Что важнее: труд или частная собственность

Автор: | 2021-10-23
Что важнее: труд или частная собственность

Что важнее: труд или частная собственность

Что важнее: труд или частная собственность

Весьма часто у настроенных на «левую волну» товарищей возникает идея о необходимости ликвидации частной собственности, поскольку такая собственность приводит к классовому расслоению и неравенству, выраженному в рабстве одних классов и паразитической жизни — других. Эта мысль верна, но лишь отчасти. Понимание взаимосвязи общественных отношений, включая и отношение к собственности на средства производства — весьма важный элемент познания мира, позволяющий избежать, или, как следует минимизировать, ошибки в дальнейшей борьбе и строительстве справедливого коммунистического общества. Поэтому, отношение к частной собственности и процессам такой собственностью порождаемым, следует рассмотреть подробнее.

Вначале, как всегда, следует определиться с предметом. Следует дать определение частной собственности.

Частная собственность — это собственность на средства производства. Частной собственностью не являются предметы непосредственного потребления (одежда, квартира, машина, дача и т.п.). Они являются не частной, а личной собственностью.

Как доказано в марксисткой теории, и великолепно описано у Энгельса в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства», частная собственность на протяжении львиной доли времени существования человечества отсутствовала, поскольку отсутствовало само производство в сколько-нибудь широком масштабе. Возникает она только после развития животноводства, а это период, когда человек уже полностью стал искусным охотником, владел луком и стрелами, умел изготавливать весьма сложные приспособления и устройства, овладел различными видами промысла. То есть, уже давно перешел из животного состояния в состояние именуемое «человеком разумным».

Ориентировочно, частная собственность зарождается во III-I тысячелетию до новой эры. До этого периода человек разумный существовал более 200 тыс. лет. И никакой частной собственности у людского племени не было. Более того, если построить мысленную шкалу, на которой отметить время существования человека, то отрезок, когда появляется частная собственность на такой шкале будет маленькой, почти незаметной черточкой.

Почему нам важен исторический аспект при рассмотрении вопросов, вроде бы напрямую не затрагивающих историю? По простой причине: именно исторический аспект полностью отрицает мнение о том, что, мол, частная собственность — это некая «встроенная функция» человека, что частная собственность была всегда и всегда будет. Нет. Частная собственность возникает в определенное время и под воздействием ряда причин и, соответственно, по устранению этих причин исчезает.

Таким образом:

Частная собственность — это отношение временное, возникшее сравнительно с историей человека разумного, недавно. Она является порождением неких причин и, соответственно, после преодоления этих причин — исчезает. Частная собственность и стремление к ней нисколько не являются органическими свойствами человека.

Выяснив, что частная собственность возникает не сразу после возникновения человека разумного и занимает исторически небольшой промежуток времени, следует разобраться с причинами возникновения таких отношений, как частная собственность.

Поскольку частная собственность в марксизме определяется, как отношение к средствам производства, то, естественно, порождает ее возникновение товарного производства. Т.е. такое состояние человеческого сообщества, когда производимые его членами блага не только полностью удовлетворяют потребности членов сообщества, но и образуют излишки. Эти излишки производятся сообществом уже не для личного потребления, а для обмена с другими сообществами. Т.е., частная собственность возникает по причине возникновения такого свойства, как товарность — когда продукт производится не для внутреннего потребления, а для обмена — становится товаром.

Одновременно с возникновением товарности, а в результате такого возникновения, возникновением и частной собственности на средства производства товара, возникает неравенство: расслоение сообщества людей на имущих — владеющих средствами производства, не имущих и мало имущих — лишенных своих средств производства людей. Причем, такое расслоение вовсе не означает, что имущие — это более умелые труженики, а не имущие — лодыри и лентяи. Однако тема статьи не позволяет углубиться в исследование причин порождавших такое разделение. Следует отметить лишь, что т. н. имущие в тот период становились владельцами значительного количества средств производства, например, скота, в результате сложной системы наследования.

Естественно, возникновение товарности, также подстегивало процесс разделения сообщества на имущих и не имущих, поскольку из товарности следовала необходимость в укрупнении, увеличении, расширении средств производства для получения все большего количества произведенной продукции излишков над количеством необходимым для внутреннего потребления — той части продукции, которая становилась товаром.

Возникновение товарных отношений, а в дальнейшем, развитие торговли, также способствует расширению объемов частной собственности, поскольку помимо наследственного права и прямого принуждения к труду — рабства, возникает процесс экономического принуждения к труду — экономического рабства.(10)

Экономическое рабство — это создание общественной ситуации такого типа, когда неимущего или малоимущего ставят в такое положение, что для удовлетворения его насущных потребностей он вынужден продавать свою рабочую силу имущим.

Именно этот вид рабства присущ в большинстве случаев современной общественно-экономической системе — капитализму. Однако, следует отметить, что любая форма рабства, включая и экономическую, возникает не в результате некой «врожденности в человеческую природу», а в результате исторических процессов, возникших в человеческом обществе, сравнительно с его историей, весьма недавно.

Сотни тысяч лет человечество не знало, ни рабства, ни частной собственности, ни разделения на имущих и не имущих. Однако это не мешало ему развиваться в сторону совершенствования своей жизни. Тут мы подходим к первопричине того, почему Человечество вообще возникло и имеет возможность развиваться. Такой первопричиной был и остается труд.

Труд — это целенаправленное действие людей на природу, направленное на создание потребительной стоимости — меры блага.

Воздействуя на материю природы трудом, человек получил возможность не только удовлетворить свои текущие потребности, но и произвести, в конечном итоге, продуктов в количестве большем, чем требовалось сообществу для внутреннего потребления.

С другой стороны, у процесса труда есть и общественное значение.

Труд — это общественный процесс, в результате которого в обществе возникают производственные отношения. Следует заметить, что производственные отношения возникают сразу же после того, как происходит групповое, общественное, совместное отношение к труду.

Т.е., производственные отношения возникают в результате того, как труд приобретает не индивидуальный, а общественный характер. Этот процесс начинается значительно раньше, чем даже возникает современный человек — человек разумный. Боле того, есть веские основания утверждать, что именно труд, а точнее — общественный характер труда — основная движущая сила, создавшая из наших пра-предков вид «человек разумный».

Естественно, после установления товарных и далее — товарно-денежных отношений в человеческом обществе, роль труда осталась главенствующей, поскольку ни торговые, ни меновые операции не позволяли создать объект мена — продукт, становившийся товаром. Но при этом, в силу развития торговых отношений и повсеместному принуждения к труду — рабству, как прямому, так и впоследствии экономическом, изменилось отношение к труду и труженику.

Труд, вместо поощряемого обществом процесса, становится презренным занятием рабов. Этому способствует прежде всего то, что появляется известная зависимость большинства от отдельных людей сосредотачивающих в своих руках основное количество средств производства, а как следствие и основные богатства. После возникновения государства, в более поздний период, неравенство людей и негативное отношение к труду закрепляются, в том числе, и законодательно.

При этом, происходит парадоксальное разделение: с одной стороны, без труда невозможно создание потребительной стоимости — блага, как невозможно и создание меновой стоимости товара, но с другой, отношение к людям труда искусственно складывается негативным, а их права, всячески принижаются. Без трудящихся лишенных собственности на средства производства, само производство невозможно, но при этом, львиную часть полученных в результате их труда благ эксплуатируют люди к самому процессу труда непричастные, но владеющие средствами производства.

Тот факт, что собственность на средства производства закрепляется в классовых обществах за лицами в большинстве своем не имеющим непосредственного отношения к труду, а труженики в таком обществе, как правило, лишены собственности на средства производства, породил, с одной стороны правильную, а с другой, без должного понимания логики исторических процессов, ошибочную мысль, что суть освобождения трудящихся от рабства, как прямого, так и экономического, заключается в обобществлении средств производства.

Действительно, обобществление средств производства, ликвидация частной собственности на эти средства, уничтожает классы эксплуататоров, поскольку трудящиеся начинают работать не на единичных хозяев, отчуждающих у них результаты труда, а на все общество, следовательно и на себя самих, как членов этого общества.

Но с другой стороны, если провести такое обобществление средств производства механически, например, единомоментно экспроприировав заводы, фабрики, фермы и проч., без процесса смены общественного сознания с частнособственнического на общественно-коммунистическое, то мы получим моментальное противоречие между ожиданиями населения и видимыми моментальными результатами. Получим противоречие между установившимися производственными отношениями и юридической формой собственности.

Этот процесс произошел, когда после победы в Великой Октябрьской Социалистической Революции, начав повальную экспроприацию и национализацию всей частной собственности, большевики столкнулись с непониманием, неумением, нежеланием, а часто и с прямым противодействием и вредительством со стороны большого числа представителей народных масс. Массовое сознание не доросло в тот момент до восприятия мира без частной собственности, без хозяина, на которого надлежало бы работать. В общественной матери еще не произошел качественный скачек, не наступил момент отрицания частного собственника.

Производственные отношения не меняются моментально, декларативно, по мановению «волшебной палочки». Для таких изменений требуется время и работа по реорганизации общественной материи, общественного сознания. Требуется работа по подготовке к такому качественному переходу, когда в производственных отношениях места для хозяина не будет. Когда сами трудящиеся станут осознавать себя хозяевами своего производства, своего государства, своей жизни.

Наломав, по словам Ленина, дров и, что крайне важно, осознав причины и следствия такого положения, большевикам пришлось временно отступить, объявив НЭП. После того, как ряд экономических проблем при помощи, по словам Ленина, временного отступления — НЭПа, были решены, от временной политики было возможно отказаться. Однако, общественная материя в тот момент была еще не до конца сформирована к переходу, качественному скачку, к изменению производственных отношений таким образом, что бы стало возможно передать в полной мере, правление фабриками рабочим.

Интересный материал:  ЗА ЧТО ДЕПОРТИРОВАЛИ КАРАЧАЕВЦЕВ И БАЛКАРЦЕВ

Ленин понимал необходимость переходного периода, когда пережитки капиталистического сознания будут еще не преодолены у значительного числа трудящихся и сами народные массы не созреют, ни мировоззренчески, ни по уровню образования, ни по уровню опыта и знаний до полного и самостоятельного управления средствами производства. На этот переходный период роль хозяина и управленца средствами производства должно было взять социалистическое государство.

Естественно, переходный период следовало преодолеть самыми быстрыми темпами и, постепенно с помощь всей мощи советской государственной машины двигаться по двум взаимосвязанным направлениям: постепенному уничтожению товарности и переходу к распределению на ряд продуктов по потребностям и, передаче всех полномочий по управлению народным хозяйством от партийных и государственных органов к системе скоординированных между собой Советам. Этим должна была постепенно достигаться и третья задача, которую следовало решить для строительства коммунизма: постепенное упразднение государства, как системы публичной власти.

Эта задача могла быть решена через передачу полноты власти от государственных органов к органам непосредственно управляемых трудящимися — Советам. Отчуждение власти от народа, при таком устройстве общества было бы тем путем, пройдя который государство утрачивало бы сои функции. Возможно ли было построить такую систему в условиях окружения Советской страны капиталистическими государствами — тема отдельной статьи.

Возвращаясь к рассмотрению отношения к частной собственности у трудящихся только что вышедших из тисков буржуазного общества, следует подчеркнуть, что общественное сознание, как свойство общественной материи, опирается на накопленный ранее опыт, на имеющиеся у трудящихся знания и понимание общественных процессов, например такого процесса, участниками которого они являются сами — процесса производственных отношений.

В буржуазном обществе в процесс производственных отношений входит как сам хозяин — владелец средств производства, так и множество людей исполняющих по найму обязанности руководства производственными процессами — управленческий аппарат.

Этот управленческий аппарат, в условиях буржуазного строя работает на достижение целей, которые ему формирует владелец средств производства. Причем, неверно считать владельцем средств производства исключительно одного человека, как это зачастую было во времена наивного капитализма.

Часто буржуазные производства имеют более сложную систему собственности, чем принадлежность какому-то одному буржую. Однако, общее во всех вариантах буржуазных предприятий, невзирая на их собственность, является то, что в процессе производственных отношений на них происходит отчуждение результатов труда от трудящихся и последующее присвоение этих результатов лицами к процессу труда, либо вовсе не причастными, либо причастными, но в степени несоизмеримо меньшей, чем объем присвоенного ими блага.

Т.е., на любом буржуазном предприятии, невзирая на форму собственности такого предприятия, хоть частная фирма, хоть государственное предприятие, хоть ООО, хоть акционерное общество, непременно происходит эксплуатация трудящихся. Происходит по-сути отъем у людей труда заслуженного вознаграждения за их труд.

Весь опыт трудящихся, работающих на производстве в буржуазной системе свидетельствует о том, что для успешной работы предприятия требуется вменяемое руководство, которое имеет известную полноту власти над простыми тружениками. При этом, действительные функции такого руководства трудящихся чаще всего не интересуют и не известны. Поэтому складывается общественное мнение в непомерной сложности такой управленческой работы. Ее недоступности для простых тружеников.

Трудящиеся оказываются не готовы к принятию адекватных ситуации решений в случае получения ими возможности управлять самостоятельно предприятием. У них, чаще всего, не хватает, ни знаний, ни понимания необходимости той или иной управленческой работы, ни желания разбираться в тонкостях «не своего дела». Уровень же классовой ответственности у трудящихся зачастую крайне не высок. Это связано прежде всего, в настоящее время, с крайне слабой работой коммунистов-большевиков по организации тех людей, классовое сознание которых постепенно просыпается. А с другой стороны, спящее в настоящее время классовое сознание связано с объективными условиями: остатками социальных условий, которые сохранились в какой-то мере от завоеванного трудящимися ранее — во времена СССР.

Подобный процесс мы наблюдали в 2014 году, когда после объявления Декларации о Независимости, некоторое количество предприятий в ДНР были переданы в коллективную собственность трудящимся. Сразу же после такой передачи, трудящиеся выставили свои предприятия на продажу и стали искать «эффективного собственника». Дело в том, что за 30 лет коренным образом изменилось мироощущение и идеология у самых широких слоев общества. Это восприятие окружающего мира — мироощущение и не позволило трудящимся правильно распорядиться собственностью на средства производства, которые достались им в 2014 году.

Но было бы крайней степенью идеализма, если не разобраться в причинах такого мировосприятия, не увидеть материальных причин породивших идеологических искажений в головах людей. Действительно, процесс производства — труд, имеет не только непосредственно материальный-природный, но и материальный общественный характер. Структура общества — это структура общественной материи. Отношения внутри общества — материальные отношения между частями общественной материи. Такие общественные отношения порождают их отображение в мозгу человека.

Общественные отношения в буржуазном обществе порождают в мозгу человека отображение и осмысление в парадигмах буржуазного общества. В буржуазном обществе есть классовое разделение на владельцев средств производства и на наемных рабочих, средствами производства не владеющими. Продолжая по инерционности мышления мыслить в парадигмах буржуазного строя, трудящиеся могут оказаться неготовы к восприятию изменившихся производственных отношений, когда они сами, а не некий буржуй, являются владельцами заводов, газет, пароходов.

Ровно это и произошло на Донбассе в 2014 году: трудящиеся не мыслившие в масштабах всего производства, всего общества, оказались неготовы к тому, что им на голову свалилось предприятие, которым нужно рационально управлять, и для работы которого требуется умственная деятельность выходящая за круг обычного для них труда.

Это означает неготовность на тот момент рабочего класса к изменению общественно-экономической формации с буржуазной на социалистическую. Не осознание трудящимися своей классовой сущности, как общественного класса, от деятельности которого зависит вся общественная жизнь. Спящее классовое сознание, вкупе с незначительным количеством трудящихся, осознающих не свою классовую сущность, а интересы «класса в себе» – вот причина фиаско попыток передачи части частной собственности на Донбассе в руки трудового народа.

Проще говоря, вот труженики получили завод, а что с ним делать — не знают, поскольку весь предыдущий опыт работы, опыт всей их жизни не учил их умению распорядиться таким имуществом на пользу всего общества. Требуется время и напряженная работа, прежде чем наступит возможность передачи фабрик и заводов непосредственно в полное управление ими трудовыми коллективами.

До этого времени, на ряде производств, коллективы которых оказываются не готовы к переходу на собственное управление, следует вводить государственное управление. Назначать управленцев такими производствами. Но при этом, четко понимать, что в самые кратчайшие сроки следует готовить коллектив предприятия к переходу на управление собственными силами, следует готовить свои кадру управленцев. Следует повышать степень ответственности и сознания всех трудящихся до уровня необходимого для перехода к новым производственным отношениям. Следует на предприятиях организовывать работу Советов.

Таким образом:

Хотя частная собственность на средства производства и порождает неравенство и рабство, сама такая собственность является результатом производственных отношений. Помимо собственности на средства производства, для изменения общественно-экономической формации требуется изменения в сознании общества, направленные на возможность должным образом распорядиться такой собственностью. Это изменение в общественной материи достигается добросовестной и долгой просветительской работой с широкими массами трудящихся.

Что касается первичности труда или частной собственности, то труд, естественно, является и остается исторически первичным. Из результатов труда впоследствии возникает частная собственность. Труд же остается общественно востребованным и необходимым элементом человеческой деятельности на всем этапе, от того момента, когда никакой частной собственности еще не было, через краткий в историческом масштабе период, когда человечество использует такое отношение, как частная собственность на средства производства, до момента полного отказа от частной собственности, как от пережитка дикости и варварства.

Важно подчеркнуть, что механический отказ от частной собственности, без преодоления инерции сознания, без осознания трудящимися, как классом, своей общественной роли, к долгосрочным позитивным последствиям привести не может, поскольку нарушаются закономерности развития общественной материи в виде изменения природы производственных отношений.

Боле того, после победы социалистической революции, любое изменение в производственных отношениях должно быть направлено на искоренение товарности, как условия невозврата к предыдущей стадии — капитализма.

Игнорирование или недостаточно активное использование этой закономерности, обусловленное, например, Великой Отечественной войной и послевоенной разрухой, привели в конечном итоге, вначале к прекращению социалистического развития, а после реформы Косыгина-Либермана — к запуску необратимого процесса разрушения структуры социалистической общественной материи и постепенной замене ее «раковыми клетками» материи буржуазной, что завершилось победой контрреволюции в 90-е годы.

Иван КЭП



Просмотров: 134

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.