Экономика России в карантине: Заначки Кремля ни на что не хватит

Автор: | 2020-03-20
1+
Экономика России в карантине: Заначки Кремля ни на что не хватит

Экономика России в карантине: Заначки Кремля ни на что не хватит

Министр финансов РФ Антон Силуанов признал, что ситуация в экономике России развивается «не лучшим образом» из-за падения цен на нефть и пандемии коронавируса COVID-19. Он сообщил, что бюджет России в текущем году будет дефицитным, из-за чего придется задействовать средства Фонда национального благосостояния (ФНБ).

На расширенном заседании коллегии Федерального казначейства, которое проходило в онлайн-формате, Силуанов отметил, что из-за вируса пострадали такие отрасли экономики, как перевозки, в том числе авиаперевозки, туризм, малый бизнес, и за ними «следует по нарастающей целый ряд других секторов», сокращаются покупки дорогостоящих товаров, в том числе автомобилей.

«Соответственно, мы отклоняемся от тех макроэкономических прогнозов, которые мы формировали на текущий год. Безусловно, это коснется бюджета, мы делали оценки — только фактор нефти при текущих ценах практически на 3 трлн. рублей снижает объемы поступления нефтегазовых доходов по сравнению с плановыми значениями. Напомню, что общий объем федерального бюджета — около 20 трлн рублей», — сообщил министр.

Для компенсации выпадающих доходов и будут использованы средства ФНБ, ведь он «для этого и формировался», добавил Силуанов.

Ранее президент РФ Владимир Путин также рассказал, что в правительстве идет дискуссия о том, на что тратить средства Фонда. Он напомнил, что сбережения превысили необходимый порог в 7% ВВП, поэтому дискуссия о том, куда направлять эти деньги, началась раньше. Но если тогда среди основных вариантов вложений называли инфраструктурные проекты или инвестиции в западные ценные бумаги, то теперь президент не исключил, что ФНБ может быть использован и для поддержки определенных групп населения.

Как говорят экономисты, теперь речи о том, чтобы использовать ФНБ для инвестиций, речи не идет — средства Фонда будут использованы по основному предназначению, то есть для финансирования дефицита бюджета, исполнения социальных обязательств и так далее. Вопрос в том, насколько хватит этих средств и удастся ли за их счет компенсировать выпадающие доходы бюджета и не допустить серьезного экономического кризиса.

По данным Минфина РФ, объем ФНБ за февраль 2020 года вырос на 409 млрд руб. (5,2%) и на 1 марта составил более 8,249 трлн рублей, что эквивалентно 123,4 млрд долларов (7,3% к ВВП). При этом объем ликвидной части ФНБ на начало марта составил 6,568 трлн рублей, что эквивалентно 98,044 млрд долларов, или 5,8% к ВВП, прогнозируемого на 2020 год.

Экономист, ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников считает, что средств ФНБ даже при самом негативном сценарии (к примеру, глава Сбербанка Герман Греф самым негативным сценарием назвал нефть по 20 долларов и рубль по сто) должно хватить на два года. Но о дополнительном финансировании нацпроектов, конечно, придется забыть.

— Ситуация абсолютно не тривиальная. Последствия коронавируса, которые мы уже ощущаем и будем ощущать и дальше, так как пандемия, согласно прогнозам медиков, будет продолжаться до лета, сопоставимы с мировым экономическим кризисом. Если ведущие экономики пока не предъявили городу и миру критические значения ВВП и других макроэкономических показателей, то это вопрос нескольких недель.

У нас уже принят пакет мер ЦБ и правительства РФ по обеспечению устойчивости экономики. Это стандартный пакет антикризисных мер. Конечно, сразу возникает вопрос по ФНБ. Его и копили для того, чтобы он был подушкой безопасности в случае сложных обстоятельств. Эти обстоятельства сейчас наступили, источник средств есть, из него и будет финансироваться дефицит федерального бюджета.

Каким будет этот дефицит — вопрос пока открытый. Сам Антон Силуанов полагает, что это будет около 1% ВВП, другие оценки независимых экспертов чуть повыше и доходят до 1,5%. Все будет зависеть от того, каким образом надвигающийся мировой кризис зацепит российскую экономику, а он обязательно ее зацепит, и насколько глубоко мы будем замедляться и падать.

Но источник средств в виде ФНБ есть. Даже по самым худшим сценариям, когда для поддержки курса рубля придется продавать валюту из Фонда, сокращая ликвидные позиции, его будет достаточно на два-три года.

«СП»: — Можно ли финансировать из ФНБ нацпроекты, как предполагалось ранее?

— Это маловероятно. Действительно, были планы выделять по 300 миллиардов рублей в год на нацпроекты, но реализовать их уже не получится. Объем ФНБ сейчас — около 7,3% ВВП, а финансировать проекты мы могли только сверх этих 7%.

Падение цен на нефть не позволяет пополнять ФНБ в ближайшее время, наоборот, мы из него обязаны тратить средства для поддержания курса рубля, продавая валюту на открытом рынке, пока достаточно скромно.

Но, хотя нацпроекты не будут финансироваться за счет средств ФНБ, они все учтены в бюджетной росписи на ближайшие три года. Эти расходы остаются незыблемыми, потому что как не финансировать нацпроект по образование или здравоохранению? Все эти расходы сохраняются, просто меняются их источники. Раньше предполагалось, что мы за три года потратим триллион на план по развитию магистральной инфраструктуры, вот этого сейчас не будет, будут отыскиваться другие источники. ФНБ исключительно направлен на финансирование дефицита федерального бюджета и поддержание валютного курса.

«СП»: — На что тогда будут тратить средства ФНБ и как надолго их хватит?

— ФНБ исторически создавался как подушка безопасности, поэтому он может использоваться для поддержания баланса Пенсионного Фонда России и социальных выплат, которые находятся в зоне ответственности ПФР — это тот же материнский капитал, часть социальных пособий. Но схема несколько сложнее, чем кажется. Главная задача ФНБ — финансировать дефицит бюджета, а эти средства пойдут за счет дополнительных бюджетных расходов.

Пока запас прочности есть, можно что-то перераспределять между статьями расходов. К тому же, с прошлого года у нас перешло более триллиона рублей нераспределенных ассигнований, которые сейчас тоже активно тратятся. В январе-феврале траты в годовом выражении выросли на 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В целом за два месяца профинансировано более 16% всех годовых назначений.

Бюджет оказывает существенную поддержку экономике, но почти 50% расходов госбюжета ориентировано на социальные цели, включая здравоохранение, образование, науку и культуру, и это тоже надо учитывать. Ресурсы у нас пока что есть, этот год мы проходим спокойно. Будем надеяться, что этот кризис окажется более скоротечным, чем в 2008—2009 годах.

Сейчас в основном идут обсуждения по поводу того, как тратить на то, что абсолютно необходимо здесь и сейчас. Антикризисные меры во многом носят заявительный характер, в них указаны направления, по которым будет оказываться поддержка, а каким образом это будет делаться, в каком объеме и кому конкретно — отраслям, предприятиям, категориям граждан — должно быть решено в считанные дни. Из 47 мер, изложенных в антикризисном плане, 35 должны быть реализованы в течение ближайших 10 дней.

Интересный материал:  Где подарки товарищу Сталину, Зин?!

При самом худшем сценарии средств ФНБ хватит на 2−3 года для бесперебойного выполнения социальных обязательств государства.

Аналитик Экономической экспертной группы Александра Суслина считает, что помимо поддержки крупного бизнеса государство должно тратить средства на поддержку граждан, чтобы не допустить провала спроса и торможения экономики.

— Каждый прогноз сейчас устаревает еще до того, как он выйдет. Но объективно многие вещи будут зависеть от того, как сильно мы будем наращивать расходы. Если предположить, что общий объем ресурсов, который мы планировали потратить в ближайшие три года, останется примерно таким же, то средств ФНБ достаточно, чтобы продержаться этот период. Проблема в том, что из-за ситуации с вирусом возможно, придется тратить дополнительные ресурсы. Вопрос в их масштабах.

Михаил Мишустин говорил о создании фонда в 300 миллиардов рублей, это нам вполне посильно. Но если это будет дважды по триста миллиардов или по триста миллиардов каждый год, это значительно снизит наше поле для маневра в плане верстки бюджета. Если суммарные расходы не сильно вырастут, например, за счет пересмотра приоритетов, ФНБ точно хватит на несколько лет даже при условии сохранения низких цен на нефть и слабого рубля.

Если же мы пустимся во все тяжкие и начнем вливать деньги в экономику, толком не понимая, к чему это может привести, Фонд закончится очень быстро, и мы останемся без подушки безопасности.

«СП»: — Не будет ли в таких условиях финансовая поддержка граждан просто «проеданием» средств ФНБ?

— Зависит от того, с чьей точки зрения мы смотрим на эту ситуацию. На мой взгляд, поддержка граждан, спроса и экономики должна быть первостепенной по отношению, например, к национальным проектам. Но как смотрит на это правительство сказать трудно. В антикризисном плане к людям и малому бизнесу мало что относилось. В основном там говорится о поддержке крупного бизнеса, госконтрактов, налоговых каникулах для нескольких наиболее пострадавших отраслей.

На мой взгляд, правительство смотрит на эти вещи несколько оторвано. Нет общей комплексной картины. Они не понимают, что поддержка уровня жизни не менее важна, чем поддержка гигантов большого бизнеса. Например, они собрались пересматривать список системообразующих предприятий. Но в данной ситуации системообразующие предприятия играют второстепенную роль. Если начнется гуманитарная катастрофа, будет уже не до них, системообразующие предприятия будут простаивать, сколько денег ни вкладывай.

На мой взгляд, пока отсутствует понимание того, что поддержание трат на микроуровне, может, и потребует сейчас больших ресурсов, но зато сможет в будущем существенно снизить масштаб общих экономических потерь.

 

Капитан ОчевидностьБезусловно, ни в коем случае не следует полностью отказываться от вливания денег в социальную и в экономическую сферу. В таком случае покупательная способность населения окончательно рухнет. И это приведёт к экономической катастрофе. Но возникает другой вопрос — неужели кабинет министров до сих пор не понимает подлинного положения вещей? Обвал мировых цен на нефть должен был заставить уделить первостепенное внимание развитию реального сектора экономики. Тогда бы Россия вышла на стадию устойчивого развития. В результате бюджет получал бы доходы на стабильной основе. И на этой основе можно было бы не просто выполнять государственные социальные обязательства, но и существенно увеличить финансирование социальной сферы. Однако исполнительная власть фактически рассчитывает подождать у моря погоды — возобновления благоприятной международной экономической конъюнктуры. Словно события 1998, 2008 и 2014 гг. их ничему не научили! А иначе они не могут действовать. Разве можно от криминально-компрадорской буржуазии, от проводников интересов других стран ожидать иного? Конечно же нет.

Источник.



Просмотров: 1

1+