Дурман Неофашизма

Автор: | 2020-08-04
1+
Дурман Неофашизма

Дурман Неофашизма

Ультраправые силы Испании и Португалии пытаются воспользоваться кризисом, вызванным пандемией. Их успеху способствует политика псевдолевых правительств, идущих на поводу у крупного капитала.

Новый кабинет, старый курс

Пандемия коронавируса вызвала различную реакцию в мире. Где-то невидимый враг получил достойный отпор, а где-то ему удалось вволю побушевать, оставив после себя новые кладбища и разорённые экономики. Испанию трудно отнести к числу победителей. По числу заболевших она входит в первую десятку стран, одним из наивысших здесь оказался уровень смертности. На пике эпидемии врачи получали мальтузианские распоряжения от начальства: не госпитализировать заражённых старше 80 лет либо с серьёзными сопутствующими заболеваниями. В результате в столичных домах престарелых погиб каждый седьмой постоялец.

Критическими оказались социально-экономические последствия. Разорены 100 тыс. мелких и средних компаний, убытки туристической отрасли превысили 15 млрд евро. Бюджетный дефицит подскочил с 2,8 до 11 процентов ВВП, уровень официальной безработицы увеличился с 14 до 19 процентов. По разным прогнозам, падение экономики составит от 9 до 18 процентов, а на её восстановление уйдёт минимум два года. Это приведёт к тому, что 700 тыс. граждан окажутся в нищете.

Руководство страны ссылается на тяжёлое наследство. Действительно, десятилетие неолиберальных реформ снизило защитную реакцию государства. Сократились расходы на здравоохранение, тысячи медработников были уволены. Широкое распространение получили «пятидневные контракты». Заключённое в понедельник соглашение истекает в пятницу и возобновляется в следующий понедельник, что позволяет не оплачивать труд врачей и медсестёр в выходные дни. Это часть трудовой реформы, узаконившей гибкие формы найма и упростившей процедуры увольнения. Свыше 90 процентов заключаемых в последние годы контрактов являются временными.

Формирование нынешнего правительства проходило под лозунгом борьбы с политикой жёсткой экономии. Не получив по итогам ноябрьских выборов необходимого большинства, правящая Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) пошла на союз с блоком «Унидас Подемос», объединяющим левопопулистскую партию «Подемос» и Компартию (КПИ). Созданная ими «Прогрессивная коалиция» заручилась поддержкой нескольких региональных партий и сформировала кабинет. Руководитель «Подемос» Пабло Иглесиас занял должность вице-премьера, несколько его соратников получили министерские посты. Среди них, впервые с 1930-х годов, два коммуниста: министром труда стала Иоланда Диас, министром по делам потребителей — Альберто Гарсон.

Коалиционное соглашение и вправду можно было назвать прогрессивным. Оно обещало отменить трудовую реформу, повысить минимальные зарплаты и пенсии, довести расходы на здравоохранение до 7 процентов ВВП. За прошедшие полгода успехи, однако, оказались скромными. Власти подняли на 2—4 процента верхние ставки подоходного налога и налога на прирост капитала. В то же время выросли сборы, бьющие по простым испанцам: налог на дизельное топливо, страховые взносы самозанятых и т.д. Это объясняет, почему с марта по июнь совокупное состояние 23 богатейших испанцев выросло на 20 млрд евро.

Не столь однозначным является и недавнее введение минимального базового дохода. Ежемесячные пособия в размере от 462 до 1015 евро будут получать 850 тыс. малоимущих семей, или около 2,3 млн человек. В то же время ещё до кризиса ниже национального порога бедности проживали 12 млн.

Средства на программу будут направлены из фонда восстановления экономики Евросоюза, учреждённого на чрезвычайном саммите 17—21 июля. Объём антикризисного бюджета составит 1,8 трлн евро. Испания получит 140 млрд в течение шести лет. Разумеется, не безвозмездно. Деньги придётся возвращать, причём с процентами: часть выплат поступит в виде кредита. Также условием участия в фонде является «соблюдение стандартов правового государства и базовых европейских ценностей». За лукавой формулировкой скрывается давно знакомая Мадриду кабала «бюджетной дисциплины». Согласно ей, погашение госдолга и контроль над дефицитом бюджета имеют приоритет перед социальными расходами.

Как уже заявили в испанском центробанке, стране необходимо сэкономить 60 млрд евро за счёт «структурных реформ». Среди них повышение пенсионного возраста и увеличение НДС. Всё противоречивее позиция правительства по трудовой реформе. Если Иоланда Диас заявляет о её пересмотре, правда, обещая сначала добиться согласия от бизнеса, то министр экономики Надя Кальвиньо назвала подобные планы «абсурдом». Как и в других буржуазных странах, главную выгоду от антикризисных мер получает крупный капитал. На спасение корпораций и банков уже выделено 150 млрд евро. Для примера: выплата упомянутых пособий потребует лишь 3 млрд евро в год.

Далёк от выполнения и другой пункт соглашения — нормализация ситуации в Каталонии. Премьер-министр Педро Санчес и глава администрации региона Ким Торра провели встречу, но лишь затем, чтобы констатировать «глубокие разногласия». Мадрид отказывается признавать право Каталонии на самоопределение и держит в тюрьме политиков, попытавшихся три года назад это право отстоять. Угроза репрессий нависла над самим Торрой. Суд отстранил его от должности за вывешивание плаката в поддержку арестованных, но Торра отказался подчиниться.

Масла в огонь добавило журналистское расследование о слежке за каталонскими политиками. Осудив эту «грязную войну», в Барселоне пригрозили «политическими последствиями». Они не заставили себя ждать. 22 июля парламент автономии утвердил выводы комиссии по расследованию событий 2017 года, охарактеризовав их как государственный переворот. Также в Барселоне потребовали отречения короля Филиппа VI, поддержавшего введение прямого управления.

В эти же дни в Каталонии прошли демонстрации против визита монарха. Для династии это не единственная неприятность. Отец нынешнего короля Хуан Карлос I замешан в лоббировании интересов испанских компаний при переговорах с Саудовской Аравией о строительстве железной дороги. Однако призыв ряда депутатов организовать референдум об отмене монархии вызвал резкую отповедь правительства. Любопытно, что именно такое требование значилось в программе «Подемос» ещё несколько лет назад.

Во внешней политике Мадрид продолжает проамериканский курс. Глава МИД Аранча Гонсалес Лайя приняла Хуана Гуайдо как «законного президента Венесуэлы», в посольстве Испании в Каракасе скрывается один из лидеров оппозиции Леопольдо Лопес. Правительство Венесуэлы обвинило его в причастности к неудачному майскому вторжению, подчеркнув, что испанские дипломаты не могут не знать о подрывной деятельности политика. Планируется расширение военно-морской базы США Рота на юге Испании. В прошлом году сюда перебросили дополнительные вертолёты, теперь речь идёт о размещении двух новых эсминцев.

Тени диктатуры

В условиях, когда левые силы влились во власть, само левое движение переживает глубокий кризис. Защищать интересы трудящихся оказалось некому. Крупнейшие профсоюзные организации, связанные с ИСРП и КПИ, заняли соглашательскую позицию, не поддержав ни всеобщую забастовку в Стране Басков, ни стачку сталелитейщиков на заводах «АрселорМиттал», ни другие протесты.

Этим пользуются ультраправые силы, в том числе партия «Вокс». За какие-то пару лет она превратилась в мощного игрока, имея третью по величине фракцию в парламенте и став участником правящих коалиций в Мадриде, Андалусии и других регионах. Идеология партии строится на смеси популизма (призывы к ограничению иммиграции и прав автономий, прославление франкистской диктатуры) и защиты интересов крупного капитала. Так, «Вокс» выступает за приватизацию здравоохранения, образования и пенсионной системы, снижение корпоративных налогов.

Интересный материал:  Весело рапортуем об успехах связи.

Однако в последнее время крайне правые вторгаются на традиционное поле левых сил. «Вокс» критикует правительство за провалы во время кризиса, выставляя себя защитником рабочих. К сентябрю партия намерена создать собственное профсоюзное объединение. Мотивы националистов очевидны: раздробить и дезориентировать трудящихся. По словам главы «Вокс» Сантьяго Абаскаля, объединение будет представлять всех испанцев, не навязывая им «несуществующую классовую борьбу». Кроме того, правые противопоставляют «национальный» и «космополитический» капиталы, обрушиваясь на корпорации вроде «Эйрбас» и «Алкоа» за увольнения испанских рабочих.

Тактика дала свои плоды. На июльских выборах в Галисии и Стране Басков «Вокс» продемонстрировала неплохие результаты, в то время как «Унидас Подемос» потеряла представительство в первом регионе и вдвое уменьшила его во втором. Это позволяет ультраправым чувствовать себя всё увереннее. Депутат Европарламента от «Вокс» Герман Терч, например, призвал армию свергнуть «тоталитарное коммунистическое правительство» по примеру Боливии. Однако власти предпочитают умиротворять экстремистов. «Во времена кризиса нормально переоценивать национальный суверенитет», — заявил Иглесиас, призвав работать вместе «под общим конституционным знаменателем».

Коммунистический заслон

Схожие процессы происходят в Португалии. В целом страна лучше справилась с пандемией. Смертность от COVID-19 оказалась вчетверо меньшей, чем в Испании. Это связано со своевременной реакцией, а также с тем, что неолиберальные реформы не были здесь столь же разрушительными. Централизованная государственная система здравоохранения, хоть и не без потерь, дожила до сегодняшнего дня.

Впрочем, негативные тенденции накапливаются и здесь. До 2019 года правительство социалистов опиралось на поддержку Португальской коммунистической партии (ПКП) и «Левого блока». После парламентских выборов кабинет стал смещаться вправо, что подтвердилось в последние месяцы. Антикризисные меры правительства в первую очередь помогают крупному бизнесу. При их утверждении правая оппозиция поддержала правительство, в то время как коммунисты проголосовали против, назвав дополнительный бюджет недостаточным для защиты трудящихся. Разработка антикризисного плана на 2020—2030 годы также поручена представителям капитала. Экономическим советником правительства назначен президент нефтегазовой компании «Партекс» Антониу Кошта Силва.

На этом умело играют крайне правые. В парламенте они представлены одним-единственным депутатом — бывшим футбольным комментатором и лидером партии «Чега» Андре Вентурой. Агрессивный популизм партии проявляется в том числе в выпадах против иммигрантов. Так, Вентура потребовал от депутата гвинейского происхождения Жоасин Катар-Морейры «убираться к себе домой». Это произошло в ответ на её призыв вернуть музейные ценности, вывезенные португальскими колонизаторами.

Но «Чега» спекулирует не только на национализме. Она обличает неравенство внутри ЕС и диктат со стороны крупнейших стран союза — Германии и Франции. Подобные лозунги призваны привлечь электорат, и частично это удаётся. Если на последних выборах партия получила 1,3 процента, то сейчас за неё проголосовали бы 6—8 процентов избирателей.

В отличие от Испании, в Португалии есть защитники «левого фланга». Коммунисты последовательно критикуют антирабочие меры внутри Португалии и в рамках всего Евросоюза. По словам генсека ПКП Жерониму де Соузы, план ЕС по преодолению кризиса бьёт по трудящимся. Выделяя Лиссабону 48 млрд евро, Брюссель одновременно сокращает дотации по другим программам, требует увеличения отчислений в бюджет ЕС и проведения неолиберальных реформ вроде сокращения госрасходов и пересмотра трудового законодательства.

«Мы вновь увидели, что европейская интеграция происходит в интересах крупного капитала и углубляет неравенство. Все разговоры о солидарности в этих условиях — пустые», — отметил де Соуза. По мнению коммунистов, пандемия высветила глубокие структурные проблемы, вызванные неолиберальным курсом. Поэтому ответ на них должен быть противоположным, включая развитие национального производства и общественных служб, рост госинвестиций, стимулирование занятости и защиту прав трудящихся.

Наконец, ПКП решительно разоблачает праворадикалов. Это особенно важно в свете информации о тесных связях европейских националистов, в том числе португальских, с украинскими единомышленниками и их участии в боевых действиях против ДНР и ЛНР. Как уже не раз доказывала история, остановить фашизм и стоящий за его спиной капитал могут только коммунисты.

Сергей Кожемякин

 

Капитан ОчевидностьНесомненно, буржуазия будет пытаться не допустить окончательного ухода почвы из под ног. Содействие деятельности ультраправых организаций, стремящихся оседлать нарастающее народное недовольство, является одним из способов достижения вышеупомянутой цели. Действительно, последние спекулируют на социально-экономических трудностях Испании и Португалии. Сказано немало слов о деструктивных последствиях «евроинтеграции», фактически означающей подчинение стран и народов Европы диктату глобального капитала. Но при этом местные «коричневые» фактически призывают заменить господство «космополитичного» капитала национальным. Видите ли, тогда ситуация нормализуется. Однако рано или поздно буржуазия стран, до поры до времени принадлежавших к разряду периферии, после их освобождения становиться экспансионистской и начинает заявлять о своих претензиях на мировое господство. Всё это чревато нарастанием социальных проблем, дополнительной гибелью населения, крупномасштабными международными потрясениями и, в конечном итоге, крахом стран (не только подвергшихся эксплуатации, но и тех, кто осуществлял экспансию на Земном шаре). Так было в 1940-ые годы. Не допустить же возрождения фашистской заразы теперь. Поэтому активные разоблачения местными коммунистами ультраправых можно только приветствовать. Однако это лишь в первый шаг в борьбе с капиталистическим реваншем. Подлинно левым силам важно усиливать взаимодействие с трудовыми коллективами, быть готовыми оседлать народное недовольство. При этом важно помнить, что только борьба за обобществление средств производства, за переход к плановой экономике, за установление диктатуры пролетариата может избавить трудовой народ от социального гнёта. Важно проявлять последовательность, не допускать никаких соглашательских с эксплуататорами игр. В противном случае все усилия по социальному освобождению народа окажутся напрасными.

Источник.



1+