Борис Литвинов: создание ДНР – это наш выбор, а не “российский проект”

Автор: | 2021-06-29
Борис Литвинов: создание ДНР – это наш выбор, а не

Борис Литвинов: создание ДНР – это наш выбор, а не “российский проект”

Борис Литвинов: создание ДНР – это наш выбор, а не “российский проект”

Автор Декларации о суверенитете Донецкой народной республики, председатель Верховного Совета ДНР в 2014 году Борис Литвинов рассказал Baltnews о событиях, которые предшествовали созданию ДНР.

Современная ситуация в Литве, как и во всей Европе, во многом обусловлена событиями 2013–2014 годов на Украине. Так называемый Майдан (фактически – государственный переворот неонацистского направления) и связанный с ним кризис нарушили геополитические “красные линии”. Волна санкций против России, открытая оккупация Прибалтики (введение туда американских, польских, немецких войск), явное продвижение истеричной русофобии – все это началось после Майдана.

Представители Литвы открыто участвовали в этом неонацистском перевороте и до сих пор поддерживают батальон “Азов” и другие формирования украинских неонацистов. Автор Декларации о суверенитете Донецкой народной республики, председатель Верховного Совета ДНР в 2014 году, первый секретарь ЦК местной компартии Борис Литвинов прекрасно помнит те моменты.

Он и сейчас живет в Донбассе и активно участвует в общественной жизни. В период с 2015-го по 2019 год на него был совершен ряд покушений. Baltnews поговорил с Борисом Литвиновым о том, как тогда удалось вырваться из-под влияния киевской хунты, а также о помощи украинским неонацистам со стороны их литовских “товарищей” и плюсах и минусах современной ДНР.

– Борис Алексеевич, расскажите, пожалуйста, в какой обстановке создавалась Декларация о создании ДНР. Каким тогда виделось ее будущее? 

– Активная фаза разрушения Украины началась в ноябре 2013 года. 24 ноября – это было воскресенье – я приехал рано утром в Киев на юбилей одного из предприятий, с которым сотрудничал. Уже на перроне вокзала собирались группы людей, прибывших с разных концов страны, и двигались в сторону центральной площади Киева.

Ко мне многократно подходили зазывалы и, не особо интересуясь, откуда я приехал, приглашали влиться в одну из команд. Оплата стандартная, разъясняли мне: десять гривен в час – постоять и скандировать в толпе, с оплатой через шесть часов митинговых страстей. Или 15 рублей в час – если держать флаг. Расчет так же – через шесть часов.

В тот день я увидел довольно внушительный марш людей по Крещатику. Шли с табличками с названиями городов группами прибывших в Киев и коллективами местных жителей. В основном это были студенты и преподаватели киевских учебных заведений. Меня удивили два обстоятельства.

Первое – всеобщая эйфория и крикливые, до истерики, лозунги о европейском выборе, которого “лишает” народ президент [страны Виктор] Янукович и правительство [Дмитрия] Азарова. При этом [чувствовалась] всеобщая уверенность, что Европа ждет каждого украинца и желает всем обеспечить высокий достаток и место в единой европейской семье.

И второе – устные и плакатные лозунги с вульгарными и матерными выражениями в адрес руководителей Украины и особенно в адрес России и ее президента Владимира Путина. И все это – из уст профессорско-преподавательской братии и их воспитанников.

Там, в центре Киева, я встретил небольшую группу студенток филологического факультета Донецкого национального университета, которые рассказали мне и про “европейские ценности”, и про возможность одеваться по-европейски. Но все же донецких там были единицы. Тогда, в тот день, я и понял – это уже развал, раскол Украины.

Свои выводы я подкрепил еще трижды. Бывая в командировках в Киеве в декабре, январе и феврале 2014 года, я каждый раз приходил на Крещатик, помногу беседовал с обитателями палаточного города. Мои представления о происходящем только усиливались.

Где-то с середины января 2014 года всю Украину захлестнули волны захвата административных зданий, жестокие расправы националистов с представителями власти и несогласными с творившимися преступлениями. Все это смачно транслировалось по телевидению.

Запугивание населения, террор, беззаконие и дикие русофобия, антисоветизм и антикоммунизм стали нормой государственной политики, демонстрируемой публично.

К сожалению, в этих грозных процессах участвовали и представители Литвы. Такие персонажи, как тогдашний премьер-министр республики Андрюс Кубилюс, председатель Комитета Сейма по национальной безопасности и обороне Лауринас Кащюнас, председатель совета литовского Саюдиса и советник Ландсбергиса Андрюс Тучкус и еще нескольких их коллег, тогда часто попадали на страницы украинских СМИ.

На Украину они приезжали уже с ноября 2013 года. Они тут приезжали, вели агитацию за Майдан, за “новые ценности” и помогали создать “Азов” и другие так называемые батальоны неонацистов. И до сих пор на Украину часто едут люди из Союза стрелков Литвы, у них тесные связи с такими кланами, как “Азов”, “Aйдар”. Знаю, что в Литву часто ездит известный украинский неонацист Евгений Дикий, там его встречают с почестями, водят по Сейму, возят на встречи с студентами.

Если вернутся к состоянию в Донбассе, то, рассказывая о своих ощущениях, я хочу подчеркнуть, что ощущения нестабильности были у большинства жителей Донецкой области.

С 21 февраля 2014 года в Донецке начались открытые протестные действия горожан против продвижения идеологии и методов неонацистов (как их народ тогда называли – “майдаунов”) на донецкую землю. Вечером того же дня началось круглосуточное дежурство возле памятника Ленину на центральной площади города. С 22 февраля началось установление круглосуточного палаточного городка на площади. Это был центр, вокруг которого формировался штаб народного протеста и вырабатывались коллективные решения о дальнейших действиях.

Тысячи активных жителей области стали организаторами протестных акций в городах и районах области, сотни тысяч – их участниками. Среди множества справедливых требований и предложений все же главным у протестующих было одно, которое можно обозначить двумя словами: “Референдум и федерализм”.

Народ Донбасса требовал от всех властей – местных и киевских – провести референдум о федеративном устройстве Украины. Десятидневные митинги с этим требованием не находили своего разрешения в головах и делах властных структур. Поддавшись протестным эмоциям, с 3 по 6 марта протестующие жители под предводительством избранного на митинге “народного губернатора” Павла Губарева захватили и удержали здание областной администрации.

Я и некоторые партийные активисты приняли участие в тех событиях. Вместе с моим товарищем Павлом Скакуном поздно вечером 3 марта, сидя в зале Областного Совета, мы написали для Губарева Декларацию народного комитета Донецкой области.

Основная ее суть – федерализация, статус русского языка, восстановление легитимной власти, выборы нового состава местных советов и другое. Но документ так и не был оглашен. Цель захвата областного административного здания не была доведена до народа и многочисленной прессы. А дальше – арест “народного губернатора” и некоторых участников протестных акций.

После неудавшегося “хождения во власть” у протестующих встал вопрос: что делать дальше? Власть не хочет слышать народ, донецкие “элиты” стали договариваться с новыми киевскими правителями. Каждый день в разных местах города собирались активисты.

По выходным в Донецк прибывали люди из других городов и районов. Донбасс продолжал бурлить: “Киевская власть – не наша”. 10 марта я вместе с уже упомянутым Павлом Скакуном сутки просидел за компьютерами и справочниками. Мы перелопатили горы материала в поисках аналогий решения вопросов во время народных протестов. Несколько раз менялись ролями: то я – с аргументами “майдаунов” против аргументов “донецких” – в лице Скакуна, то наоборот.

В конце концов мы пришли к выводу, что надо собирать общеобластное народное вече – съезд представителей территориальных громад, политических партий и общественных организаций. В конституции Украины в статье 5 определено: “Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления”.

Цель – та же, что и требовал народ: провести референдум о федеративном устройстве Украины, официальный статус русского языка для Донецкой области, финансовый федерализм, досрочные выборы местных органов власти и другие требования. Наше предложение о реализации власти непосредственно народом и стало основой для курса на организацию съезда.

Опыт проведения различных избирательных кампаний у нас был немалый. В моем электронном багаже были данные обо всех избирательных участках области, о численности всех избирателей, о составах всех избирательных комиссий. Мы составили расчет делегатов съезда от каждой территориальной громады, от активных политических сил, участвующих в протестном движении.

После принятия нашего предложения на Совете руководителей протестов закипела работы. По будням в городах, районах и населенных пунктах на открытых митингах начали избирать делегатов на съезд, оформляя свои решения протоколами. А в выходные дни на митингах в Донецке такие протоколы озвучивались и поступали мне – для дальнейшей работы по подготовке к съезду. По нашим расчетам, он должен был состояться в период с 19 по 22 апреля.

Многократное ускорение процесс подготовки к нашему съезду получил в ходе скоротечных Крымских событий с 11 по 18 марта. В результате этих событий народ Крыма сделал свой выбор. Полуостров вернулся в состав России.

– Интересно узнать о том времени, когда в апреле-июне 2014 года была создана Донецкая народная республика. Как удалось отойти от влияния киевской хунты?

– 6 апреля 2014 года, в воскресенье, проходил очередной многотысячный митинг в Донецке. Мне поступили протоколы от многих территориальных громад, политических партий и общественных организаций. К этому дню состав будущего съезда сформировался и был задокументирован более чем на 80%. Оставались не полученными протоколы от некоторых дальних сельских районов.

Однако в тот день прокатилась волна протестов от площади Ленина к стенам областной администрации. Страсти кипели, обстановка накалялась. Народ требовал решительных действий от власти, от организаторов митингов, поддержки правоохранительных органов, славил Россию, слал проклятия киевской хунте, низвергал знамена Украины, взвивал ввысь знамена России и Донецкой республики, красные флаги коммунистов и советской страны, флаги прогрессивных социалистов, многочисленные и многоцветные флаги вновь образованных патриотических организаций.

Интересный материал:  Ликбез по взаимоотношениям работника и работодателя в РФ

После полутора часовых препираний и небольших потасовок с солдатами внутренних войск и подразделениями местной милиции, охранявшими здание, сотни протестующих с разных сторон вошли в здание областной администрации. Вновь, как и месяц назад в событиях с “народным губернатором”, встал вопрос о дальнейших действиях и целях.

Первом решением Временного народного совета (это одно из названий руководящего органа протестных действий) было потребовать от Донецкого областного совета собраться на внеочередную сессию 7 апреля к 12 часам и принять решение о проведении областного референдума о федеративном статусе Донецкой области в составе Украины.

К тому времени на Украине не было действующего Закона “О референдуме”. Но пример Крыма придавал решимость народным массам жестко требовать от власти принятия радикальных решений. Проводя заседание Временного народного совета беспрерывно, обсуждая десятки текущих вопросов об охране здания, о переговорах с милицией, о питании участников протеста, к вечеру встал вопрос: а если завтра областной совет не соберется или не примет решения – что, уходить и ждать арестов, как с Губаревым?

Нет, это не наш выбор. […] Я и большинство присутствующих на заседании пришли к мысли, что надо брать ответственность за судьбу Донбасса на себя. Для меня было очевидно, что нужен документ или несколько документов, обозначающих направление новых политических реалий. В ходе дискуссий пришли к решению, что если до 12 часов завтрашнего дня действующая власть не принимает решений по требованию народа, то заявляем о создании нового государства, не в составе Украины.

В 23 часа я собрал все записи с мнениями участников Временного народного совета и отправился домой готовить документы. То была удивительная ночь. Выпито с десяток чашек кофе, пересмотрены сотни страниц разных справочников – благо у меня дома за годы партийной и депутатской работы собралась приличная библиотека.

Для меня было понятно, что нужны как минимум три документа: акт о провозглашении самостоятельности нового государства, декларация о намерениях такого государства и проект решения органа, утвердившего такие документы. Особое внимание было уделено международному праву и документам ООН.

Принцип международного права народов на самоопределение был основополагающим, руководящим при написании первичных документов нарождающегося государства. Конституция Украины, Право народов на самоопределение в сочетании с другими международными документами, мировая практика принятия решений при создании новых государств подвели меня к необходимости внести в употребляемое в ходе протестов название нашей территории “Донецкая республика” определение “народная”.

К 8 часам утра три документа были готовы: Акт о провозглашении государственной самостоятельности Донецкой народной республики; Декларация о ее суверенитете; Решение Совета представителей территориальных громад, политических партий и общественных организаций Донецкой области.

В 9 утра Временный народный совет после некоторых стилистических и орфографических правок рекомендовал документы к рассмотрению на заседании Совета представителей территориальных громад, политических партий и общественных организаций Донецкой области.

В 12 часов дня в понедельник, 7 апреля 2014 года, в зал заседаний явились только пять депутатов областного Совета из 180. Но вместо них в зале собрались делегаты большинства территориальных громад, политических партий и общественных организаций области.

Принятые под всеобщее ликование и единогласное одобрение документы определяли, что решение состоявшегося съезда требует всенародного утверждения на общеобластном референдуме. В ходе непродолжительной дискуссии было принято решение о проведении референдума 11 мая 2014 года.

Перед зданием областной администрации во время работы съезда собралось более трех тысяч граждан города и области. Делегаты съезда, выйдя на ступени, зачитали присутствующим Акт и Декларацию. Овации и одобрения многотысячными голосами разлетались по центру города.

– Что было после этого? Как проходил сам референдум?

– Началась новая страница истории Донбасса. Был взят курс на всенародный Референдум, до которого оставалось 34 тревожных и героических дня.

11 мая на Всенародном референдуме при явке 74,5% избиратели 89,7% голосами подтвердили создание Донецкой народной республики.

– Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в республике? Какие позитивные и негативные явления видите в современной жизни ДНР?

– За семь прошедших лет было всего вдоволь: радости, надежд, свершений, ошибок, тревог, несчастий и разочарований. При создании республики нам казалось, что наше стремление разрешать возникшие противоречия с Украиной мирным путем найдет быстрое воплощение на практике.

Мы никому не желали зла, и уж тем более страданий и смерти. Для нас человеческая жизнь была и есть самая главная ценность. Ради жизни и создавалась наша республика. Но насквозь продажная, антинародная, антигуманная власть на Украине не оценила наши намерения. Киевская хунта не ценит ни наши жизни, ни жизни своих граждан. Ведомая американскими и западноевропейскими хозяевами Украина готова взорвать нас, себя и весь мир.

Положительным является то, что, несмотря ни на какие военные, экономические и политические проблемы, республика выживает и идет вперед. Работают основные государственные структуры и органы. Школы, больницы, транспорт, коммунальное хозяйство, электроснабжение, торговля, культура, спорт, пенсионное обеспечение, органы охраны государства, народная милиция и многое другое выполняют в целом свои функции. Братская гуманитарная помощь, организационная и политическая поддержка со стороны России, ее различных органов и политических партий дают надежду на изменение ситуации к лучшему.

Конечно, сложные международные геополитические противоречия и обстоятельства, в которых находится республика вместе со “старшей сестрой” и надеждой – Россией, затрудняют процесс развития. С моей точки зрения, ДНР должна сосредоточиться на укреплении своей государственности. У наших людей сильные патерналистские настроения.

Многим хотелось бы, чтобы уже завтра мы стали частью Российской Федерации. А дальше основная забота о нашем выживании станет заботой России. Да, строить свое будущее вместе с Москвой, в семье братских народов – это наша цель. Но в сегодняшней обстановке мы должны, прежде всего, надеяться на самих себя.

Создание ДНР – это наш выбор, наше решение. Это не “российский проект”, как хотят убедить мир украинские власти вместе со своими хозяевами. А раз это наш выбор, то и развития, и укрепления государственности, и признания со стороны других стран мы сможем добиться, надеясь, прежде всего, на наш народ.

Семь лет республика находится в состоянии войны с Украиной за свою независимость. Укреплением политической структуры страны, развитием “гражданского общества” парламент занимался недостаточно.

В 2020 году Центральный Комитет компартии ДНР в тесном единстве с целым рядом патриотических организаций разработали программу Народно-патриотического союза ДНР. В ней четыре раздела: политическое структурирование; экономические преобразования; социальная политика; международные связи. Там прописаны первоочередные шаги, без воплощения которых ждать укрепления республики будем еще долго. Программа дает возможность использовать потенциал любого активного члена нашего общества.

Сейчас любая инициатива наших граждан разбивается об отсутствие правового поля и бюрократическое безволие. Власть не демонстрирует народу свои среднесрочные и долгосрочные программы. Она живет и действует сама по себе, а народ – сам по себе.

Сегодняшняя задача всех, кто считает себя гражданином и патриотом ДНР, – добиваться единства власти и народа, раскрывать потенциал любого человека, любой общественной структуры, которые хотят жить и укреплять Донецкую народную республику. И таких сил, желающих укрепления нашей молодой республики, немало на Донецкой земле.

– Исходя из нынешнего положения дел, каким вы видите будущее ДНР?

– Будущее нашей республики – в союзе с братскими народами, идущими по пути советского, прогрессивного развития. В первичных документах нашего государства заложены основы государства советского типа. И за эти документы проголосовали абсолютное большинство наших граждан. Наша задача – воплотить желания народа в жизнь. Сегодня многие страны мира стоят перед дилеммой, по какому пути идти дальше.

Капитализм, даже в мировом масштабе, завел страны и народы в тупик. Тупик называется “фашизм”. Из этого тупика мы пытаемся выбраться с 2014 года. Конечно, нам, жителям Донбасса, на роду написано быть вместе с Россией. И мы эту свою миссию выполним при любых исторических обстоятельствах. Мы и сейчас стоим на переднем рубеже борьбы цивилизаций, и за себя, и за Россию.

И все же мы должны вернуться к первоначальной идее при создании ДНР – укреплять народное государство. Надеясь и развивая собственными силами нашу республику, мы облегчим задачу и для России по оказанию нам всесторонней помощи.

В конце концов, у нас есть и ресурсы, и опытные люди, и воля народа, и хорошие друзья для объединения ради достижения изначально избранных целей. Мы хотим жить в мире со всеми народами, включая и украинский.

В будущее нашей республики смотрю с оптимизмом. Мы получим сначала частичное признание нескольких государств. Нам станет немного легче. Затем с опорой на собственные силы в первую очередь мы возродим нашу землю и вместе с другими братскими и дружественными нам народами будем строить справедливое, миролюбивое, социалистическое сообщество суверенных народов.

Гедрюс Грабаускас

Источник.



Просмотров: 265

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.