Деньги — как орудие эксплуатации труда

Автор: | 2020-03-11
1+
Деньги — как орудие эксплуатации труда

Деньги — как орудие эксплуатации труда

До какого идиотизма деньги доводят людей в капиталистическом обществе, (т.е. в обществе, основанном на частной собственности на землю и средства производства), показывает то, что люди в этом обществе абсолютно убеждены в том, что жизненно необходимые средства существования, – как данные природой (земля), так и созданные собственной деятельностью людей (орудия труда и произведённые предметы потребления), – можно присваивать только при помощи денег. Иначе как же можно было бы объяснить, что те самые люди, которые ещё вчера, при социализме, присваивали землю, средства производства, жилище и т.д. без денег (бесплатно), сегодня, при капитализме, мучаясь нехваткой денег даже для нормального питания, не задаются вопросом: почему вообще надо присваивать эти жизненно необходимые средства существования посредством денег, если это можно делать без посредства денег?

Конечно, это более чем странное поведение людей можно было бы объяснить тем, что господствующий класс (капиталисты) путём тотальной фетишизации денег мистифицирует людей до такой степени, что они, в конце концов, приходят к убеждению, что присваивать жизненно необходимые средства существования можно только при помощи денег. Но подобное объяснение является пошлым, так как оно упускает из виду то, что люди в тысячах случаев присваивают жизненно необходимые средства существования непосредственно, без денег?

Но, как бы то ни было, уже самый факт, что люди в капиталистическом обществе, в силу какой-то слепоты мышления, убеждены в том, что присваивать жизненно необходимые средства существования можно только при помощи денег, заставляет предполагать существование причины, которая и вынуждает людей присваивать жизненно необходимые средства существования посредством денег. Что же является этой причиной?

Единственно правильный ответ на этот вопрос можно дать только с точки зрения товарного производства, результатом развития которого и являются деньги. Но прежде, чем приступить к рассмотрению этого вопроса, необходимо сделать два замечания.

Во-первых, товарное производство – это такое производство, при котором продукты изготовляются не для собственного потребления, а для продажи, для рыночного обмена; продукт, произведённый для продажи, для рыночного обмена, называется товаром. Во-вторых, форма ведения хозяйства не может избираться людьми произвольно – она зависит от объективно складывающихся условий. Для возникновения и существования товарного производства требуется сочетание двух условий: это, во-первых, общественное разделение труда, т.е. такое разделение труда, которое возникает не из естественных различий людей (пол, возраст, физическая сила, дарование и т.д.), а из специализации производителей на выработке определённых изделий, и, во-вторых, обособление производителей в качестве частных собственников средств производства. Если нет этих условий, то товарное производство не может возникнуть.

Итак, так как товаропроизводители производят продукты не для собственного потребления, а для потребления других, стало быть, для общественного потребления, то их труд носит общественный характер. Но, с другой стороны, частная собственность на средства производства разъединяет их, делает труд отдельного человека его частным делом. В результате этого товаропроизводители оказываются вынужденными обмениваться продуктами своего труда, товаров.

А между тем в обмен вступают только разнородные товары, которые по своим природным свойствам вообще несопоставимы. Отсюда возникают затруднения при непосредственном обмене товаров. Стихийное разрешение этих затруднений и приводит к возникновению денег.

Обмен товаров означает, что они приравниваются друг к другу в определённой пропорции. Но в обмен поступают только различные товары (например: мясо и ткань), которые несравнимы. Но раз они приравниваются, то, следовательно, в них должно быть что-то общее, а не только различное. Что же общего у различных товаров? У различных товаров есть только одно общее свойство, делающее их  сравнимыми между собой при обмене, а именно то, что на их производство затрачена физическая и умственная сила человека – одинаковый человеческий труд.

Итак, поскольку товары предназначены не для собственного потребления, а для потребления других, постольку они вообще могут вступать в обмен. Поскольку же в них заключён одинаковый человеческий труд, простая затрата человеческой рабочей силы, постольку они могут быть сравнимы в обмене друг с другом, признаваемы равными или неравными, сообразно заключающемуся в каждом из них количествуэтого труда, т.е. их стоимости.

Спрашивается, как измерять количество человеческого труда, затраченного на производство товара? Или, вернее сказать, спрашивается, как измерять величину стоимости? Поскольку стоимость создаётся трудом, то величина стоимости измеряется, очевидно, количеством труда, заключённого в товаре. Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем.

Между тем определение величины стоимости усложняется тем, что каждый вид товара изготовляется, как правило, массой производителей, которые работают в различных условиях. Следовательно, различные товаропроизводители затрачивают различное время на производство одних и тех же товаров. Поэтому величина стоимости товаров не может измеряться индивидуальным рабочим временем, затрачиваемым на производство товара отдельным товаропроизводителем. Если бы величина стоимости измерялась бы индивидуальным рабочим временем, то не существовало бы единой величины стоимости на одинаковые товары. В действительности же одинаковые товары имеют равную стоимость. Величина стоимости товаров определяется не индивидуальным рабочим временем каждого отдельного товаропроизводителя, а тем рабочим временем, которое общественно необходимо для производства данного товара. Общественно необходимое рабочее время есть то время, которое требуется для изготовления какого-либо товара при средних, общественно-нормальных условиях производства, т.е. при среднем уровне техники, средней квалификации и интенсивности труда.

Итак, величина стоимости измеряется общественно необходимым рабочим временем. Спрашивается, можно ли выразить стоимость товара в рабочем времени, если она определяется не индивидуальным рабочим временем, а общественно необходимым рабочим временем? Нет, нельзя. В условиях обособленности товаропроизводителей невозможно определить количество труда, которое не отдельный товаропроизводитель, а общество в целом затрачивает на производство того или иного товара. Возникает трудность с измерением стоимости товара.

Интересный материал:  Политики-«производственники» или политики-«торгаши»

С другой стороны, по мере развития общественного разделения труда, увеличивается число актов обмена и разнообразие входящих в обмен товаров. Вследствие этого возникает положение, когда, например, владельцу сапог требуется топор, между тем как владельцу топора нужны не сапоги, а мясо: обмен между этими товаровладельцами состояться не может. Возникает трудность обмена, связанная с множеством разнообразия товаров.

Законы обмена проявляются в природном инстинкте товаропроизводителей. Находясь в этом затруднительном положении, они рассуждают так: поскольку все товары, независимо от своих различных свойств, в определённых количествах замещают друг друга при обмене, равны друг другу, то они могут измерить стоимость своих товаров, относя их какому-нибудь другому, третьему товару как к стоимости, противопоставляя их ему как к всеобщему эквиваленту. И они делают это, хотя и не сознают этого. Товаропроизводители выделяют из всей массы товаров один товар, в котором раз навсегда измеряется стоимость всех других товаров, – товар, который имеет значение непосредственного воплощения общественно необходимого рабочего времени и поэтому может непосредственно и, безусловно, обмениваться на все другие товары: этот товар – деньги. Таким образом, общественная связь между товаропроизводителями, разорванная трудностями непосредственного обмена товаров, восстанавливается при помощи денег.

Вначале, когда существовали лишь отдельные акты обмена, роль денег случайно играли различные товары. Но постепенно в процессе развития производства она закрепилась за золотом. Это объясняется не какими-либо сверхъестественными свойствами золота. Просто золото по своим природным свойствам в наибольшей мере приспособлено к роли денег (однородность, делимость, сохраняемость).

Появление денег приводит к тому, что обмен товаров превращается в обращение товаров. Теперь каждый акт обмена делится на две стадии: продажу и куплю. Сначала товар продаётся за деньги, а затем на эти деньги покупается другой товар. Так разрешается трудность обмена разнородных продуктов.

Итак, причиной того, что люди вынуждены присваивать необходимые жизненные средства существования не прямо, а опосредованно, при помощи денег, является разделение труда и частная собственность на землю и средств производства.

Но деньги – сами товар, внешняя вещь, которая может стать частной собственностью всякого человека. Вещь, при помощи которой только и можно присваивать жизненно необходимые средства существования, становится, таким образом, частной собственностью частного лица, и в силу этого наделяет известных частных лиц чудовищной властью над обществом. При таком положении дел с деньгами, общество, конечно же, будет эксплуатироваться этими известными частными лицами.

Особенно ярко эксплуатация общества деньгами обнаруживается в банковском деле – в торговле деньгами. Банк берёт денежные средства взаймы по низким процентам, а отдаёт их в ссуду по более высоким процентам. Разница между процентом, взимаемым банком за ссуды, и процентом, уплачиваемым за вклады, является источником прибыли банка. За счёт этой разницы банк покрывает расходы, связанные с выполнением своих операций. Остающаяся сумма составляет прибыль банка. Говоря другими словами: банк даёт и получает больше, чем дал в займы, не пошевельнув даже пальцем для этого; а тот, кто взял в долг должен трудиться, чтобы вернуть долг и сверх того ещё уплатить проценты.

А между тем доля собственных денег банка невелика. Львиная доля денег, которыми торгуют банки, являются чужими деньгами. Они привлекаются туда главным образом через находящиеся в банках текущие счета всевозможных предприятий. На этих счетах, как правило, имеется некоторый остаток денег, который банки используют для выдачи кредитов. Кроме того, в банках находятся счета государства, на которых хранятся деньги, которые предназначены для выполнения государством своих функция по управлению обществом, как-то: государственный аппарат, оборона, всевозможные госзаказы, социальные обязательства перед обществом и т.д. Эти деньги также используются банками для выдачи кредитов. Далее, банки агрессивной рекламой привлекают в свои сейфы денежные вклады населения, которые используются для выдачи всевозможных ипотечных, образовательных, здравоохранительных и т.д. кредитов каждому, кто обогатит банк хотя бы на два процента. Наконец, так называемый, Центральный банк, – банк, наделённый монопольным правом осуществлять денежную эмиссию, – печатает деньги, которые фактически являются пустыми бумажками, и выдаёт, точнее, продаёт их рядовым банкам под определённый процент, а те, в свою очередь, накидывают на этот процент ещё и свой процент. Таким образом, банки, не принося обществу никакой пользы, эксплуатируют его, живут и обогащаются за счёт его.

В условиях безраздельного господства частной собственности ждать другого использования денег, имело бы такой же смысл, как требовать от волков, чтобы они не задирали овец. И дело здесь не в природной алчности людей, а в почве, из которой вырастают собственно деньги, а именно: в нахождении земли и средств производства в частной собственности.

Только тогда, когда будет уничтожена частная собственность на землю и средства производства и когда, следовательно, люди будут присваивать землю и средства производства прямо, без денег (как это было при социализме), – только тогда будет покончено с эксплуататорским (паразитическим) характером денег.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

Источник.



Просмотров: 0

1+