Ещё раз о труде. Часть 1.

Автор: | 14.10.2019
Ещё раз о труде. Часть 1.

Ещё раз о труде. Часть 1.

О роли труда в появлении и развитии человека разумного классики марксизма и учёные-большевики писали много. Но сегодня вопрос о происхождении человека оказался запутанным и замазанным буржуазией ещё больше, чем это было, например, 100 лет назад. Кроме традиционного религиозного абсурда по этому вопросу в общество впрыскивается множество всякого рода «научных» теорий, согласно которым особое место в природе и выдающиеся способности человека не могли иметь земного происхождения, и человек то был заброшен на Землю жителями других планет для разведения, как овцы в Австралию, то люди — это потомки инопланетян с разбитых кораблей, неудачно приземлившихся для колонизации нашей планеты. Ну и т.д.

К вопросу о рефератах

Прежде чем продолжить разговор о роли труда в становлении человека, скажем пару слов о роли партийного труда в сегодняшнем положении рабочего класса.

Как известно, РП немало публикует статей по естественным наукам. С чем это связано?

Эти статьи готовятся и публикуются не от того, что нам не хватает текущего политического материала для публикаций, а потому, что большинство наших естественнонаучных материалов вызваны вопросами рабочих, наших товарищей, занимающихся в марксистских кружках, или спорами наших кружковцев с обывателями и мелкобуржуазной публикой. И это очень хорошо: наш рабочий авангард, начинающие  марксисты прямо и открыто спрашивают о том, что им кажется пока неясным или недостаточно ясным.

Одним из таких вопросов является вопрос о труде. Наши товарищи-кружковцы часто сетуют на то, что работы классиков марксизма по вопросу о роли труда в появлении и развитии человека и общества, разбросаны «по разным книгам», и что не всё в этих первоисточниках им ясно и понятно. Отсюда — просьбы свести материалы по конкретному вопросу в единое целое и изложить доступным простым языком.

Товарищи, такие просьбы и требования вполне закономерны, однако их количество всё же должно постепенно уменьшаться.

Почему? Потому, что мы не можем топтаться в плане пропаганды на одном месте несколько лет. Вы у себя на местах уже сами должны быть способны находить и обрабатывать марксистские материалы по тому или иному вопросу и на их основе готовить популярные статьи, рефераты, конспекты, заметки, справки и т.п. Не только редакция РП должна готовить материалы — ну, хотя бы вот, по волнующим многих естественнонаучным проблемам, но и наши передовые рабочие и служащие сами вполне способны составить хороший реферат, который может  быть ценнее двух-трех политических статей. Такой реферат вполне по силам начинающим марксистам, тем более, что для его составления уже есть основа в виде популярной большевистской литературы, которой немало насканировано и выложено в сеть.

Нам могут возразить некоторые малосознательные товарищи, что, мол, у вас, у редакции, работа такая — готовить и писать, а наша «работа» — читать РП.  Это правда, такая наша работа, раз уж мы редакция рабочего информационного ресурса. Но чего стоит вся наша работа, если на местах, в передовой части рабочего класса и других трудящихся, т.е. в народной массе, отношение к партийной идеологической работе будет потребительским, обывательским, мелкобуржуазно-интеллигентским? Если наши товарищи, читающие РП (стало быть, сочувствующие, задумывающиеся, поправляющие своё сознание) годами остаются лишь политическими обывателями, а не становятся политическими деятелями? Читать, не работая практически-партийно (посильно, постепенно, соответственно своим склонностям), — это значит, заранее признать своё поражение, заранее капитулировать перед буржуазией, и, в конечном счёте, встать на её сторону.

Не стоит также обманывать себя и других тем, что марксистская литература и статьи РП читаются годами для того, чтобы сначала «набраться марксизма», а уж затем ринуться в бой за рабочий класс. Марксистское начётничество — это слегка прикрытое самоустранение от практики классовой борьбы, от рабочего дела, это оппортунизм и омертвление знаний, которое рано или поздно, прямо или косвенно приводит к полной ревизии марксизма-ленинизма, т.е. опять же к переходу в лагерь буржуазии. Если текущая практика рабочей борьбы без своей теоретической основы, т.е. без большевизма, есть ослепший корабль, без компаса и радара, то теория без политической практики и работы в массах — это компас без корабля, т.е. пустой прибор, никому не нужная побрякушка.

К тому же односторонние читатели-теоретики без партийной работы сегодня не только мертвы для рабочего класса политически, но и прямо реакционны: такая позиция «только читаю, молчу, ничего не делаю» так или иначе ведёт начётчиков и политических обывателей к фашизму (по крайней мере, к апатии и терпимости к фашизму, то есть к соглашательству с ним, к пособничеству ему), делает часть их (именно в силу определенного знакомства с марксизмом-ленинизмом) особенно опасными и жестокими врагами пролетариата, вроде Каутского, Гильфердинга, Адлера, Бухарина, Носке, Троцкого и т.п.

Поэтому если наши товарищи будут и дальше относиться к своему чтению и марксистскому обучению пассивно, без посильной работы (хотя бы корреспондентской!) и участия в рабочем движении, то грош всем нам цена. РП без рабочих корреспондентов и рабочих авторов с мест — это сирота, коммунистический кружок, а не орган будущей партии, о необходимости которой вы, товарищи, так много говорите (только говорите, к сожалению!).

Если наши товарищи вполне согласны с тем, что труд сделал человека человеком, то почему же они сегодня отстраняются от партийного труда, который только и делает рабочего человека коммунистом-большевиком, который только и может приблизить победу труда над капиталом?

Поэтому наши товарищи на местах должны сегодня решить это противоречие и определить для себя, на стороне какого класса они стоят, за какой класс они собираются выступать, когда, наконец, «научатся марксизму», сидя за монитором, и если это действительно пролетариат, то немедленно, ни теряя ни минуты, приступить к практическому делу помощи рабочему классу в его борьбе за социализм.

Ну, а теперь выполним просьбу наших товарищей-кружковцев и поговорим о труде и его роли в появлении человека и развитии человеческого общества.

Загадочные камни

В процессе производства при добыче песка, глины и других полезных ископаемых не раз находили странные камни, похожие по форме на топоры, молотки или скребки. Иногда эти камни напоминали грубые ножи, лезвия которых были как бы намеренно оббиты. Такие камни встречались то поодиночке, а иногда сотнями и тысячами на одном и том же месте.

Ещё раз о труде. Часть 1.

Ещё раз о труде. Часть 1.

Примерно 200–220 лет тому назад мало кто сомневался в том, что сходство этих камней с инструментами получилось случайно, в результате игры сил природы. В те времена, да и последние лет 30 у нас, в бывшем СССР, любят говорить «вообще» о стихийной игре сил природы, и нередко обыватели видят её там, где никакой такой игры нет и быть не может. При этом ссылались и ссылаются на случайное сходство некоторых неодушевлённых предметов природы с человеческими фигурами, лицами или животными. Так, иногда выветренная скала напоминает человеческую голову или фигуру монаха в капюшоне — и тут же досужие обыватели начинают фантазировать о том, что эти скалы высечены инопланетянами, ангелами небесными и т.п.

Однако так считали далеко не все. Французский естествоиспытатель Буше де ля Перт, долгие годы изучавший найденные в песке и глине камни, понял, что они — не шутка природы, а сделаны руками человека.

«Эти камни, — писал де ля Перт, — сделаны руками людей, у которых не было металлических орудий, инструментов и оружия. Они пользовались вместо металлов кусками твёрдых каменных пород, из которых и делали свои первобытные инструменты».

Современники подняли учёного на смех, однако он оказался прав. Другие учёные очень скоро собрали много десятков тысяч каменных орудий в разных местах Старого Света — в Европе, Азии и Африке. Некоторые из этих орудий были сделаны грубо, другие наоборот, аккуратно оббиты другим камнем, третьи — хорошо отшлифованы. По этим каменным орудиям и другим предметам, найденным вместе с орудиями, учёные постепенно восстанавливали древнейшую историю человечества, постепенно узнавали образ жизни людей из начального каменного века. Но при этом очень долго открытым оставался вопрос о том, как выглядели наши очень давние предки.

Пещерные люди

В 1856 г. рабочие-каменщики, разрывавшие пещеру в Неандертале, что вблизи немецкого города Дюссельдорфа, нашли в породе остатки человеческого скелета. Найденные кости попали к учёным. И тут же по поводу этих останков разгорелись споры. Дело было в том, что найденные в Неандертале кости были не совсем такими, как кости современных людей. Так, бедренные кости, а также плечевые и ряд других были гораздо толще и массивнее, чем соответствующие кости современного человека. Черепная крышка также была очень толстой, а главное — над глазницами черепа был ясно виден толстый сплошной валик, которого нет у людей, но который есть у высших обезьян.

Ещё раз о труде. Часть 1.

Ещё раз о труде. Часть 1.

Так кем же был тот древний житель пещеры, останки которого нашли рабочие?

Одни учёные считали, что кости принадлежали какому-то уроду, выродку. Другие предполагали, что неизвестная древняя болезнь поразила хозяина пещеры, и от этого его кости утолщились. Однако в 1887 г. в Бельгии, возле городка Спи, тоже нашли очень похожие кости, и, что особенно интересно, рядом с костями ископаемого человека оказались кости вымерших животных, каменные и костяные орудия и древесный уголь — явный след костра, горевшего много тысяч лет назад. Вскоре, в 1899 г., много останков человеческих скелетов было найдено в пещерах на территории современной Хорватии, на Балканском полуострове, и постепенно учёным удалось по костям более-менее точно восстановить облик древних пещерных жителей.

Как они выглядели? У этих людей был убегающий назад лоб, огромные надглазные валики, массивная нижняя челюсть, лишённая подбородочного выступа.

Реконструкция неандертальца из музея естественной истории в Берлине.

Реконструкция неандертальца из музея естественной истории в Берлине.

Неандерталец.

Неандерталец.

Своим видом они несколько напоминали огромных двуногих обезьян, и в то же время это были самые настоящие люди: они разводили костры и изготовляли орудия из камня и кости. Но не говорило ли сходство древних людей с обезьянами о том, что люди произошли от обезьян?

К такой же мысли, но совсем другим путём, пришёл в своё время и Ч. Дарвин. Он нашёл многочисленные доказательства того, что человек произошёл от животных предков. Дарвин заметил, что, как и у всех млекопитающих, тело человека имеет полость, разделённую перегородкой на две части — грудную и брюшную. В первой находятся лёгкие и сердце, во второй — желудок, печень, почки, кишки и т.д. И отдельные части тела человека, в общем, те же, что и у высших млекопитающих: рукам соответствуют передние лапы (передние ноги) животных, ногам — задние лапы (задние ноги). Сердце человека, как и у животных, заключено в околосердечную сумку на передней стороне тела, а головной и спинной мозг лежат в полостях черепа и позвоночника.

Зародыши человека в конце первого и в начале второго месяца развития поразительно похожи на зародышей других млекопитающих на ранних стадиях развития. Они одинаково лишены шеи, не имеют лица, имеют хвост, жабры и жаберные кровеносные сосуды. Например, зародыш шимпанзе на ранней стадии до мельчайших подробностей сходен с зародышем человека на соответствующей стадии формирования.

Ещё раз о труде. Часть 1.

Ещё раз о труде. Часть 1.

Но при этом по различным системам и органам между человеком и животными есть большие различия в скорости развития. Так, окостенения в скелете зародыша человека достаточно развиты лишь к середине третьего месяца, тогда как в развитии животных костный скелет впервые появляется у костных рыб. Это означает, что по этому признаку зародыш человека сходен по строению  с рыбой лишь в возрасте 2,5 месяцев, в то время как по другим признакам уже 1,5-месячный зародыш человека обладает свойствами млекопитающего животного, например, закладкой молочных желёз. При этом каждый орган или часть его появляется не сразу в готовом состоянии, а развивается последовательно и длительно. Ранние зародыши человека (до 3,5 недель) вообще не имеют зачатков рук и ног, которые появляются позднее, с возраста 4 недель в виде двух пар бугров по сторонам тела. Эти бугры затем превращаются в сильно вытянутые выросты, которые далее делятся на три части соответственно кисти или стопе, предплечью или голени, плечу или бедру.

Постепенность и длительность развития зародыша человека поразительны. Например, при развитии выделительной системы появляются три последовательно сменяющих друг друга органа. Сложные изменения происходят и в кровеносной системе, в развитии которой повторяется древний тип ветвления сосудов, развивается аппарат кровоснабжения остаточных органов, таких как хвост или жабры.

Одно из доказательств происхождения человека от более низших форм Дарвин увидел в явлениях атавизма, т.е. в появлении у потомков признаков, отсутствующих у родителей, но существовавших у далёких предков. Так, иногда рождаются младенцы с хвостом, с большими перепонками между пальцами, с добавочной парой молочных желёз и т.п.

Атавизмы.

Атавизмы.

Кроме того, у человека есть многочисленные рудиментарные, или остаточные, органы, т.е. потерявшие своё значение и постепенно исчезающие, но при этом хорошо сохранившиеся у высших животных (ушные мышцы, небольшие перепонки между пальцами, зубы мудрости и т.д.). Это, по мнению Дарвина, также свидетельствовало о животном происхождении человека.

Интересный материал:  Наиболее общие проблемы коммунистических и левых движений. Часть третья. Внутренние разногласия

В результате всех своих рассуждений Дарвин пришёл к выводу о происхождении человека от низших животных предков.

Таким образом, человек современный представляет собой продукт исторического процесса развития живой материи, который проходит многие сотни миллионов лет.

Что касается непосредственной биологической ветви, которую увенчало появление человека, то ещё Карл Линней, занимаясь классификацией животных, поместил человека в отряд приматов, основываясь на внешнем сходстве человека и высших обезьян. Дарвин, в свою очередь, пришёл к выводу, что человек есть одна из нескольких исключительных форм приматов, а это означало, что между человеком и обезьянами существует кровное родство. То есть, среди различных животных, живших в Старом Свете во время, предшествующее появлению древнейшего человека, выделилась группа крупных человекообразных обезьян, от которой и произошли люди. Этот вывод Дарвина о происхождении людей от крупных обезьян, подтверждён находками останков ископаемых человекообразных обезьян, живших в конце третичного периода.

После того, как вопрос о конкретной биологической ветви был выяснен, встал другой вопрос — о том, как именно совершился переход от этих предков человека к древнейшим людям. По этому поводу у Дарвина был ряд правильных мыслей. Так, он указал на важность двуногого прямохождения, т.е.  чтобы обе руки и вся верхняя часть туловища были бы свободны, для чего человек должен твёрдо стоять на ногах. Дарвин указал на исключительную важность умелых рук для развития человека и всего общества, он подчёркивал, что даже будучи в своём доисторическом, пещерном состоянии, человек уже стал самым могущественным существом на земле, и что в этом могуществе огромная роль принадлежала умственным способностям и способности жить в обществе. Что касается основного вопроса — о роли труда в становлении человека, — то здесь у Дарвина была попытка представить те условия, в которых впервые появилась способность к изготовлению орудий труда: он предположил, что от случайного разбивания камней первые люди перешли к намеренному их раскалыванию с целью дальнейшего хозяйственного использования. Однако, стройной и цельной теории антропогенеза (происхождения человека) Дарвин не создал.

Марксизм о происхождении человека

Первый целиком научный и большой шаг вперёд в решении этой труднейшей проблемы естествознания сделал Фридрих Энгельс в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», которая была написана в 1874 г., но опубликована была уже после смерти Энгельса в 1896 г.

Маркс и Энгельс во многих трудах неоднократно указывали, что самое существенное различие между человеком и остальными высшими животными — это труд. Они подчёркивали, что труд есть первое и основное условие человеческого существования. Развивая эту мысль, Маркс отмечал, что

«такую же важность, как строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций.

В свою очередь, Энгельс делал в своих работах дальнейший вывод о том, что труд создал всё то, чем человек отличается от животных, и о том, что именно труд есть первое условие человеческой жизни, причём в такой огромной степени, что можно смело сказать: труд создал и самого человека.

На чём основывались эти выводы классиков марксизма?

Вполне доказано, что у высших обезьян некоторое разделение трудовых функций между руками и ногами началось ещё тогда, когда они жили на деревьях. Это разделение усилилось, когда обезьяны из-за великого оледенения были не могли больше найти в достаточном количестве пищи на деревьях и вынуждены были всё чаще спускаться в поисках еды вниз, на землю, пока постепенно часть этих обезьян не перешла полностью к жизни на открытой местности. Для того чтобы приспособиться к жизни на земле предки древнейших людей должны были научиться ходить на ногах, без помощи рук. В свою очередь освобождение рук от ходьбы и поддержки тела дало возможность этим органам развиться как органам, предназначенным почти исключительно для труда. Иначе говоря, человеческие руки — это не только орган труда, но и продукт труда.

В этом можно убедиться, сравнив кисть руки человека с кистью шимпанзе. Рука человека показывает, что она приспособилась к трудовым процессам и развилась в связи с необходимостью изготовления и использования орудий труда. Но изменения руки под влиянием производства материальной жизни вели прямым или косвенным путём к изменению других органов тела. Особенно велико было влияние руки и труда на мозг. Изготовление орудий труда и постепенное завоевание с их помощью природы расширяло кругозор человека. С помощью труда и совместного добывания средств к жизни человек постоянно открывал всё новые и новые свойства в предметах природы. Труд, который немыслим без участия рук, и деятельность всем обществом привёли к возникновению речи — без нее было неорганизовать совместный труд многих людей, что, в свою очередь, сильно повлияло на развитие человеческого мозга.

Именно труд и членораздельная речь, необходимая в общественном производстве первых древнейших полулюдей и были двумя главными стимулами развития их мозга, т.е. превращения мозга обезьяны в человеческий мозг.

В становлении доисторического человека большую роль сыграли два важных события: переход к употреблению мясной пищи и использование огня. Значение мяса было в том, что организм, прежде всего, мозг начал получать в большом количестве ценные белковые вещества, которые необходимы для развития и которые дали мозгу возможность быстрее и полнее совершенствоваться. Употребление мяса было тесным образом связано с применением огня для приготовления пищи. Искусственная, т.е. тепловая обработка пищи сокращала процесс пищеварения в организме и облегчала его, давая организму, образно говоря, уже полупереваренную пищу.

В итоге совместной деятельности рук, органов речи и мозга общественно-производственная жизнь людей усложнялась и совершенствовалась. Люди, как по отдельности, так и коллективно приобретали способность выполнять всё более сложные операции, ставить себе и достигать всё более сложные производственные цели.

В ходе развития своей трудовой деятельности, благодаря труду, человек получал от природы гораздо больше того, что она предоставляла ему в готовом виде. Если любое животное только пользуется внешней природой и влияет на неё лишь в силу главных свойств всего живого (обменивается с ней веществом), то человек своим трудом переделывает природу для своих целей, заставляет её служить себе, т.е. всё больше господствует над ней. Если высшие животные для своей жизни ловят или собирают, то, что создано природой, то люди сами производят всё, что им необходимо для жизни.

Где же проходила та грань, которая отделила ископаемых человекообразных обезьян, предков человека, от древнейших людей? Эта грань начинается с изготовления орудий труда. Вместе с тем была ещё одна движущая сила доисторического развития человека — его общественность. Трудовая деятельность древнейших людей создаёт зачаток новой формы общественной жизни, для которой характерны производственные отношения людей. Как это понять? Развитие труда способствовало сплочению древнейших людей в общество для взаимной помощи, поддержки и выживания. Очень скоро стало ясно, что совместная трудовая деятельность даёт намного больше пользы каждому члену общества, чем его индивидуальная деятельность.

Но вполне вероятно, что вначале изготовление и использование орудий труда было слабо связано с общественной организацией людей. Только длительным путём и большими жертвами изготовление и использование орудий слилось с организацией охоты, разделкой дичи, распределением продуктов охоты и т.д. Растущие потребности в изготовлении одежды, ремонте орудий труда и обиходного инвентаря, в заготовке припасов, как бы ни были просты и примитивны эти процессы у древних, настоятельно требовали всё лучшей и всё более сложной организации общества, а усложнение общественной организации, в свою очередь, оказывало влияние на развитие самого раннего человека.

Сейчас вновь широко распространяется мелкобуржуазный миф о том, что первобытный коммунизм был «золотым веком» человечества, а, стало быть, «надо всех учёных убить, все книги сжечь», остановить прогресс и вернуться к пещере, мотыге и сохе, к первобытному состоянию (это частая позиция нашего растерявшегося обывателя, который от ужасов капитализма впадает то в идиотизм, то в религию). На самом деле, никакого «природного счастья и гармонии» в те времена у людей не было. Человек не получал и не мог получить все необходимые ему средства для жизни в виде подарка природы. Трудность его существования была запредельно высока, он был совершенно подавлен борьбой с природой за самые простые и насущные нужды. Иногда цена того или иного средства для жизни была настолько высока, что приводила к гибели целые первобытные человеческие стада.

Но именно такие обстоятельства борьбы с природой за выживание способствовали появлению новых и совершенствованию старых орудий труда: все «продолжатели», «усилители», «заменители» рук и ног как раз и требовались человеку для того, чтобы, во-первых, снизить чрезмерно высокую цену своего выживания, а во-вторых, чтобы сделать свою жизнь удобнее, сытнее, безопаснее и т.д.

В этой же связи должен быть разбит ещё один буржуазный миф, который живуч среди наших обывателей,  а именно миф о том, что человек с самого момента своего появления был индивидуалистом, а, значит, уже обладал частной собственностью на средства производства (палкой, дубиной, скребком, каменным топором). Действительно, «зоологический» индивидуализм был налицо в какой-то период формирования стада самых ранних людей, но он был очень быстро разбит, но не идеей бога и не инопланетянами, а самими суровыми условиями жизни первобытного стада и первобытной коммуной, т.е. обстоятельствами, которые показывали каждому первобытному человеку, что выжить и добыть себе средства для выживания гораздо легче сообща, а не в одиночку.

При всей важности коммуны нельзя упускать из виду и тот факт, что для развития сознания человека были необходимы соответствующее строение организма и определённый уровень биологического развития центральной нервной системы. Что это означает? В частности, появление прямой походки на ногах и её усовершенствование было одной из важных предпосылок для возникновения речи, языка. Если бы высшая человекообразная обезьяна так и ходила бы на четвереньках и не смогла бы разогнуть спины и встать твёрдо на задние лапы, то и её потомок, человек, не смог бы свободно пользоваться своими лёгкими и голосовыми связками, что, в свою очередь, сильно задержало бы развитие его сознания. То есть, прямохождение сыграло существенную роль в возникновении членораздельной и осмысленной речи, а речь прямо повлияла на развитие человеческого сознания и мышления.

Но в прямохождении надо отметить ещё одну роль. Прямая походка и прямой вертикальный позвоночник расширяли кругозор человека, ставя его в самое выгодное положение среди высших животных. Если бы обезьяна, а за ней и человек так и не встали бы на ноги и не распрямили бы спину, то они были бы вынуждены смотреть только вниз и частью по сторонам, т.е. в нижнюю полусферу. Верхняя полусфера оставалась бы недоступной: человек не мог бы смотреть вверх и вокруг себя, не мог бы исследовать эту часть окружающего мира и, таким образом, не мог бы доставлять своему мозгу намного больше впечатлений и информации, чем это имеется у животного, стоящего на четырёх лапах. Именно изменение положения продольных осей головы и туловища, переход их в вертикальное положение оказало большое влияние на изменение всех биологических особенностей ранних людей.

Но всё же долгое время вопрос о том, каковы были первые люди внешне и по своей умственной организации, был неясен. Не было ясности и в том, сколько общего у ископаемых людей и современного человека. В работах Энгельса по происхождению человека несколько раз встречается выражение «формирующиеся люди», но это выражение вполне могло относиться как к древнейшим людям, или питекантропам, так и к древним людям, которые непосредственно предшествовали появлению современного человека.

При всём этом исследования по данным вопросам, проведённые в 1871–1940 гг., полностью подтвердили положения Маркса и Энгельса о решающем влиянии труда на очеловечивание древних высших обезьян и позволили довольно подробно восстановить все стадии эволюции человека. Труд был основным и главным фактором этой эволюции.

Однако прежде чем рассматривать выдающуюся роль труда, надо ясно представлять себе и биологический момент, а именно какие природные признаки присущи всем современным людям и что отличает людей от человекообразных обезьян. На эту тему сегодня существует достаточно буржуазных и мелкобуржуазных спекуляций и подтасовок, имеющих целью доказать трудящимся порочность и животную сущность человека, а, стало быть, «вечность и неизменность» звериных законов капитализма.

Продолжение следует

Подготовил Ф. Узбоев 

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.