COVID-19 разоблачил миф о Путине как о сильном лидере и его сильном государстве

Автор: | 23.05.2020
1+
COVID-19 разоблачил миф о Путине как о сильном лидере и его сильном государстве

COVID-19 разоблачил миф о Путине как о сильном лидере и его сильном государстве

Эпидемия COVID-19 в России доказывает, что Владимир Путин не является сильным лидером. С таким утверждением на страницах The Washington Post выступил экс-посол США в РФ Майкл Макфол.

«Обаяние Путина во многом держится на его имидже волевого лидера и образе России как сильного государства — причем как внутри страны, так и за рубежом. Путин — державник. В русском языке для этого есть свое слово gosudarsvtennik. Вот почему недавние неурядицы России и ее неудачные попытки сдержать эпидемию грозят Путину и его самодержавию. По числу заболевших Россия уступает во всем мире лишь США, и многие подозревают, что официальные данные всячески занижаются — особенно насчет смертности», — пишет Макфол.

По его мнению, за 20 лет правления Путин не смог выстроить эффективное государство на благо народа. Он вложил огромные средства в модернизацию российского ядерного арсенала, армии, полиции и даже строительство олимпийских объектов, но в дороги, школы или больницы вкладывался гораздо меньше, особенно за пределами Москвы, отмечает экс-посол США. COVID-19 теперь разоблачает эти просчеты в государственном строительстве.

«Сам Путин весь этот кризис предпочитает держаться в тени. Президента не видно по несколько дней кряду, а решения принимают губернаторы. <…> И русские это почувствовали. За достоверность опросов при вождизме ручаться нельзя. Тем не менее, рейтинг Путина в апреле 2020 года упал до самого низкого уровня за 20 лет его правления — 59%. В том же месяце лишь 27% россиян заявили, что доверяют Путину в решении важнейших проблем», — отмечает экс-посол.

Он также считает, что в России ширится раскол между федеральными и местными чиновниками с одной стороны (особенно между мэром Москвы и федеральным правительством) и кремлевскими технократами и идеологами-государственниками из путинского круга бывших и сущих офицеров разведки — с другой.

«COVID-19 разоблачил миф о России как о сильном государстве и о Путине как о сильном лидере. Без свободных и справедливых выборов, на которых граждане могут мирно и благопристойно выразить свое недовольство неэффективным откликом на эпидемию, остается лишь два пути — смена режима либо ужесточение репрессий. Пренебрегая больницами, дорогами и школами, Путин нарастил потенциал государства лишь в одной области: контроль через принуждение. Поэтому, увы, этот вариант наиболее вероятен», — резюмирует Майкл Макфол.

Нужно, конечно, учитывать перегибы в оценках этого специалиста по «цветным революциям». Но некоторые акценты Макфол расставил верно.

Система здравоохранения РФ, разгромленная реформами, действительно оказалась не в состоянии эффективно противостоять эпидемии. Напомним, в Москве в результате оптимизации была закрыта не только 3-я инфекционная больница, но и множество инфекционных отделений. Например, закрыто отделение в 4-й Градской больнице, уплотнено инфекционное отделение в Боткинской больнице, сокращены койки в других инфекционных стационарах, в том числе в Первой инфекционной.

Больницы закрывались, чтобы бюджет мог сэкономить. И COVID-19 показал, что экономия вышла боком. Чтобы не допустить обвального роста больных с коронавирусом, Кремль вынужден был ввести жесткие карантинные меры, но это не решает проблемы: не хватает врачей, люди в Московской области ждут скорой сутками, а статистика заболевших и умерших от коронавируса ведется с оглядкой на установки «сверху».

Экономика РФ в такой ситуации, усугубленной обвалом мировых цен на нефть, трещит по всем швам. Консенсус-прогнозы, рассчитанные Центром развития ВШЭ, предполагают спад во втором квартале 2020 года на 10,7%, причем с огромным разбросом оценок — от минус 6% до минус 16,9%. Недаром глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что из-за пандемии безработица в России может подскочить до 7−8%, в худшем варианте — до 10%, что затронет от 6 млн. до 9 млн. человек. Эти выброшенные на улицу миллионы вряд ли поддержат Путина.

По данными опроса* «Левада-центра» **, 38% соотечественников уверены, что Путин отстаивает интересы олигархов, банкиров и крупных предпринимателей, 37% — интересы силовиков, и только 16% — что он отстаивает чаяния простых людей.

Де-факто, Майкл Макфол неправ в ключевом моменте: раскол в российской элите не ширится, там вообще нет раскола. Напротив, элита солидарна в том, что необходимо сохранить статус-кво — экономическую систему, которая сложилась на протяжении последних десятилетий. Ставка делается на то, что к 2022 году все наладится — нефть вернется к $ 50−60 за баррель, и у российской элиты все опять будет хорошо. А как будет переживать трудные времена простой народ — дело десятое.

— Макфол рассуждает в духе оппозиционных Telegram-каналов, на которых идет аналитика по той же линии: намечается раскол в элите, выдвигается Собянин, Собянин задвигает Путина, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Да, последствия COVID-19 ничей рейтинг не украшают. Но надо понимать: сегодня мы имеем ситуацию, результат которой будет ясен месяца через три. Сейчас какие-либо выводы делать рано.

Естественно, внутри элиты в России существуют противоречия. Но это не значит, что кто-то возьмет и сменит Путина — что будет чуть ли не госпереворот.

На деле, Макфол пересказывает рассуждения политологов и социологов, которые выдают желаемое за действительное. Не думаю, что что-то серьезное угрожает сейчас власти Путина — собственно, даже Макфол в конце статьи делает вывод: скорее будет ужесточение репрессий, чем внутриэлитный переворот.

«СП»: — То есть, рассуждения Макфола ложные, но вывод правильный?

— На Западе очень немного исследователей — Макфол к ним не относится, — которые понимают Россию. Назову американского историка Ричарда Пайпса, шведского экономиста Стефана Хедлунда. Они понимают, что демократию в России нельзя установить. В 1990 годы мы были наивными, и верили, что это возможно. Но если присмотреться глубже, мы увидим, что внутренние структуры этого не позволяют — просто потому, что бывают вещи невозможные.

На мой взгляд, если Россия будет свободной, это будет уже не Россия, потому что она распадется. Постсоветскую империю от Уэлена до Калининграда невозможно удержать, если в стране будут честные и свободные выборы. Никто не будет выдвигать кандидатов, которые предлагают тратить деньги на содержание постсоветской империи — просто потому, что это очень и очень дорого. Естественно, в запросы обывателя такие траты не входят.

Плюс надо принять во внимание наши национальные республики. Я даже не говорю про Северный Кавказ — посмотрите на Башкирию, Татарстан, те же Бурятию и Якутию. Все они вполне могут существовать как самостоятельные государства.

Другими словами, свободные выборы в России будут означать, что пойдет дальнейший — уже постсоветский — распад страны.

Многие западные политологи этого не понимают. Не понимают, что есть две несовместимые вещи: целостность России, и модель управления, основанная на свободных выборах и свободном представительстве.

Интересный материал:  ВОТ ЧТО ГОВОРИЛИ ПОДРОСТКАМ В СССР И СРАВНИТЕ С ТЕМ, ЧТО ГОВОРИТСЯ И ПОКАЗЫВАЕТСЯ ДЕТЯМ СЕЙЧАС. В.А. СУХОМЛИНСКИЙ: ДЕСЯТЬ НЕДОСТОЙНЫХ ВЕЩЕЙ, УНИЖАЮЩИХ ЧЕЛОВЕКА

Возвращаясь к Макфолу, он всегда был очень наивный. Он действительно думал, что в РФ власть может кардинально смениться на свободных выборах. На мой взгляд, это говорит только о том, что Макфол так и не понял, что такое Россия.

Замечу, не только на Западе — среди российских политологов полно своих макфолов. Они убеждены, что в России можно внедрить демократию — в 1990-е это не получилось, но это якобы случайность. Так произошло, по их мнению, что Егор Гайдар где-то недосмотрел, а Борис Немцов недовертел, и что если бы Ельцин не отказался от Немцова как от преемника, все было бы замечательно.

Это очень поверхностное представление. Потому что в России есть фундаментальные институты, которые не зависят от «нехорошей» элиты. Напротив, эта «нехорошая» элита — отражение народа, который населяет нашу страну. Тут уместно вспомнить затертую фразу Гегеля, что каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает.

«СП»: — Эти фундаментальные институты распространяются на экономику?

— По опросам того же «Левады-центра» видно, что предпочтения в России не в пользу рыночной экономики. Причем, в течение уже многих лет. Граждане у нас предпочитают плановую и государственную экономику рыночной, на основе частной собственности. В 2016 году (с тех пор «Левада» такие вопросы не задавал) 52% опрошенных высказались за плановую экономику, и только 26% — за рыночную. А ведь опрашивали социологи не каких-то стариков, антирыночные стереотипы воспроизводит молодое поколение.

Также полезно посмотреть, как отвечают граждане на вопрос, нужна ли России «сильная рука» или нет. Большинство считают — «да» или «скорее да». Можно сказать, на демократию в России нет массового спроса.

Макфол и большинство западных специалистов по России этого не понимают. Им кажется, все дело в «нехороших» чекистах, которые захватили власть в Москве. А если бы их не было — все было бы иначе.

Замечу, в той же логике американцы рассуждали применительно к Ираку: вот есть негодяй Саддам Хусейн, который держится репрессиями внутри страны. И достаточно устранить все это силой — и парни в Ираке захотят демократии, и у них будет если не маленькая Америка, то хотя бы что-то, издалека на нее похожее. В итоге, в Ираке появился ИГИЛ***.

Просто есть страны, глубинно далекие от западной цивилизации — Россия, Ирак, тот же Китай. Макфол и российские либеральные писатели уверены, что стоит ценам на нефть упасть, и стоит кому-то в элите устроить переворот, Россия будет чем-то вроде современной Румынии. Но это, повторюсь — непонимание внутренней природы страны. И здесь всегда надо отдавать отчет, чем обернется развал России — с ее федеральным бюджетом и миллионами людей, включая силовые структуры, которые централизованно получают из него деньги.

Рассуждать о развале России легко, лежа на диване. Макфолу такие рассуждения простительны — он вырос в другой среде. Но самое удивительное — у нас в стране таких макфолов очень много…

— Дискуссия о выборе пути в России переместилась в Telegram, и американцы ее мониторят, — говорит секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Но я бы не переоценивал рассуждения о расколе в российской элите. На деле, это разногласия, нюансы в действиях одной бюрократической гидры, и реальной угрозы внутриэлитного раскола я не вижу.

Это возможно лишь при обрушении социально-экономической ситуации, а его нет. Пока власть контролирует сокращающиеся ресурсы, и даже вроде бы получившие самостоятельность губернаторы находятся под колпаком у АП. Именно поэтому я скептически отношусь к хотелкам, которые высказывает господин Макфол.

* Опрос проведен 19−25 марта 2020 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения объемом 1624 человек в возрасте от 18 лет и старше в 137 населенных пунктах, 50 субъектах РФ. Респондентам задавались вопросы: «Какими словами вы могли бы обозначить свое отношение к Владимиру Путину?», «Что вас привлекает во Владимире Путине?» «Чем вам не нравится Владимир Путин?»

** АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Источник.

 

Капитан ОчевидностьБезусловно, не следует забывать о подлинных мотивах политических представителей западного «глобализма», стремящихся вмешаться во внутренние дела России. Только слепой либо откровенно ангажированный деятель будет отрицать деструктивный характер попыток механического перенесения на нашу почву зарубежной модели государственного устройства, заведомо неприменимой к российским реалиям. Тем не менее, это отнюдь не означает, что внутри нашей страны всё идеально. Напротив, социально-экономический кризис постоянно обостряется. А в последние месяцы — после того, как пандемия COVID 19 накрыла Россию, стала очевидно не только неспособность правящих кругов защитить население от распространения опасных заболеваний, но и банкротство рыночно-капиталистической системы. Одна только «оптимизация» здравоохранения оставила народ лицом к лицу с опасной инфекцией. И, несмотря на это, в заявлениях и действиях правящих кругов нет намёков на готовность пересмотреть основы проводившейся политики. В добавок ко всему всех заставили сидеть по домам, не выплатив ни компенсаций, ни освободив на время самоизоляции от платежей. Недаром рейтинг власти снижается. Все видят, что нынешняя система превратилась в камень на шее России. Только переход к социализму, проведение Ресоветизации положит конец деструктивным процессам. Сделать это возможно исключительно и только после пролетарской революции, которая вычистит всю буржуазную мразь и даст возможность трудящимся построить справедливое советское общество.

 



1+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.