует об этом. Так, Кравчук пишет, что в его обязанности входила атеистическая пропаганда. Он разрабатывал рекомендации, как её вести, как добиваться «ликвидации религиозных объектов». Но когда требовалось его участие, то он применял «неимоверные трюки: хворал, куда-нибудь выезжал, лишь бы не ехать туда, куда требовалось». В то же время он был автором «мер по противодействию восточной политике Ватикана в западных областях Украины», предлагал создавать группы «на предмет выявления и уничтожения униатско-националистических символов», а также «выявления проуниатски настроенных лиц».

Возникает вопрос: как могло случиться, что Кравчук был взят не только на партийную работу, но и на ответственные посты в аппарате ЦК? Авторы книги отвечают и на него. Диплом Киевского университета, во время учёбы в котором он был принят в члены КПУ, способствовал тому, что он оказался в аппарате Черновицкого обкома партии. Когда по завершении учёбы в АОН при ЦК КПСС Кравчук вернулся на Украину, «в отделе организационно-партийной работы ЦК Компартии Украины была вакантная должность заведующего сектором переподготовки партийных кадров. Для занятия её у него были все объективные данные: партийно-политическое образование самого высокого уровня, учёная степень, немалый опыт низовой партийной работы».

Когда секретарь ЦК КПУ по идеологии А. Капто был направлен послом в Республику Куба, то некоторые руководящие товарищи из украинского ЦК стали рекомендовать В.В. Щербицкому, возглавлявшему КПУ, на освобождающуюся должность назначить Кравчука. Опытный и мудрый Щербицкий это предложение отклонил: не доверял он заведующему отделом пропаганды. Он обратил внимание, что в теледиспутах с руховцами Кравчук говорит красиво, но не наступательно: ни разу противника не положил идейно «на лопатки». В сентябре 1989 года, уходя на пенсию, Владимир Васильевич снова предупредил товарищей, что этому человеку он не доверяет: «Я не могу его до конца понять. Боюсь, что он полностью покажет себя только тогда, когда придёт к власти. И то — не с лучшей стороны».

Интересный материал:  Против выборного фарса!

Предвидение Щербицкого, увы, оправдалось. Кравчук был инициатором запрета Коммунистической партии Украины, в Беловежье он поставил свою подпись рядом с ельцинской и Шушкевича о денонсации Договора об образовании Союза ССР. Инициатором перехода Украины к капиталистическому рынку был тоже её первый президент. «Челноки» стали главным субъектом им навязывавшегося экономического строя. Именно тогда, замечают авторы книги, «атрибутом жизни общества на длительное время стали знаменитые «кравчуки» — цветные синтетические сумки невообразимой ёмкости и вместимости. Вот уж поистине: «Народ скажет, как завяжет!»

Двурушничество, переходящее в ренегатство, — самая большая опасность любой коммунистической партии. Капиталистическое жизне-устройство способствует этим преступным качествам. Тут от коммунистов требуется бдительность. Книга Г. Крючкова и И. Шпака — серьёзное напоминание, что политическую бдительность непозволительно утрачивать ни отдельным партийцам, ни коммунистическим партиям в целом.

По поводу приобретения книги обращаться по телефону:

+380 (044) 284 08 60, + 380 (050) 311 951

Виктор Трушков

Источник.



Просмотров: 58

3+