Чья власть — для того и деньги

Автор: | 12.01.2019
Чья власть - для того и деньги

Чья власть — для того и деньги

9 января в Госдуме были вынесены на обсуждение три законопроекта, касающихся страховых пенсий. Один законопроект внесла КПРФ, другой – ЛДПР, третий – «СР». Обсуждение проходило сразу по трем законопроектам. В дискуссии приняли активное участие депутаты КПРФ.

8.1. О проекте федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «О страховых пенсиях».

8.2. О проекте федерального закона «О признании утратившим силу Федерального закона «О приостановлении действия отдельных положений законодательных актов Российской Федерации, внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и особенностях увеличения страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии и социальных пенсий» и о внесении изменений в Федеральный закон «О страховых пенсиях».

8.3. О проекте федерального закона «О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации и порядке увеличения страховой пенсии и фиксированной выплаты к страховой пенсии гражданам, осуществляющим работу и (или) иную деятельность».

Смолин О. Н., фракция КПРФ:

— Добрый день, уважаемые коллеги! Уважаемый Вячеслав Викторович!

Вашему вниманию предлагается проект федерального закона под номером 8.1 «О внесении изменений в Федеральный закон «О страховых пенсиях» (об изменении порядка индексации страховых пенсий).

Внесен он депутатом Николаем Васильевичем Коломейцевым и вашим покорным слугой, обращаю внимание, 24 октября 2017 года, то есть почти полтора года назад.

Суть законопроекта предельно проста: мы предлагаем возобновить индексацию пенсий работающим пенсионерам с 1 февраля 2018 года, но поскольку закон вносился в 2017 году, естественно, предполагалось, что он вступит в силу в 2018 году. Очевидно, что в случае принятия законопроекта этого или одного из других дату введения в действие нам придется рассматривать отдельно при втором чтении.

Каковы наши аргументы в пользу этого законопроекта? Давайте я воспользуюсь известным из школьной геометрии принципом доказательства от противного и давайте посмотрим, что происходит, если мы отказываемся возобновлять индексацию пенсий работающим пенсионерам.

Первое — происходит снижение жизненного уровня работающих пенсионеров и среднего уровня жизни пенсионеров в целом. Именно на это указывал Министр труда и социальной защиты Российской Федерации Максим Анатольевич Топилин ещё в январе 2017 года, кстати, на съезде «ЕДИНОЙ РОССИИ».

Коллеги, я просто хочу напомнить на всякий случай, что средние размеры российских пенсий не так велики, как их обычно изображают. Но я не буду сравнивать российскую пенсию с какой-нибудь Швейцарией или Германией, да, я ещё раз напомню о пенсиях в странах, сравнимых с Россией по уровню производительности труда и точно менее богатых, чем наша страна. Греция — 930 долларов, Польша — 510 долларов, Эстония — 440 долларов, Россия — 235 долларов. То есть, коллеги, мы явно ниже стран, в которых должны быть выше.

Но нам скажут, что вот с 2019 года к каждой пенсии в среднем будет добавлено по тысяче рублей. Коллеги, а вот что будет весить эта тысяча? Понятно, что не к каждой пенсии и что будет весить эта тысяча, зависит от инфляции. Если инфляция будет 4 процента, как когда-то обещали, то соответственно из тысячи 576 рублей при средней пенсии в 14 тысяч

400 рублей уйдут на погашение инфляции, то есть это никакая не добавка. Если же инфляция окажется 5 процентов, как многие сейчас прогнозируют, то добавка составит только 300 рублей, а вовсе никакую не тысячу. Короче, мы действительно, отказываясь индексировать пенсии работающим пенсионерам, обеспечиваем снижение их уровня жизни.

Второе отрицательное последствие — это торможение экономического роста.

Коллеги, вынужден ещё раз напомнить президентский указ всем известный — надо выйти на темпы развития выше среднемировых, вынужден напомнить данные академика Ивантера о том, что в 2008-2013 годах мы, так сказать, росли по 1,2 процента в год, а в 2014-2017 годах, так сказать, отрицательно росли, по минус 0,2 процента в год, то есть падали, попросту говоря, что бюджет 2019 года предполагает, так сказать, рост 1,3 процента, а не 3 с лишним, как нужно для того, чтобы мы опережали мировую экономику, Алексей Кудрин прогнозирует рост в 2019 году менее 1 процента, а Максим Орешкин, известный вам министр, прогнозирует, что только после 2024 года мы будем выходить на уровень выше… темпы развития выше среднемировых. Коллеги, ещё 6 лет нарастающего отставания, которое Президент России в известном вам Послании объявил главной угрозой для нашей страны.

Коллеги, недавно на большом конгрессе «Вольного экономического общества» развернулась дискуссия: действительно ли рост доходов населения обеспечивает экономический рост. Ответ вот какой: если вы прибавляете заработную плату или другие выплаты высокооплачиваемым группам населения, к коим относимся и мы с вами, то значительная часть этих дополнительных доходов уйдёт либо в накопления, в том числе в иностранной валюте, либо, соответственно, на закупку достаточно дорогих импортных товаров. Если же вы добавляете деньги на минимальную заработную плату, на заплату низкооплачиваемым и на пенсии, практически все они моментально идут на покупку отечественных товаров и стимулируют экономический рост. Мы тормозим экономический рост, отказываясь платить людям нормальные пенсии.

Мало того, уважаемые коллеги, недавно мне довелось побывать на большом сборе омских аграрников. И что говорят омские аграрники дружно? Они говорят: мы могли бы резко увеличить производство сельхозпродукции, если бы у нас был рынок сбыта. Они сейчас пытаются ориентироваться на Китай, потому что внутренний рынок крайне узок. Почему он крайне узок? 20 процентов населения России по последнему опросу говорят, что им просто не хватает денег на питание.

Коллеги, мы экономим именно на этих категориях граждан. Короче, с такой экономической политикой выполнить указ президента об экономическом росте выше среднемировых темпов, увы, не удастся, мы должны это достаточно хорошо себе понимать.

И последнее, коллеги. Вот половина депутатов представляют интересы регионов, те, кто избраны по одномандатным округам. Обычно мы часто, особенно ближе к выборам начинаем дискутировать, кто больше денег привел в регионы. А вот давайте подумаем, а кто больше увел денег из регионов?

Я напомню, что мы посчитали в 2016 году, сколько недополучила Омская область, омичи, в результате отказа от индексации пенсий. И в результате недоиндексирование пенсий в 2016 году оказалось 8,5 миллиарда рублей, тоже немало.

И последний сюжет, о котором я не успел рассказать, но который представляет наибольший интерес. Совершенно необязательно, что этот закон экономит деньги. Если вы посчитаете в совокупности то, что недополучает бюджет в результате того, что люди увольняются или не оформляются на работу, не только потери Пенсионного фонда, но потери Фонда социального страхования, Обязательного медицинского страхования, потери налогов бюджета регионов, окажется, что «скупой платит дважды».

Кстати, Дмитрий Анатольевич Медведев, выступая здесь, дважды на мой вопрос сказал: вопрос не закрыт, коллеги. Давайте этот вопрос откроем. Прошу поддержать законопроект. Спасибо.

Получается, что пенсионера работающего дважды государство несправедливо обделяет. Вот мы считаем, что необходимо это всё исправить. Данный законопроект направлен на то, чтобы полноценная индексация была у работающих пенсионеров. А также у нас есть, в нашей фракции, внесённый законопроект, который направлен на урегулирование вопроса перерасчёта пенсии работающему пенсионеру полноценно, а не как существует перерасчёт сегодня. Просим поддержать.

Баталина О. Ю., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ”:

— Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!

Мотивация авторов законопроектов понятна. Действительно, если бы не было вопросов к жизненному уровню пенсионеров, работающих, неработающих, то не было, наверное, и потребности в запуске столь масштабной пенсионной реформы, которая стартовала с 1 января. И понятно, что вопросы индексации или недоиндексации пенсий это тоже вопросы, ответы на которые нужно в рамках этой пенсионной реформы найти.

Я напомню вам, как в прошлом созыве принималось решение, которое мы сегодня обсуждаем. Изначально Министерство финансов вышло с совершенно другой инициативой, инициативой о невыплате пенсий работающим пенсионерам и благодаря достаточно долгой кропотливой работе Государственной Думы, экспертного сообщества с Правительством Российской Федерации было найдено то решение, которое мы обсуждаем с вами сегодня.

Пенсия работающему пенсионеру выплачивается в полном объеме, не индексируется, но после того, как работающий пенсионер завершил свою трудовую деятельность, его страховая пенсия одномоментно увеличивается на все те индексации, на все те повышения, которые были за время его трудовой деятельности. Таким образом, это позволяет выровнять его уровень жизни после того, как он оставил свою трудовую деятельность.

Прямо должна сказать, что ограничения в выплате в связи с осуществлением трудовой деятельности это не какая-то особенная инновация. Я напомню, что и сегодня в нашем пенсионном законодательстве есть ситуации, когда при наличии оплачиваемой трудовой деятельности человек несет определенные ограничения в выплате пенсий. Какие это ситуации?

Напомню, что социальная пенсия у нас не выплачивается во время трудовой деятельности. Пенсия за выслугу лет государственным служащим не выплачивается до того момента, пока государственный служащий федеральный не оставит свою государственную службу. Пенсия за выслугу лет космонавтам не выплачивается, пока они не закончат свою или профильную деятельность. Социальные доплаты к пенсиям не выплачиваются во время оплачиваемой трудовой деятельности. Доплаты к пенсиям гражданской авиации и в отдельных категориях угольной промышленности также не выплачиваются во время, пока человек эту трудовую деятельность осуществляет.

Поэтому такой подход в российском пенсионном законодательстве есть.

Действительно, Ярослав Евгеньевич говорил об этом, в Советском Союзе также не было практики выплаты полной пенсии

одновременно с получением трудового заработка, да, система была другая, но подход такой в пенсионном законодательстве существовал.

Скажем прямо, что и в международном опыте такая практика используется достаточно широко, и она распространена. Ну, в частности, законодательство ряда государств — участников Европейского союза, это и ФРГ, и Франция, и Польша, и Норвегия, и Великобритания связывают получение пенсий и право на получение пенсий в полном объеме с оставлением работы и (или) размером заработка. Такие зависимости есть. То есть это связано либо с предельным размером трудового дохода, и в этом случае пенсия в полном объеме не выплачивается. Причем, обращаю внимание, речь идет не об индексации или не индексации, а о самом факте выплаты пенсии в полном объеме или в неполном объеме, то есть того, чего мы сегодня в российском законодательстве даже не обсуждаем. Пенсии выплачиваются в полном объеме.

Напомню, что, помимо вот такой ограничительной меры в пенсионном законодательстве, в том же самом 400-м законе, заложен и механизм стимулирования, когда человек, достигая пенсионного возраста, продолжая трудовую деятельность, заинтересованный в том, чтобы его дальнейшая пенсия была выше, имеет право не востребовать пенсию, отложить ее не менее чем на год, а далее там на два, на три, на четыре, на пять, на любой другой период времени, и в этом случае его страховая пенсия будет существенно увеличена.

В частности, если, например, человек примет решение отложить получение пенсии на пять лет, то в этом случае его страховая пенсия увеличится почти в полтора раза. И я скажу вам, мы подняли статистику Пенсионного фонда, что примерно 100 тысяч человек в год ежегодно этой нормой пользуются. Ну, примерно 100 тысяч воспользовались ей в 2018 году, в 2017-м и в 2016-м.

И буквально короткие реплики по сказанному моими коллегами. Нет, коллеги, количество работающих пенсионеров в Российской Федерации существенно не снизилось. Это вопрос статистики Пенсионного фонда. Когда вы называете цифру 9,5 миллиона, девять семьсот, девять восемьсот, это то количество пенсионеров, которые на дату выявлены как работающие, и по ним не осуществляется индексация пенсии.

В течение года та же цифра: порядка 14,5-15 миллионов человек продолжают работать. Действительно, внутри этих 15 миллионов определенный переток произошел. Конечно, кто-то принял для себя решение оставить работу, кто-то пришел на это рабочее место, но в целом существенно не 4, не 5 миллионов, как прозвучала сейчас в этом зале цифра, количество работающих пенсионеров мы не потеряли. Это не так.

Интересный материал:  Татьяна Офицерова. Эксплуатация укрепляется репрессиями

Что касается доиндексации с 2016 года, когда у нас инфляция была 12,9, я напомню, что мы тогда с вами принимали решение как именно нам доиндесировать до 12,9 размер страховых пенсий. И, да, изначально 1 февраля повысили пенсию на 4 процента так, как сложилась инфляция за… не так, как сложилась инфляция, а так как была возможность федерального бюджета, собственно, повысить пенсии. Но потом, принимая решение делать повышение пенсий в процентах или выйти на единовременную выплату в размере 5 тысяч рублей… Мы это решение с вами принимали почему, единовременная выплата? Потому что она позволяла поддержать наименее защищенных наших пенсионеров с наименьшей пенсией, потому что процент

от разного размера пенсий дает совершенно разную сумму в рублях. И пенсионеры с низкой пенсией, с пенсией на уровне прожиточного минимума, конечно, за счет индексации в процентах никак 5 тысяч рублей получить бы на руки не смогли. Это тот же самый вопрос, который возникает сегодня, все ли получат тысячу рублей, тысячу рублей в среднем. Действительно, не у всех будет тысяча, у кого-то это будет и 400, и 500 рублей. Поэтому доиндексация 12,9 была тогда тоже произведена.

Прошу, коллеги, согласиться с позицией комитета и не поддерживать предлагаемый законопроект.

Плетнева Т. В., председатель Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей, фракция КПРФ:

— Я буду голосовать за все три законопроекта, потому что если хоть какой-нибудь будет принят, это всё равно лучше, чем нынешнее положение. И, наверное, никто сидящий в зале, никто не верит, что правительство, в случае если человек доработает без индексации своей пенсии много лет и потом это всё вместе суммой получит, я в это не верю. Ну, а если умрёт, то и вообще никто не получит. Вот, наверное, на это расчёты.

А Олегу Николаевичу Смолину хочу задать следующий вопрос. Вот касается ли… в случае принятия вашего закона, эта индексация инвалидов? Потому что это тоже очень важно, их пенсия.

Смолин О. Н., КПРФ:

— Спасибо, уважаемая Тамара Васильевна.

Именно в отношении работающих инвалидов вопрос стоит наиболее остро, но давайте начнём со статистики. Недавно Дмитрий Анатольевич Медведев встречался с руководителями общественных организаций инвалидов, и я привёл ему официальную статистику Росстата.

По этой официальной статистике получается такая картина, уважаемые коллеги. Значит, на 1 января 2015 года у нас работали, я округляю, 2,4 миллиона инвалидов, на 1 января 2016-го — аж 2,5, на 1 января 2017-го — примерно 2 миллиона, а на 1 января 2018-го — 1 миллион 644 тысячи. Притом что программа «Доступная среда» требует, чтобы количество работающих инвалидов резко увеличилось.

Почему так происходит? Средняя пенсия инвалида первой группы ближе к 16 тысячам рублей. Заработная плата инвалидов, как правило, чуть выше минималки, а некоторые не получают минималки, поскольку переведены на неполную рабочую неделю. Поэтому, естественно, принятие нашего законопроекта будет стимулировать людей не отдыхать и не уходить в тень, а работать.

Кстати, Дмитрий Анатольевич Медведев дал очередное поручение Министерству финансов и Министерству труда проработать вопрос хотя бы о возобновлении индексации пенсий работающим инвалидам. Спасибо.

Баталина О. Ю., «ЕР»:

— Несколько слов к этому тоже хотела бы добавить.

Действительно у нас есть разные виды пенсий, которые попали под неиндексацию.

И, Тамара Васильевна, вы абсолютно правы, этот же вопрос ставил Михаил Борисович Терентьев, по поводу того, что выплата страховой пенсии инвалидам в случае их занятости, ну, прямо скажем, по социальным своим основаниям и причинам отличается от других ситуаций, потому что государство целенаправленно обеспечивает занятость инвалидов, у нас есть программа, в том числе и в государственной программе «Доступная среда» средства, которые направлены на содействие трудоустройству и занятости. Таким образом, это является государственным приоритетом — обеспечить занятость для инвалида, потому что это не только доход, но это ещё и социализация, естественно, и другой уровень и образ жизни. Поэтому одной рукой стимулируя и создавая условия и тратя государственные деньги на то, чтобы обеспечить занятость, другой рукой не индексировать пенсии по инвалидности, не очень логичная государственная политика.

Я считаю, что эта ситуация, ну, это моё мнение, не могу сказать, что это позиция комитета, хотя я уверена, что коллеги меня бы поддержали, вот эта позиция требует корректировки, ровно так же, как и тот вопрос, который на встрече с президентом поднимал Сергей Иванович Неверов. Это вопрос, который касается опекунов-пенсионеров. Действительно они сегодня в качестве приёмных родителей получают средства по гражданско-правовому договору, по этому гражданско-правовому договор идут страховые отчисления, таким образом, Пенсионный фонд видит их как работающих. Но понятно, что мы заинтересованы в семейном устройстве детей-сирот, мы заинтересованы в том, чтобы самые разные граждане, в том числе и пенсионного возраста, становились приёмными родителями, которые обеспечивали бы семейное устройство ребёнка. И в этих условиях не индексировать им пенсию по старости опять не очень правильная позиция. Вы видели, что президент уже дал поручение этот вопрос проработать, и мы рассчитываем, что мы в этом вопросе тоже получим поддержку. Поэтому общая позиция, которая касается неиндексации пенсий, она понятна. Но в то же время есть отдельные вопросы, на мой взгляд, которые совершенно точно требуют в этой теме коррекции.

Парфенов Д. А., фракция КПРФ:

— У меня вопрос к Олегу Николаевичу Смолину.

Олег Николаевич, в своём докладе вы упомянули о том, что принцип экономии средств государственного бюджета, который сейчас заложен в решении вопросов пенсионного обеспечения, зачастую оборачивается дополнительными потерями. Не могли бы вы сказать, что вы имели в виду и о каких цифрах здесь идёт речь?

Спасибо.

Смолин О. Н., КПРФ:

— Спасибо.

Уважаемый Денис Андреевич, я начну с того, что когда мы вносили законопроект, мы, базируясь на данных Росстата, посчитали, сколько теряет, в частности, бюджет Пенсионного фонда в результате неиндексации пенсий и сокращения количества работающих пенсионеров.

Данные были такие тогда на сайте Росстата. На 1 января 2016 года 15 миллионов 250 тысяч, на 1 января 2016 года, соответственно, извиняюсь, на 1 января 2017 года — 9,9 миллиона человек. То есть сокращение составило там более 5 миллионов 300 тысяч человек.

Мы посчитали, получилось, что потери Пенсионного фонда 425 миллиардов рублей. Правда, Пенсионный фонд потом нам ответил, что мы неправильно считаем, надо считать не на 1 января, а на 1 октября.

Потом мы посмотрели на новые данные Росстата, там исчезли те показатели, которые я вам назвал и появились другие данные. На 1 января 2015 года 3 миллиона 420 тысяч, а на 1 января, извиняюсь, на 1 октября 2017 года — три 280, якобы только 140 тысяч пенсионеров мы потеряли, Пенсионный фонд нам в своём специальном письме ответил, что только в 2016 году, по его данным, уволились 500 тысяч пенсионеров. Около 1 миллиона человек прекратили работу, потом, вроде как снова её возобновили.

Ситуация такая, что вразумительных данных получить невозможно. Могу сказать только одно, уважаемые коллеги, нельзя считать только потери Пенсионного фонда: пенсионер, если он уходит в тень или увольняется с работы, он не платит в Пенсионный фонд, в Фонд обязательного медицинского, в Фонд социального страхования, он не платит налоги, которые идут в региональный бюджет. Поэтому реальные потери вдвое больше примерно, чем потери, собственно, Пенсионного фонда.

Кстати, уважаемый Александр Дмитриевич, неплохо было бы, если правительство пишет отрицательное заключение на предложения депутатов, не только от нас требовать расчётов, но и от правительства, потому что расчётов, как считаются эти показатели, мы так и не получили ни от кого. Спасибо.

Смолин О. Н., КПРФ:

— Уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич, я хочу отреагировать на некоторые особенности дискуссии.

Первое. Закон касается примерно 10 миллионов человек. По данным Пенсионного фонда те, кому не индексировали пенсии в 2016 году — это 9,9, в 2017-м — 9,8 миллиона человек.

Второе. Ссылка на советский опыт доказывает одно — нам не надо повторять ошибок, если они там были, нам не надо стимулировать людей уходить с работы, нам надо стимулировать людей работать.

Кстати, в СССР вот в мое время действительно не все получали полную пенсию, но неполную пенсию получали только те, кто получал очень высокую заработную плату, этот опыт, кстати, можно было бы использовать.

Я лично, как инвалид первой группы получал и полную зарплату, зарплата доцента тогда была высокой, не то, что сейчас, и полную пенсию, и при этом не платил налогов, уважаемые коллеги, сравнивайте политику.

Что касается разговоров о том, что вот во многих странах Евросоюза существуют такие ограничения.

Коллеги, давайте сделаем сначала зарплату и пенсии как у них, а потом будем заимствовать опыт как у них. В Германии минимальная заработная плата 1400 евро, прикиньте на рубли, да, под 100 тысяч получится, пенсия средняя в Германии 2650 евро, да, прикиньте, сколько получится? Ну, до 200 тысяч, наверное, не дотянет, но все равно изрядно. Вот давайте сделаем сначала так, а потом будем ограничивать возможности получения пенсий.

Да, я согласен с Валерием Карловичем, пять тысяч рублей, которые дали, для приличных пенсий это вообще ничто, а для самых низкооплачиваемых не хватает пяти тысяч рублей для того, чтобы компенсировать то, что у них отняли. Так что эксплуатировать идею, что помогаем самым бедным, тогда давайте хотя бы поможем в полном объеме, ничего этого не было.

Уважаемые коллеги, неверно, что у нас не было возможности индексации пенсий в 2016 году. В бюджете 2016 года были два резервных фонда, правительственный и президентский. И, отвечая здесь на мой вопрос, Ольга Юрьевна Голодец сказала, что не исключает индексации пенсий в августе, но, видимо, когда решили, что политическая ситуация достаточно устойчивая, сэкономили на бедных в очередной раз.

Нам говорят про то, что пенсии не могут покрывать неподъемную инфляцию. Коллеги, но я вам напомню, почему у нас инфляция в этом году вырастет. Кто в этом зале принимал закон об увеличении налога на добавленную стоимость? Поэтому инфляция в начале текущего года, естественно, будет разгоняться.

Что касается, уважаемые коллеги, бумажки и не на бумажке. Ещё раз вынужден напомнить вам, по данным Пенсионного фонда, которые, кстати, не подкреплены расчетами, цена, скажем, нашего законопроекта составляет порядка 200 миллиардов рублей. По нашим данным, ситуация совершенно другая: мы больше теряем, чем экономим. Но даже если взять данные Пенсионного фонда, то это десятая часть от дополнительных доходов 2018 года, дополнительные доходы 2019 года тоже ожидаются 2 триллиона, а Алексей Кудрин говорит 3, и вы нам говорите, что у нас нет денег. Комментарий предельно простой: деньги есть, но «тильки для себе», как говорят, «чья власть — для того и деньги».

Мы просим поддержать все три законопроекта. Повторяю ещё раз, премьер-министр не исключал, что вопрос не закрыт. Давайте примем в первом чтении и тогда будем работать над тем, в каком виде принять его

окончательно. Спасибо за внимание.

***

По итогам голосования все три законопроекта были отклонены думским большинством – «Единой Россией».

(По материалам публикаций на Центральном сайте КПРФ)

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.