Борьба рабочих за Выборгский ЦБК. Помним, учимся…

Автор: | 2021-03-09
Борьба рабочих за Выборгский ЦБК. Помним, учимся…

Борьба рабочих за Выборгский ЦБК. Помним, учимся…

Борьба рабочих за Выборгский ЦБК. Помним, учимся…

Рабочий класс — великая сила. В его руках находятся заводы, фабрики, дороги, трубопроводы, электростанции, телефонная, интернет-связь, и другие средства производства, хоть владеют ими сегодня в РФ частные лица. Он работает на них, создавая прибавочную стоимость буржуям и империалистическому государству. Стоит прекратить пролетариям работать, как удар получают и частник, и буржуазное государство: они начинают терять прибыли и потому стремятся заставить рабочих возобновить работу. Зачастую, при грамотно спланированной забастовке, при активной материальной и моральной поддержке её со стороны других рабочих и трудящихся — коллег из других цехов, предприятий, родственников, сочувствующих и т.п., буржуи включают заднюю передачу и полностью или частично удовлетворяют требования рабочих. Ибо лучше уступить и оплатить, например, задолженность по заработной плате, чем терять более крупные суммы — будущую  прибыль, а то и вовсе лишиться принадлежащих им средств производства.

Рабочие России и других бывших советских республик умеют прекрасно жить без буржуазии, они знают и помнят, что такое советская власть и какие широкие возможности она даёт для роста благополучия творцов истории — народных масс. Случается, что и при капитализме работающие пролетарии захватывают свои предприятия, выгоняют из них частных собственников и успешно перестраивают его работу, устанавливая там свою власть. Конечно, длительное время такое «рабочее» предприятие, если оно не поддержано рабочими других фабрик и заводов, также прогнавшими своих капиталистических хозяев, просуществовать не сможет. Находясь в окружении капиталистических предприятий, в условиях действующих экономических законов капитализма и политической власти буржуазии, оно неизбежно будет функционировать по-капиталистически (социалистическим предприятием не станет!) и рано или поздно вновь перейдет в частную собственность нескольких отдельных лиц. (Подобное Россия проходила в начале 90-х гг., когда шло «акционирование» и «приватизация» бывших советских социалистических предприятий). Но сама политическая практика такого рода захватов, полученный рабочим классом политический и хозяйственный опыт, крайне полезен, т.к. он безусловно пригодится позднее, когда на пике новой пролетарской революции такого рода захваты, т.е. переходы предприятий в руки рабочих, распространятся по всей стране.

Об одном таком захвате, произошедшем 6 марта 1998 года, мы сейчас и расскажем.

Дело было в Ленинградской области, под Выборгом, в посёлке Советский. Там произошел первый в истории современной буржуазной России захват рабочими предприятия — целлюлозно-бумажного комбината. Сам посёлок, где находится комбинат, получил своё название в честь лётчика Михаила Советского, погибшего здесь в годы Великой Отечественной войны.

Этот комбинат построили в далёком в 1926 году. К концу 1980-х завод был модернизирован, мощности предприятия были увеличены вдвое, тогда же на нем установили самое современное для тех лет оборудование. Выборгский ЦБК мог выпускать 30 тыс. тонн целлюлозы и 56 тыс. тонн бумаги в год. На предприятии работало 2,5 тысячи человек.

После буржуазной контрреволюции и начала раздела бывшей общенародной собственности, названной контрой красивым словом «приватизация», в 1993 году у целлюлозно-бумажного комбината появились первые трудности. В то время на заводе директором был С. Иванов. Директор пытался препятствовать разграблению завода, за что впал в немилость у контрреволюционной власти, и против него сфабриковали уголовное дело. Спустя пару месяцев дело, правда, развалилось, но цель тех, кто его организовал, была достигнута — завод перешёл в другие руки. Так и переходил целлюлозный комбинат из рук в руки, и каждый следующий «эффективный» владелец пытался на заводе «навариться»: вынести то, что не смог предыдущий бизнесмен-грабитель. Продолжалась эта вакханалия до 1997 года, когда собственником целлюлозного комбината стала зарегистрированная на Кипре компания «Нимонор», учредителем которой являлось какое-то явно подставное лицо. Это был финальный этап полного разграбления комбината. На тот момент рабочие не получали зарплату уже несколько месяцев. Случались даже голодные обмороки на рабочем месте. Но всё же люди отчаянно надеялись на то, что когда-то станет лучше, ведь другой работы в городе просто не было, идти им было некуда.

Последней каплей в чаше терпения рабочих стала попытка нового начальства уволить старую заводскую охрану. Служащим охраны хозяева предприятия так же долгое время не платили зарплату, намереваясь вышвырнуть их за ворота без выплаты задолженности. Но этим планам осуществиться было не суждено. Рабочие комбината возмутились и дали отпор.

6 марта 1998 года на экстренном собрании трудовой коллектив принял решение отобрать у буржуев комбинат, взять управление им в свои руки и назначить своё руководство. Таким избранным руководителем стал Александр Ванторин, бывший кадровый военный. За него проголосовало большинство рабочих (98%). Захватив власть на комбинате, работники начали реанимировать своё предприятие. Некоторые даже по собственному желанию несли вещи из дома, лишь бы помочь родному заводу. Весной 1998 года заработали подсобные предприятия завода. А 5 декабря 1998 г. силами рабочих на комбинате была восстановлена главная бумагодельная машина. Заводчанами был успешно найден рынок сбыта их продукции за рубежом.

Рабочие обосновывали захват предприятия так: раз всем нам хозяева не платят зарплату уже продолжительное время, значит все рабочие завода являются кредиторами предприятия, а следовательно — владеют его активами.

На волне определенных успехов у рабочих стали появляться все новые и новые союзники. Например, их союзником стало руководство Выборгского района. Ведь завод был главным предприятием района, дающим солидную прибавку в районный бюджет.

Однако бывшие собственники комбината не собирались спокойно смотреть на то, как их рабочие успешно управляют их бывшей собственностью. Акционеров «Нимонор» не устраивала перспектива потери 34 миллионов, и для возврата контроля над ЦБК они привезли из Санкт-Петербурга бандитов. Однако при виде 150 решительно настроенных и вооруженных арматурой рабочих нанятые братки быстро слиняли. Потом было предпринято ещё несколько попыток захвата, и все безуспешные. В итоге «Нимонор» перепродала свои акции Александру Сабодажу, известному бизнесмену 90-х, владельцу «Alcem UK», который имел связи в госорганах. Этот Сабодаж выиграл суд, и в сопровождении судебных приставов и бойцов частной охранной организации попытался забрать завод силой. На защиту завода вышли все рабочие. Они догнали злоумышленников, которые уже сумели пробраться в кабинет избранного рабочими директора Ванторина. Оценив свои шансы, бизнесмен и сопровождающая его шайка отступили. Первая атака была отбита.

Интересный материал:  Формирование агрессивно-послушного большинства - верный способ самоуничтожения левого движения

Но на этом происки новоявленного владельца не кончились.  Он призвал на помощь буржуазное государство. 14 октября 1999 года на территорию ЦБК был ввели более опытных бойцов  — карателей из спецназа «Тайфун». Профессиональной специализацией «Тайфуна» являлось подавление тюремных бунтов. Спецназовцы ворвались в здание заводоуправления, но пролетарии и им врезали «по рогам». Рабочие заняли весь первый этаж и заперли фашистских карателей в здании. В ответ силовики захватили несколько человек в заложники, потребовав от остальных немедленно сдаться и покинуть завод. Завязалась перестрелка, несколько рабочих ранили. К заводу начали подтягиваться журналисты. После этого продажные силовики покинули здание.

Не сумев выгнать рабочих силой, капиталисты решили удушить их экономически — начали экономическую блокаду комбината. Они принялись блокировать все контракты ЦБК, вынуждать его партнеров расторгнуть договорённости с комбинатом. Вдобавок началось блокирование автотранспортных потоков (опять с помощью буржуазного государства!). Произведенную продукцию вывезти оказалось невозможно. Это привело к тому, что на ЦБК опять начались задержки с зарплатами.

На сторону новых владельцев переметнулся глава заксобрания города Выборг Сергей Рубинович и связанный с ним новый глава профкома завода Виталий Киряков. Они начали идеологическую обработку рабочих. В итоге рабочие комбината были вынуждены заключить договор с «новыми хозяевами». Те стали подкупать рабочих, скупая их голоса: по 1000–1500 рублей платили за подписание бланка заявления о переходе на работу к новым «хозяевам». Очень скоро таких заявлений оказалось больше половины от числа работающих. 18 января 2000 года рабочая власть на комбинате пала, просуществовав почти 2 года.

Преданные своими вождями, малосознательные политически, рабочие разочаровались в дальнейшей борьбе. В определенном смысле их можно понять — они реанимировали завод, наладили производство, нашли рынки сбыта для произведённой продукции, успешно отбили несколько рейдерских захватов. Но предприятие сохранить не смогли, как они считают, потому, что не нашли достаточной поддержки вовне и не выдержали экономической блокады. Хотя истинная причина, конечно, в другом — без политической власти рабочего класса во всей стране, без большевистской партии, организующей весь рабочий класс России и руководящей им, иного просто и быть не могло — этого не позволили бы объективные экономические законы капитализма и политическая власть в руках класса буржуазии.

Что касается Выборгского ЦБК, то с новым собственником он проработал несколько лет, потом был преобразован и разорился, оказавшись в многомиллиардных долгах. А бизнесмен Сабодаж сел в тюрьму за мошенничество на 1,8 миллиарда рублей.

Однако, этот эпизод классовой борьбы новейшей истории России оцень ценен. Из него рабочим и всем борцам за социализм необходимо сделать правильные выводы, учесть все ошибки, чтобы в будущем не допускать их.

Тов. Василий

Источник.



Просмотров: 135

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.