Больной пункт

Автор: | 2021-01-26
+1
Больной пункт

Больной пункт

Больной пункт

Во вторую половину декабря наши товарищи в ДНР обнаружили, что в поликлиниках и больницах стало как-то пусто. К терапевтам уже нет больших и нервных очередей, как в октябре — начале ноября 2020 г., когда простывшие и загрипповавшие трудящиеся не могли по 2–3 дня попасть на приём и взять больничный.

Что ж такое приключилось? Ведь власти по-прежнему вопят о коронавирусе, стало быть, поликлиники должны быть забиты. Для телевизора камеры изо всех сил выхватывают людей в намордниках, дескать, вот они, образцовые граждане. В рекламах врачи целуются с родными через бронестекло и т.п. А факты говорят о том, что как только волна осеннего гриппа пошла в ДНР на спад, так и уменьшилось число заболевших гриппом и ОРЗ. Это означало, что стала уменьшаться материальная база для фальсификаций. У властей появилось основание для тревоги. Фашистские пропагандисты пока что выезжают на театральных постановках реанимации «умирающих от коронавируса», но народ всё же увидел, что странная какая-то эпидемия, — закончилась сама собой одновременно с угасанием осеннего гриппа.

Что это значит? А то, что осенью 2020 г., увидав, что к нам пришёл коварный и тяжёлый грипп А2 типа «Гонконг/68», власти, наверное, завизжали от радости. Как же, сама природа помогает воспользоваться такой удачей для того, чтобы ещё больше нагнать страху на граждан, убить ещё сотни трудящихся вредительским лечением «от коронавируса», свалить на «коронавирус» гриппозные осложнения типа воспаления лёгких. И всё для того, чтобы «доказать» трудящимся, какая «страшная эпидемия» на них обрушилась. Вот, дескать, кто не верил, — вот вам реальные трупы «жертв коронавируса». Поэтому всем сидеть в страхе, покупать намордники, вместе не собираться и друг от друга шарахаться, работать молча, не протестовать, после работы разбегаться по норам.

Что же, на некоторых страху нагнали. Этому объективно способствовало как раз то, что в поле зрения этих людей действительно были смерти «от коронавируса», т.е. от тяжёлого воспаления лёгких, осложнений гриппа, гипертонии, сердечной недостаточности, усиленной гриппом, атеросклероза, почечной недостаточности и т.д. Были на глазах и похороны этих жертв фашизма в чёрных полиэтиленовых мешках, как будто на дворе чума или тиф. В сознании людей умышленно создавалась согласованная картина кошмара. Ведь насмерть перепуганные не могут трезво мыслить, их становится легко убедить, отобрать свободу, разобщить, загнать в лагерь, натравить друг на друга. Без массового страха фашизм не существует.

А что было на самом деле? На самом деле наши трудящиеся погибали в лапах убийц в белых халатах вследствие фактического отказа в настоящей медицинской помощи или от отсутствия материальных условий таковой помощи. Они погибали в ходе настоящей вспышки гриппа от осложнений и/или в ходе обострения своего общего заболевания из-за намеренного залечивания до смерти, от преднамеренного лечения не от гриппа или воспаления лёгких, а чёрт знает, от чего. Много раз было так, что заболевшим ОРЗ, всем подряд, убийца — участковый терапевт выписывал препараты, которыми лечат рак лёгких и другую онкологию. Или выписывал мощные антибиотики, как будто поголовно у всех больных тяжёлое воспаление лёгких. Такое «лечение» было издевательством над иммунитетом человека, оно приводило к сильным отравлениям наших простывших трудящихся, которые доверялись врачам. Кое-кто, правда, в ходе такого «лечения» понял, что его явно убивают, и прекратил травить свой организм по рекомендациям врачей, с успехом доверившись традиционным средствам против гриппа и ОРЗ.

Наконец, люди гибли от того, что медицинская помощь специально подавалась с большим опозданием или оказывалась без учёта общего заболевания человека, когда его отравляли избыточным кислородом или назначали препараты, категорически недопустимые, например, при больных почках или слабом сердце.

Все эти обстоятельства перепуганный обыватель пока не видит. Чтобы увидеть их, нужно детально разбираться в происходящем, анализировать факты, выискивать их действительные причины, т.е. «сушить голову». Нужно видеть за всеми этими событиями интересы верхушки определённого класса — буржуазии.

А для этого, как минимум, нужно иметь трезвую и здоровую голову, не свихнувшуюся от телевизора.

«Это всё — “корона”», — твердит досужий обыватель. Он повторяет телевизор, ведь это легко и просто. И он не видит, что нынешняя медицина — это, в основном, фашистская медицина. Такой медицине поставлена задача не охранять здоровье трудящихся масс, а помогать крупнейшим мировым компаниям, прежде всего, химическим и фармацевтическим, наживать огромные прибыли, а также исправно поставлять «факты» для фашистской пропаганды, удерживающей трудящихся от протестных выступлений. Все эти трупы в мешках, организация осложнений общих болезней, высокая статистика «жертв коронавируса» — всё это нужно для правдоподобия фашистской большой лжи и поддержания постоянного страха у трудящихся масс.

Немудрено поэтому, что вместо трезвого анализа обстановки некоторые граждане буквально забились по домам и стараются оттуда лишний раз не выходить. Дома носят намордник, а в общественных местах, где вынуждены всё же бывать, выказывают некоторые черты паранойи и маниакально-депрессивных психозов. Телевизор им «природу заменил», внушил иную, несуществующую «реальность» и похоже, что вызвал действительное помутнение рассудка.

Но может ли длительный страх и угнетённое состояние вызывать у человека тяжёлые расстройства психики? Могут ли такие состояния создавать в головах больной пункт? Как фашистская тирания разрушает психику людей труда? Давайте попробуем это выяснить с диалектико-материалистических позиций.

Что произошло за 10 месяцев «коронавирусной» обработки с некоторыми нашими трудящимися? У них в той или иной мере нарушилось нормальное сознание — способность отражать действительный мир. Эта способность есть свойство головного мозга человека, самой высокоорганизованной материи. Эта способность есть высшая форма движения материи, она отличает людей от других высших животных. Фашизм и его массированная пропаганда вызвали у некоторых людей расстройства сознания, т.е. определённые материальные изменения в головном мозге. Эти изменения пока что имеют функциональный характер. В отличие от органических изменений мозга, когда от болезни разрушаются или погибают клетки и даже целые участки коры, подкорки и т.п., функциональные изменения вызваны сильными переживаниями, испугом, страхом, длительным угнетённым состоянием нервной системы. Такие изменения до известного момента являются обратимыми.

Ясно, что капитализм и фашизм являются теми общественными условиями, при которых у трудящихся возникают и бурно развиваются все виды психических болезней, как органического, так и функционального характера. И наоборот, свержение фашистской диктатуры и устранение капитализма создают условия для снижения всех видов психозов. В рамках этой статьи нас будут интересовать в основном, непосредственные «плоды» истекшего 2020 года — в виде психозов и отклонений, вызванных фашистской пропагандой и атаками фашизма на общество в целом.

Что же такое психоз? Мы не раз видели простых людей, которые до 2020 г. были вроде бы нормальными, а затем как будто свихнулись. Они вроде не слепые, но не видят перед собой очевидного. Они не дебилы, но складывается впечатление, что им в течение 10-ти последних месяцев стёрли из головы все научные знания, память, адекватное восприятие окружающего и способность к логике, то есть способность видеть события вокруг себя такими, какие они есть. Сознание таких людей в известном смысле напоминает магнитную ленту, с которой стёрли часть записи. С ними случился психоз — болезнь головного мозга, которая выражается в нарушении сознания, т.е. способности человека правильно отражать окружающую действительность, чтобы затем целенаправленно воздействовать на неё.

Причиной многих психозов являются неблагоприятные общественные условия, тогда как физиологические основы психоза — это такие изменения в высшей нервной деятельности, которые нарушают связи определённых отделов мозга. При этом больше всего и сильнее всего поражается вторая сигнальная система человека, т.е. интеллект, память, способность к анализу и синтезу, а также высшие человеческие чувства. Так, при длительном состоянии страха и постоянном запугиванииу человека атрофируются высшие условные рефлексы, пока не остаются самые древние, безусловные, присущие всем животным, — инстинкт самосохранения, питания и размножения. Чем сильнее и дольше запуган и угнетён человек, тем меньше человеческого в нём остаётся. На этом фундаменте была организована «переделка» трудящихся в гитлеровских трудовых лагерях. На этом же принципе строится вся нынешняя фашистская пропаганда и общественная жизнь.

Все формы сознания людей, так или иначе, отражают предметы и явления материальной действительности. Нетрудно понять, что каждое нарушение психики искажает это отражение. С другой стороны, каждое искажение действительности позволяет легче определить, какая форма отражения нарушена и почему.

Причины того, что многие наши трудящиеся свихнулись в 2020 г. на почве фашистской пропаганды и запугивания, в общем, те же, что и всех других болезней человека. Психическое отклонение и заболевание возникает в результате нарушения нормального взаимодействия организма с внешней средой. А взаимодействие организма со средой происходит с помощью нервной системы, которая работает в виде безусловных и условных рефлексов.

Тяжесть психического расстройства зависит от того, в каком состоянии находится нервная система человека. Если она стойко сопротивляется болезни, использует на все 100 % свою руководящую роль в организме, мобилизует все защитные средства организма против заболевания, — тогда болезнь не развивается, а ликвидируется (ведь против нее организованно направляются все силы человеческого организма).

Если нервная система слабая, подорванная всякими вредными обстоятельствами, то болезнь находит слабые места и овладевает нервной системой и через неё всем организмом человека. В этом смысле психическое отклонение или болезнь есть нарушение высшей нервной деятельности, а с другой стороны — физиологическая мера организма, мобилизующего свои силы для выздоровления. В нарушенной нервной системе и остальном организме разворачивается острая борьба, показатель которой — сама болезнь.

Исход этой борьбы зависит как от внутренних, так и от внешних условий организма. В том случае, когда нервная система человека ослаблена, а внешние факторы особенно опасны и вредны, возможности нервной системы к сопротивлению и выздоровлению быстро исчерпываются. Тогда наступает разрушение или смерть нервных клеток. Болезнь из функциональной формы переходит в органическую, необратимую форму. Постоянный рост психических заболеваний при капитализме, резкие скачки таких заболеваний в условиях фашистских диктатур доказывают, что именно капитализм и фашизм являются той совокупностью вреднейших и опаснейших условий, в которых нервная система трудящихся быстро изнашивается и разрушается. И наоборот, постоянное снижение числа и тяжести психических заболеваний в СССР, особенно в периоды 1932 — первая половина 1941 гг., 1948–1954 гг., доказало, что в условиях социализма психика трудящихся сохраняется, правильно развивается и становится здоровее.

Материалистическая, сталинская медицина всегда выделяла конкретную причину психического нарушения или заболевания, но при этом она считала, что эта причина может вызвать болезнь только при наличии определённых условий. Так, если бы в 2020 г. не произошло общее наступление фашизма на рабочий класс и трудящихся, то многие наши граждане, склонные к психическим отклонениям, не получили бы обострение этих отклонений, т.е. остались бы более-менее здоровыми. Нервная система того или иного рабочего или трудящегося могла быть с детства неустойчивого типа, она могла ослабнуть из-за предшествующей жизни, из-за злоупотребления алкоголем, психических травм, умственного перенапряжения. Но к существенному расстройству её привели условия фашистской диктатуры, а не только и не столько слабый тип нервной системы, доставшийся человеку от рождения. В благоприятных условиях человек с такой слабой нервной системой мог благополучно прожить всю жизнь, не зная и намёка на психическую болезнь.

Нельзя сказать, что фашистская диктатура специально делает трудящихся психически больными. Фашисты добиваются того, чтобы рабочий класс и остальные трудящиеся стали запуганными и покорными рабами капитала. Но от этого суть дела не меняется, так как все варварские методы удержания масс от восстаний и революции вольно или невольно уродуют, калечат психику людей. Если отбросить на время параличи, инфекционные болезни, отравления и тяжёлые травмы головы, то главным фактором, вызывающим массовые нарушения нервной деятельности, остаются длительные и тяжёлые психические переживания. Фашизм своей политикой постоянно создаёт у масс именно такие переживания, центральным из которых является страх и деморализация — полное отсутствие надежд на лучшее.

Работа головного мозга идёт в форме рефлексов и основана на единстве процессов возбуждения и торможения. Эти процессы имеют различную силу и подвижность, они более-менее уравновешены между собой. Если общественные, т.е. внешние условия нарушают нормальную деятельность мозга, например, человек длительно живёт в состоянии страха или ожидания беды, то нарушается сила, подвижность и уравновешенность торможения и возбуждения. Возникает патологическое состояние нервной системы, раздражение и торможение перенапрягаются и быстро меняют друг друга, как бы сталкиваясь друг с другом. Возникает срыв нервной деятельности. Особенно легко этот срыв происходит при заведомой слабости нервных клеток, когда они уже ослаблены болезнями тела, алкоголем, предшествующими острыми переживаниями, т.е. всем тем, чем богата жизнь рабочих и большинства трудящихся при капитализме. Усиление острых переживаний в условиях фашизма является сильнейшим раздражителем, который либо перенапрягает нервные процессы, либо приводит к такому ослаблению нервных клеток, при котором даже обычные, нормальные раздражители в повседневной жизни становятся для человека невыносимыми, сверхсильными, вызывающими «заскок», бред, помутнение рассудка. Этим, в частности, объяснялась агрессивность некоторых простых граждан осенью 2020 г., которые в транспорте или в магазине едва не кидались с кулаками на людей без намордника. На вопрос о том, что если бы им дали оружие и разрешили бы стрелять в тех людей, кто ходит без маски, то стреляли бы они? — некоторые граждане отвечали, что стреляли бы, не задумываясь. Непосредственная причина такого психоза — внушённый панический страх смерти «от коронавируса».

Страх является одной из причин т.н. запредельного торможения нервной деятельности. Это торможение затрагивает не только кору мозга, но и подкорку. Оно распространяется различно в коре и подкорке и при этом имеет разную силу на разных участках коры. Такое торможение наиболее сильно влияет на самые высшие участки коры, на высшие инстанции второй сигнальной системы человека, т.е. собственно, на общественную мыслящую личность. В силу этого у человека могут наблюдаться всякого рода промежуточные состояния, типа гипноза или опьянения, истерии, вспышки агрессии и т.п. состояния, когда человек плохо соображает, что он говорит или делает. В таком состоянии человек становится опасен для окружающих.

С другой стороны, постоянный страх вызывает нарушения раздражительного процесса, когда раздражение теряет свою целенаправленность. В таком состоянии человек также плохо понимает свои действия, например, в холодную сырую погоду забывает одеть шапку на голову, но при этом не снимает маску даже дома. Но бывает и так, что раздражительный процесс как бы фиксируется на одном месте. Тогда в коре мозга возникает очаг патологической инертности. Его характер зависит от того, в каком отделе коры произошла такая фиксация. И беда здесь в том, что такой патологический очаг, вызванный, например, острым страхом, может действовать очень долго, годами. Человек, годами переживавший страх перед голодом или безработицей, или однажды свихнувшийся на коронавирусе, может иметь отклонения в психике даже тогда, когда фашистская диктатура будет разбита, вирусная ложь буржуазии будет полностью доказана, а предпосылки к голоду и безработице будут устранены пролетарским государством.

Больной пункт

В мозге людей, испытавших на себе фашистский террор, часто возникают т.н. больные пункты. Происхождение таких пунктов состоит в том, что тяжёлое переживание, т.е. вредное воздействие внешней среды, как бы находит в психике человека слабое место, наподобие того, как вода под большим давлением часто находит микроскопическую щель в сварочном шве трубы. Найдя такое место, вода постепенно размывает эту щель, делает её всё больше, пока не прорывает трубу и не устраивает катастрофического потопа. Примерно то же происходит и в психике человека: потенциально слабое место буквально притягивает к себе вредные влияния внешней среды, которые постепенно усугубляют этот больной пункт, делают нарушение психики всё шире и глубже. Но в благоприятных внешних условиях социализма и коммунизма человек может прожить жизнь и не знать, что имеет в психике зародыш больного пункта. В условиях капитализма и фашистской диктатуры происходит наоборот, когда зародыш больного пункта быстро разрастается под влиянием многочисленных бедствий и террора.

В таком больном пункте происходит ослабление активного торможения. Это высший тип торможения возникает только у самых высокоорганизованных животных и человека и облегчает их приспособление к внешней среде. Условные рефлексы человека, которые образуются во второй сигнальной системе с помощью внутреннего торможения, позволяют ему не только правильно отражать действительность, но и наиболее целесообразно изменять её в своих интересах.

Физиологически это возможно потому, что между процессом возбуждения и торможения возникает взаимная индукция. Суть её в том, что если в одном пункте коры возникает возбуждение, то оно вызывает торможение в других пунктах. И наоборот, если в одном пункте возникает торможение, то оно вызывает возбуждение в другом пункте. Учитывая, что запредельное охранительное торможение особенно легко возникает в наиболее сложных и нежных участках мозга, отвечающих за высшую, именно человеческую деятельность, можно сказать, что торможение в высших отделах второй сигнальной системы вызывает возбуждение в более низких отделах головного мозга, отвечающих за древние, первичные инстинкты. При нарушении единства и правильного взаимодействия торможения и возбуждения у людей может возникнуть и развиться ряд психических болезней, при которых вначале не происходит видимого разрушения и гибели нервных клеток. К таким болезням относятся маниакально-депрессивный психоз, неврозы и психопатии, реактивные психозы, т.е. те болезни, которые вызваны не общими заболеваниями тела, отравлениями или травмами, а острыми и тяжёлыми переживаниями, которые трудящимся в изобилии доставляет капитализм.

При этом не следует думать, что в мозгах наших граждан, свихнувшихся в 2020 г. на почве «коронавируса», не произошло никаких физико-химических изменений. Такие органические изменения произошли, в противном случае не было бы материальной основы для изменений функциональных, т.е. изменений сознания. Здесь имеется полное диалектическое единство функциональных и органических изменений.

Но у большинства пострадавших трудящихся физико-химические изменения в мозге носят обратимый характер и не вызывают деградации и гибели нервной ткани так, как, например, это происходит при шизофрении. При исчезновении таких изменений нервные клетки и остальное вещество мозга снова начинают работать нормально. И дело здесь за тем, чтобы устранить предпосылки вредных биологических изменений, главным образом, общественно-экономического характера.

В 2020 г. мы особенно ярко увидели, как фашистская пропаганда уродует сознание трудящихся, его отражательную способность. Но сознание проявляется в различных формах. Есть восприятие, когда человек отражает не только отдельные качества предметов, но и предметы в  целом. Фашизм искажает и препятствует правильному восприятию действительности. Есть память, при помощи которой отражаются (фиксируются) ранее воспринятые предметы и явления. Фашизм, используя свои СМИ и специальные приёмы лжи, вызывает у рабочих и трудящихся масс своего рода раскол памяти, когда правильно отражённые предметы и явления прошлого как бы переоцениваются, превращаясь  в сознании человека в свою противоположность или в карикатуру, в кривое, извращённое отражение прошедшей действительности. Есть мышление, при помощи которого человек отражает взаимную связь и зависимость предметов и явлений, их внутренние связи и сущность. Фашизм создаёт помехи в таком отражении связей и внутренней сути предметов и явлений, отчего у многих людей после длительной фашистской обработки белое кажется чёрным, зло — добром, интересы заклятого врага кажутся собственными интересами и т.п.

Буржуазия понимает, что сознание во всех своих формах развилось у человека в ходе его трудовой деятельности и на базе общественных отношений. Сознание как раз и отличает человека от высших животных, и это отличие заключается, прежде всего, в наличии второй сигнальной системы, которая и дала всем формам отражательной деятельности человека высшие, не присущие животным, свойства. Это означает, что можно целенаправленно добиться такого изменения сознания масс, при котором будет повреждена вторая, человеческая, сигнальная система. Тогда человек будет всё больше лишаться высших человеческих способностей и потребностей и всё больше сосредоточиваться на фундаментальных безусловных рефлексах, свойственных всем животным, т.е. на еде, размножении и сохранении своей жизни любой ценой. А управление этими тремя рефлексами фашисты отработали давно и хорошо, в первую очередь, в концлагерях и тюрьмах.

Все нарушения сознания составляют единство, но рассматривать их удобнее всё же по различным формам отражательной деятельности, т.е. патологию восприятия, патологию мышления, патологию памяти.

Нарушения сознания приводят к тому, что человек перестаёт правильно отражать реальность. Этот факт в 2020 г. очень резко бросался в глаза. Поэтому можно говорить, что этот симптом, когда у жертв фашистской пропаганды и запугивания буквально парализовало мышление, и является основным признаком нарушения сознания. При этом надо учитывать, что в первую очередь у таких жертв фашизма изменялось (искривлялось) восприятие происходившего, т.е. разлад сознания начался с той формы отражательной деятельности, в которой ощущения играют особенно большую роль. Но в восприятии в отличие от ощущений наибольшее значение играет работа второй сигнальной системы. Восприятие слагается из ощущений, но в нём уже участвуют мышление и память, а также чувства. Восприятие всегда предметно. Это значит, что, для того чтобы воспринять что-нибудь, человек должен вспомнить, что это за предмет или явление, понять его суть и значение, чувственно «окрасить» его. Если с помощью пропаганды исказить память, извратить суть явления, изменить его значение для человека, то восприятие такого явления или предмета будет извращено полностью. Иначе говоря, если имел место безотчётный страх перед «коронавирусом», то он подавил нормальное мышление и «отшиб» в памяти научные знания о природе. То есть, было нарушено нормальное функционирование сознания людей.

Это тем более справедливо, если помнить, что восприятия появляются у человека лишь в ходе развития второй сигнальной системы (связной и осмысленной речи, способности к труду и общественной жизни). Восприятия — это высшая форма познания мира по сравнению с ощущениями. Если в ощущениях человек отражает только отдельные свойства и качества предмета, то в восприятии он отражает предмет целиком, с его связями и отношениями к окружающим предметам.

Когда речь идёт о существенном нарушении восприятия, то нельзя обойти такие нарушения, как иллюзия и галлюцинация. Иллюзия — это такое извращённое восприятие, когда раздражитель действительно есть, но воспринимается он извращённо, неправильно. В 2020 г. такого рода иллюзии возникли в отношении коронавирусов человека. Эти вирусы действительно есть, они вызывают у человека заразный насморк или ОРЗ, в случае если организм уже ослаблен общим заболеванием (диабет, грипп, гипертония, рак, отравление и т.д.). Но под действием фашистской пропаганды в сознании многих людей коронавирусы стали «вызывать» тяжёлые заболевания, типа лёгочной чумы, тифа или рака. У большинства людей, правда, не было патологических иллюзий типа слуховых или зрительных. По «коронавирусу» были иллюзии особого рода, вроде того, как прутик, опущенный в воду, под некоторым углом зрения выглядит сломанным. Или как вполне нормальным пассажирам стоящего поезда кажется, что их поезд едет, хотя движется поезд на соседнем пути. Фашистская пропаганда и внушённый страх подавили на время высшие анализаторы — мыслительные центры в мозгу трудящихся, в то время как работа более низких центров непосредственного восприятия обострилась. Индукция коры и подкорки привела к тому, что анализ и синтез обстановки ухудшились: несуществующий излом «прутика» («смертоносная эпидемия коронавируса») в сознании человека становится реальным. Снизились сугубо человеческие качества, зато резко усилился животный инстинкт самосохранения.

Кроме массовых внушённых иллюзий встречались и отдельные патологические иллюзии. Такие телесные, зрительные и слуховые иллюзии бывают у психически больных людей. При таких иллюзиях больной человек может принять стетоскоп врача за пистолет, руку, протянутую для рукопожатия, — за нож или топор, доброго приятеля — за убийцу. Так, нам однажды встретилась пожилая женщина, которая, увидев, что мы с товарищем жмём друг другу руки при встрече, закричала на всю улицу, что мы хотим друг друга убить. Её психоз имел внушённый характер из-за постоянных фашистских рекомендаций не здороваться за руку «т.к. коронавирус». Но этот психоз наложился на уже существовавший у неё психический разлад, усилил его и видоизменил. Женщина протестовала против нашего рукопожатия не потому, что мы открыто нарушали фашистские рекомендации, а потому что в её больном сознании внушённая опасность заразиться «коронавирусом» от рукопожатия выросла в патологическую зрительную иллюзию, где наши руки были ножами, а мы с товарищем хотели друг друга зарезать.

Ещё один гражданин, большой любитель выпить, добровольно сидел дома около двух месяцев, запрещал жене открывать балкон и окна, а также ходить по квартире без намордника. По словам жены, этот гражданин уверял, что «видит коронавирусы в воздухе», что «они синие с зубчиками». Недалеко от дома, где живёт этот гражданин, проходили трамвайные пути, и от стука колёс гражданин часто слышал по своему адресу: «ви-рус, ви-рус, ви-рус, с-мерть, с-мерть…». У этого гражданина и ранее случались алкогольные галлюцинации. Но осенью 2020 г. галлюцинации усилились и не имели характера острого алкогольного бреда, так как гражданин стал намного меньше пить. Очевидно, что непосредственной причиной психоза стала постоянная и агрессивная обработка сознания с помощью телевидения. А особую остроту такой психоз приобрёл из-за того, что запугивание и внушение ужаса перед «коронавирусом» попало у этого гражданина на благоприятную почву, т.е. на психику, уже ослабленную алкоголем.

Этот случай ещё раз говорит о том, что для психической устойчивости в борьбе с фашизмом сознательные рабочие и остальные трудящиеся не должны злоупотреблять алкоголем. В противном случае такие люди становятся малопригодными для борьбы за свободу, они становятся неустойчивыми и падают лёгкой жертвой фашистской пропаганды и запугивания.

Что касается галлюцинаций, то это мнимые восприятия, когда сам раздражитель не удаётся установить. В сознании больного человека объект галлюцинаций находится вне его головы, в определённом месте пространства. Иногда такие патологические восприятия исходят из внутренних органов человека. Это т.н. соматические галлюцинации. Они проявляются в том, что больной человек воспринимает различные изменения, которые будто бы происходят в его теле. Например, человек заявляет, что в его органах поселились какие-то существа, что органы перемещаются, что через них течёт вода или электрический ток. Нам встретился такой случай, когда гражданка лет 60-ти рассказывала, что в её лёгких живут коронавирусы, что она чувствует их движение, полёты, рост. Она чувствует, как они «едят ткань лёгких» или неподвижно сидят на стенках.
Как выяснилось, эта гражданка несколько недель добровольно сидела дома, боясь «заразиться коронавирусом». Она, по её словам, часто затыкала нос ватой, чтобы, кроме маски, иметь дополнительную защиту от «коронавируса». Всё её внимание было сосредоточено на том, чтобы не допускать «поедания лёгких коронавирусами». По всей видимости, у неё выработалась т.н. доминантная галлюцинация, которая стала результатом острого чувственного переживания, испуга. В результате длительной психической обработки по ТВ это переживание достигло максимума, тогда и возникла доминантная галлюцинация, как бы заслонившая собой сознание человека. Весной 2020 г., когда сознание этой женщины всё ещё оставалось довольно ясным, кто-то случайно заметил ей, что она болезненно выглядит. После этого замечания, на фоне страха и фашистской вирусной пропаганды, настроение женщины несколько месяцев было крайне угнетённым, хотя никаких простудных болезней у неё не было и общее состояние было вполне нормальным. В конце сентября, когда в городе началась вспышка гриппа, она решила, что у неё «коронавирус» и воспаление лёгких. Ей начало казаться, что прохожие её сторонятся и ругают её, что она «лезет в автобус с воспалением лёгких», что она заражает всех. В результате в сознании женщины поселилась одна непрерывная и центральная мысль, что она больна «коронавирусом» и что жизнь её разрушена полностью. Эта центральная мысль и вызвала доминантную галлюцинацию.

Несколько раз встречались явные нарушения восприятия, которые были очень похожи на психоз — дереализацию. Это такое нарушение психики, когда человек воспринимает окружающий мир иначе, чем воспринимал его раньше. Он начинает утверждать, что все предметы вокруг стали другими, как-то изменились. Чаще всего люди затруднялись определённо сказать, что именно изменилось и как изменилось. Они ограничивались утверждением, что всё стало расплывчатым, неопределённым, нереальным. Все предметы и явления остались на своих местах и сами собой, т.е. у людей не было иллюзий и галлюцинаций, но «всё стало другим», «изменилось». Некоторые добавляли, что изменилась суть всех предметов. Они правильно называли предмет или явление, но говорили, что «нутро всего заражено», что теперь «всё имеет свои эпидемии: лес, вода, хлеб, воздух, дома…».

Очевидно, что эти люди, как и в предыдущих примерах, стали жертвами сильнейшего психического потрясения, связанного с «эпидемиями  короновируса» и карантинами, т.е. с непосредственными проявлениями фашистской диктатуры. Ослабленная и незакалённая политически психика многих трудящихся не выдержала ударов 2020 года. Материалом для психозов такого типа стали резкие изменения в общественной жизни, реальный опыт пережитого.

Физиологически галлюцинации возникают на фоне сильного торможения в коре мозга. Они субъективно достоверны для заболевшего, поэтому «свихнувшегося» на почве «коронавируса» человека бывает трудно без специального лечения избавить от галлюцинаций, трудно переубедить его в том, что его обманывают и буквально сводят с ума с помощью запугивания. Но при фашизме полноценное и комплексное лечение тяжёлых психозов у трудящихся невозможно в принципе, поскольку оно предусматривает наиболее благоприятные условия труда и быта больного, благополучную обстановку в обществе в целом, дорогое, длительное лечение, курортное восстановление и т.п. Буржуазия для рабочих такой обстановки никогда не создаст, следовательно, массовые психозы могут только разрастаться.

При галлюцинациях очаг затянувшегося торможения возникает и развивается, главным образом, в первой сигнальной системе и в меньшей степени — во второй. По мере развития этого очага на него начинают действовать всё менее слабые раздражители (лёгкий звук, пара слов, чей-либо жест, пустяковая надпись и т.п.), которые вызывают у человека неадекватно сильную реакцию, в которой участвует сам объект галлюцинации, например, «коронавирус». При этом по закону индукции происходит возбуждение в других участках коры и подкорки, которое распространяется от центра к периферии и вовлекает те участки, которые отвечают за движение тела.

Был случай, когда в магазине наш товарищ случайно приблизился к одной женщине средних лет, чтобы лучше рассмотреть ценник на витрине. Вдруг эта женщина подпрыгнула на месте и резко отскочила в сторону едва ли не на метр, хотя при её комплекции этого ожидать было нельзя. Она начала громко кричать, что от нашего товарища «идёт зараза». Истошный крик продолжался около минуты. Затем она пыталась кидаться на товарища с кулаками, после чего вызвала полицию, обвиняя товарища в том, что он не соблюдает социальную дистанцию, что уже заразил её воспалением лёгких, что она «уже чувствует воспаление» и что «лёгкие уже изменились».

Куда делась память?

Наши товарищи в течение года не раз обращали внимание на то, что множество людей как будто утратило весь багаж научных знаний, особенно по физике, химии, биологии. Хотя многие по возрасту получали ещё советское образование, считали себя культурными и развитыми людьми. И вот за 10 месяцев фашистской промывки мозгов эти же люди удивительным образом превращались сначала в перепуганных дикарей, которым отшибло культурную память, т.е. минимально необходимые знания о природе и обществе. А затем часть из них быстро превратилась в дикарей озверевших, вроде той дамы в магазине, что дай ей тогда  ружьё, она бы убила нашего товарища.

Память в общем смысле — это форма сознания, при помощи которой человек отображает прошедшее. Память — это осознания прошлого. В основе памяти лежат четыре процесса: запоминание, сохранение, воспроизведение и узнавание. Запоминание — это способность человека образовывать временную связь в мозге. Запоминание бывает непреднамеренным и целенаправленным. Чем выше целенаправленность запоминания, чем сильнее окрашено оно чувствами, чем выше интерес и осмысление того, что запоминается, тем лучше само запоминание.

Для нормальной памяти нужно не только запоминание, но и сохранение того, что запомнилось. Но сохранение нельзя рассматривать по аналогии с «памятью» на флэшке или компьютере. Сохранение — это процесс в сознании человека, при котором запомнившееся изменяется, развивается и подвергается реконструкции. Это происходит под влиянием событий жизни, интересов человека, его переживаний, растущих знаний. При таком нормальном запоминании лучше отражается действительность, точнее устанавливаются внутренние и внешние связи предметов и явлений.

Это означает, что сохранение полностью связано с мышлением. Именно мышление отбрасывает малозначащее и второстепенное, выделяет главное, анализирует и синтезирует то, что запомнилось, обобщает его. Но здесь заключается и опасность. Если нарушено мышление, то нарушается и извращается сохранение. Вместо главного на его место человек устанавливает второстепенное, теряет правильные связи между предметами и явлениями жизни, ставит действительные закономерности с ног на голову. При этом человек фактически позволяет манипулировать тем, что когда-то запомнил. Этим и пользуется буржуазия и её фашистские правительства, когда уродует мышление трудящихся с помощью всех форм идеализма и религии.

Не менее важным для памяти является воспроизведение. Оно заключается в том, что в нужный момент человек извлекает из сохраняемого памятью то, что ему в этот момент нужно. Особенностью воспроизведения является то, что при этом идёт ещё большая реконструкция того, что человек вспоминает. Это происходит из-за того, что воспроизводить человек обязан при ясном осознании, используя речь и мышление, т.е. вторую сигнальную систему. Воспроизведение как бы шлифует, уточняет и окончательно упорядочивает то, что человек вспоминает.

Буржуазные психологи и психиатры утверждают, что при воспоминании и воспроизведении прошедшего человек обязательно извращает действительно бывшие события, факты, данные. Идеалисты утверждают, что сколько-нибудь точного отражения прошедших событий нет и быть не может. Это значит, заявляют они, что вся история есть набор хаотических событий, объективных законов общества нет, а законы природы и научные знания неопределённы и полностью зависят от точки зрения отдельных лиц. Или от бога.

Иными словами, такие психиатрические теории — не что иное, как реакционные агностические, фашистские теории, с помощью которых буржуазия старается «отменить» историческое развитие и революционную борьбу, законсервировать своё господство, отдалить свою гибель, оправдать нищету масс, безработицу, социальные болезни и все остальные язвы капитализма.

Для памяти очень важно узнавание. Это такой процесс в сознании человека, когда новое восприятие так или иначе соответствует схожему восприятию из прошлого. При этом мышление ведёт анализ и синтез как нового отражения, так и того, что сохранилось в памяти. На этой основе человек приходит к выводу о том, знаком ему предмет или явление, или нет.

Хотя все элементы памяти составляют единство, всё же надо различать эти элементы, т.к. в одном случае у человека больше страдает один процесс, в другом — другой. При этом у разных людей преобладают разные виды памяти. У одних на первом месте стоит зрительная память, у вторых — слуховая, у третьих — моторная, мышечная. Существует и эмоциональная память. Это самая древняя и крепкая память, которая у свихнувшегося человека сохраняется дольше всего.

Кроме видов, существуют и типы памяти. Это механическая память и логически-смысловая. Механическая память состоит в том, что всякое новое представление в сознании связывается с каким-то другим, уже существующим представлением. Такая связь у человека идёт по сходству и по смежности. Например, человек видит на улице другого человека в медицинской маске и перчатках. Это восприятие вызывает у него представление о людях в масках и перчатках, которых он видел прежде. В сознании человека такие представления чаще всего связываются с медициной, больницей, болью, опасностью для жизни и т.п. Отсюда — быстрая ассоциация, которая заставляет человека настораживаться, беспокоиться, переживать, мучительно думать о том, что, хотя никакой эпидемии очевидно нет, но а вдруг она есть? Ведь не будут же тысячи нормальных людей носить медицинские маски? Сбить массы трудящихся с толку, нарушить логику, заставить их не верить очевидным фактам жизни, а «быть, как все», — в этом состоит один из психологических приёмов фашистов. В этом приёме они как раз используют ассоциацию по сходству.

Очень близка к ней и ассоциация по смежности. Если нормальному человеку говорят в магазине или библиотеке: «Наденьте маску», человек может вспомнить то, что было непосредственно связано с маской. Например, вид операционной при посещении матери в больнице, визит к зубному врачу, учения по ГО (гражданской обороне), тренировки по преодолению заражённой местности в армии, т.е. в события, которые могли и не касаться лично человека, но всё же были в целом малоприятными. Воспоминания о больной матери или её тяжело больной соседке по палате не возникли бы, если бы не напоминание о наморднике. Так действует механизм ассоциации по смежности во времени и пространстве.

Оба типа механической памяти, по сходству и по смежности, широко используются идеологами фашизма и специалистами по психологической обработке трудящихся. Предметы и явления, которыми оперируют фашисты в психологической борьбе с рабочим классом, должны вызывать у рабочих парализующий страх, желание поскорее спрятаться от сильных раздражителей или же подавить их с помощью алкоголя, наркотиков, религии, т.е. с помощью дурманов и духовных сивух.

В логически-смысловой памяти целиком задействована вторая сигнальная система, язык в качестве материального «тела» мыслей. В восприятии предмета или явления человек сначала делит его на части, анализирует, затем объединяет эти детали в общее. После этого возникает абстрактное представление об этом предмете или явлении, причём выделяется общее для этих предметов или явлений. Такое абстрактное представление необходимо для практической деятельности человека, для труда.

В общественном труде необходимо появляется речь, язык, когда люди мыслят с помощью слов. Тогда человек перестаёт пользоваться только чувствами или представлениями и всё больше использует отвлечённые, абстрактные понятия, за которым уже трудно найти конкретный предмет. Например, это такие понятия, как труд, класс, история, стоимость, тангенс, борьба и т.п. Поэтому в логически-смысловой памяти человек устанавливает внутренние и внешние связи предметов и явлений, отделяет главное от второстепенного. Он пользуется языком в своём мышлении и с его помощью воспроизводит в памяти то, что для него необходимо, наиболее существенно в данный момент, важно для его взаимоотношений с окружающей средой. Это сущность логически-смысловой памяти: человек запоминает и вспоминает не только по сходству или смежности, но больше по внутренним и внешним связям предметов и явлений, по логике отношений между ними. Такой тип памяти позволяет вспоминать наиболее существенное, главное, важное.

С позиции физиологии высшей нервной деятельности память есть связи, которые возникают между разными участками коры мозга. Если на одном участке появляется возбуждение, то оно вызывает возбуждение одного или нескольких других участков, между которыми ранее уже возникали подобные связи. В то же время на таких возбуждённых участках действует и торможение, идёт своеобразная борьба противоположностей. Благодаря такому торможению из памяти извлекается только то, что нужно в данный момент, а не всё подряд. Кроме того, работа коры мозга при запоминании и воспоминании вызывает торможение в подкорке, которая «отвечает» за первую сигнальную систему. Такое единство и борьба коры и подкорки заключается в том, что у человека в разных обстоятельствах на первый план выступает то механическая память, то логически-смысловая.

Нарушения памяти могут быть при разных психозах и неврозах. Психоз, связанный с «коронавирусом», вызвал двоякие нарушения. Иногда наблюдалось усиление механической памяти, т.е. низшей формы. Это т.н. гипермнезия, для которой характерны сильные ассоциации по сходству и смежности, но слабая работа логически-смысловой памяти. Эту последнюю как раз и «отшибает», и кажется, что человек начисто забыл все научные знания и правильные выводы из предыдущего жизненного опыта.

Интересный материал:  Ю.Ю. Ермалавичюс: Инициатива прогресса находится в России

При гипермнезии люди точно воспроизводят множество мелких деталей из своей жизни, хорошо помнят третьестепенные события, могут цитировать целые страницы какого-то текста и т.п. При этом связать эти детали в целое, определить связи и отношения между этими событиями, сделать выводы и обобщения человек не может. Он воспроизводит механически, как магнитофон, но в целом все эти воспоминания так или иначе связаны с какой-либо центральной темой, например, с болезнью. В случае с «коронавирусным» психозом это чаще всего воспаление лёгких, грипп, ангина. При этом цитирование научных, медицинских текстов идёт по-начётнически, т.к. жертва фашизма часто не понимает сути того, что цитирует.

Когда психоз проходит, люди, которые воспроизводили сотни точных деталей своей прошлой жизни или цитировали дословно целые страницы книг, не могут повторить всего этого. Показательно, что если человек в психозе цитировал главы из какого-либо учебника, то по выздоровлении оказывалось, что действительных знаний по данной науке у него нет или они очень слабы. В этом проявляется весь характер механической памяти.

При сильном психозе возможен систематизированный бред. В таком состоянии жертвы «коронавируса» вспоминают из прошлой жизни массу таких деталей, которые до болезни они вспомнить не могли бы. Опасность в том, что все эти детали обычно не воспроизводятся вслух, но представления об этих деталях как бы собираются в один кулак, видоизменяются качественно, приобретают большую яркость и дают «центральную линию» бреда. Если это бред преследования, то свихнувшийся гражданин видит в каждом прохожем преступника, который «хочет заразить его коронавирусом». Если жертва фашизма впадает в меланхолическое состояние, то она вспоминает из прошлого мелкие события и факты, связанные с давно прошедшими и забытыми болезнями. Из совокупности таких воспоминаний человек делает вывод, что он давно уже «болен коронавирусом» и что скоро он умрёт, часто добавляя при этом, что он заслужил смерть «от коронавируса», т.к. является скверным, плохим, преступным человеком. Когда такому человеку пытались объяснить, что «коронавирус» имеет ясные экономические и политические причины, а вовсе не медико-санитарные, он упрямо твердил: «Наконец-то меня настигла заслуженная кара… так мне и надо…» и т.п. Он действительно напоминал в тот момент свихнувшегося религиозного фанатика, который бил себя железными прутьями «за грехи».

Но чаще всего встречалось ослабление памяти, гипомнезия. Такое ослабление бывает к старости у многих людей. Это объясняется тем, что при старении снижается сила раздражительного и тормозного процессов в мозге. Для хорошего запоминания нужно, чтобы клетки коры были сильными, здоровыми, дающими сильный раздражительный процесс. А в старости эти свойства клеток угасают. Усиливается инерция нервных процессов, т.е. их «медленность». В связях нервных клеток как бы растёт электрическое сопротивление.

Естественное ухудшение памяти усиливается состоянием психоза. При этом гипомнезия развивается в определённой последовательности. В первую очередь жертвам фашизма отшибало память на события и данные из недавнего прошлого. Это вызывало провалы в запоминании. Например, одному колеблющемуся товарищу несколько раз разъяснялась и показывалась «на пальцах», на событиях окружающей жизни суть «коронавирусной» атаки на рабочий класс и трудящихся. Разъяснялись политэкономические причины, показывалось, что такое фашизм и кому служит буржуйское государство. Старались говорить простым и ясным языком. Этого товарища не раз спрашивали, всё ли ему понятно, доступно ли ему объясняли. Он толково рассуждал и показал, что действительно понял. Что много стало понятно и логично, говорил, что чувствует, «как поправляются мозги». Но через некоторое время оказалось, что он всё-таки свихнулся «на коронавирусе». Изменилось поведение, товарищ дрожал, психовал, дёргался, агрессивно агитировал других рабочих «за маски», считал, сколько «смертельных штаммов коронавируса» появилось и т.д.

Когда удалось более-менее спокойно с ним поговорить, его спросили, помнит ли он что-нибудь из наших бесед или тех статей, которые давали читать. И понял ли он смысл прочитанного. Товарищ отвечал примерно так, что что-то слышал от нас, но не помнит, как будто плёнку стёрли. И если бы не явные признаки психоза, мы бы решили, что товарищ врёт в глаза.

Ещё одной особенностью гипомнезии является ослабление памяти на события и знания, которые не имеют непосредственного отношения к пострадавшему человеку. Если психоз с таким нарушением памяти развивается, то возникают дополнительные предпосылки к зацикливанию на себе. Круг интересов человека постепенно сужается, до тех пор, пока все интересы не сходятся на еде, состоянии своего здоровья, личной безопасности, сексе и удовольствиях. На этой базе очень часто главным выступает инстинкт самосохранения, жажда личной безопасности, доведённая в воспалённом сознании человека до абсурда, до крайности. Возникает патологический эгоцентризм, когда больной считает, что общество ему должно, а он никому ничего не должен.

Стоит сказать и о случае аффектогенной амнезии. В 2018 г. один рабочий был сильно избит службой безопасности завода, на котором работал. После избиения рабочего уволили «по статье», якобы за пьянку на работе. После этого в семье несколько месяцев почти не было денег, иногда детям давали только хлеб и молоко. Казалось бы, такое забыть и простить нельзя. Но к концу 2020 г. этот рабочий тоже сильно пострадал от фашистской психической обработки. И на этом фоне у него случилась аффектогенная амнезия, которая выразилась в забывании очень тяжёлого переживания. Охранительное торможение в коре оказалось настолько сильным (по совокупности старого и нового ударов), что тяжёлые переживания двухлетней давности как бы стёрлись. Выйдя из психоза, этот рабочий не мог вспомнить того, что сам рассказывал о старых злоключениях на заводе.

Последние примеры амнезии показывают, что фашисты хорошо знают, куда и как бить рабочих. Даже если буржуазия и не ставила себе отдельной цели превратить рабочих в депрессивных психов или в беспамятных, не помнящих зла, надо признать, что в отдельных случаях ей это удалось. «Коронавирусное» наступление фашизма дало опасные побочные эффекты в виде психических отклонений у трудящихся. И насколько эти отклонения и патологии идут на руку буржуазии, настолько они идут против рабочего класса.

В чём физиология амнезии? В ослаблении возбудительных процессов и временных связей между нервными центрами коры. Такое ослабление может быть результатом сильных переживаний, психозов. В итоге человек лишается возможности запомнить что-либо или же правильно вспомнить что-либо. Из-за нарушенных связей между центрами высшей нервной деятельности раздражение концентрируется в каком-нибудь одном нервном центре. А другие центры, необходимые для нормальной памяти, остаются не у дел, не возбуждаются, не поставляют в общий котёл свои сигналы. И тогда не возникают ассоциации, необходимые для того, чтобы правильно воспроизвести те или иные представления или понятия.

В этом случае сильнее всего и в первую очередь страдает чисто «человеческая» вторая сигнальная система. А это означает, что сильнее всего поражается логически-смысловая память. Человек как бы опускается по линии умственного развития вспять, к мышлению дикаря или полу-животного. Патологии памяти были одной из причин усиления у рабочих такой отвратительной позиции, как «каждый за себя». Это мы воочию наблюдали в 2020 г.

Были и такие своеобразные формы нарушения памяти, как обман памяти, ложные воспоминания. Они чаще всего проявлялись одновременно с гипомнезией, и тогда человек заполнял ложными воспоминаниями то, что он забыл. У одной мелкой служащей всплыли «воспоминания» о том, что она — медик, что изучала медицину и разбирается в заразных болезнях. Будучи в стационаре с диагнозом «маниакальный психоз», эта женщина выписывала окружающим рецепты «от коронавируса», заявляла, что участвует в секретной разработке вакцины от него, что знает на себе «коронавирусную природу многих болезней». Она действительно закончила в юности медицинское училище, но после этого никакого отношения к медицине уже не имела. Возможно, у этой женщины был т.н. истерический фантазм, который часто наблюдается при различных истериках и острых реактивных состояниях. Истерик или истеричка в таком состоянии хотят любыми средствами поставить себя в центр всеобщего внимания и для этого рассказывают о своих необыкновенных происшествиях или приключениях, которые будто бы с ними происходили.

В случае этой женщиной и с тем рабочим, который начисто забыл все беседы и материалы по большевизму, возникал вопрос: не являются ли они всё-таки  патологическими лжецами? Ведь такую лживость могут показывать именно истерические психопаты, среди которых как раз много жертв «коронавируса». Но между обманами памяти и патологической ложью есть разница. Она в том, что при обманах заболевший человек верит в истинность своих ложных воспоминаний, либо действительно считает, что никогда не знал и не слышал тех или иных сведений.А патологический врун знает, что врёт.

При этом патологическая ложь отличается и от обычной, бытовой лжи. Человек в помрачённом сознании, в состоянии психоза часто врёт безо всякой цели, говорит нелепости, понимает всё это, но не может ничего сделать против своей болезненной потребности лгать. А обыкновенный лжец врёт с определённой, заранее намеченной целью, т.е. целесообразно и сознательно.

Но здесь надо учитывать, что между патологической и целесообразной лживостью нет чёткой границы. При известных условиях патология переходит в «нормальную» ложь, когда ложь становится привычкой. И наоборот, когда «нормальный» лжец, например, буржуазный политик или фашистский пропагандист, в своём развитии становится патологическим лжецом, т.е. психопатом (это не значит, конечно, что такой психопат не подлежит будущему трибуналу).

Вывихи мышления

Мышление является высшей формой отражательной деятельности человека. При помощи мышления человек получает возможность понять материальный мир, установить связи и отношения предметов и явлений. Мышление и речь в своём диалектическом единстве появились и начали развитие в процессе труда, производства, общественной жизни. Вне материального производства и истории мышление и речь не существуют.

Физиологической, т.е. материальной основой мышления и речи является совокупность участков коры головного мозга, их связей между собой и с другими частями мозга. Эта совокупность и обеспечивает работу второй, человеческой, сигнальной системы.

Особенность мышления состоит в том, что оно далеко выходит за рамки ощущений и восприятий, хотя и опирается на них, получает от них материал для обработки. Правильное мышление отражает не просто предметы и явления, а их суть, их связи внутри и между собой. Мышление отражает причинность событий и явлений. Мышление позволило человеку не только отражать действительность, но и преобразовывать её в своих целях. Животные, у которых нет второй сигнальной системы (или есть её примитивные начатки), воспринимают различные влияния среды обитания и полностью подчинены ей, зависят от неё. Человек, имея общественное производство, всё меньше зависит от капризов природы и сам переделывает её под себя.

Мышление проявляется в понятиях, при этом сами понятия вырастают из представлений. Но в представлении отражается определённый предмет или явление, а в понятии — уже общие и главные свойства, качества этих предметов и явлений. Это означает, что с помощью мышления человек всё глубже проникает в существо окружающего мира.

Мышление предполагает несколько основных операций. Простейшей из них является сравнение, когда устанавливается сходство или различие предметов. По сходству предметы и явления объединяются, а различие позволяет отделить один предмет от другого.

Более высокой операцией мышления является анализ, когда человек умозрительно разделяет предмет или явление на части и рассматривает их по отдельности. За анализом следует синтез, когда отдельные части и детали объединяются в единое целое.

Следующая операция мышления — это обобщение, когда в совокупности предметов или явлений устанавливается общее и главное качество, которое объединяет эти предметы или явления в целое, связывает их между собой по существу. Высшей операцией мышления является абстракция, когда из предметов или явлений выделяются главные и самые существенные качества и черты, но при этом человек отвлекается от отдельных конкретных свойств и качеств этих предметов или явлений. Казалось бы, что при абстрагировании человек удаляется от истины. Но именно поднявшись над деталями и частностями, человек приближается к ней, точнее и глубже проникает в суть вещей. Поэтому, овладев абстрактным мышлением, человек переходит к практике, т.е. к целесообразному изменению природы, общества и самого человеческого сознания.

Все эти операции в диалектическом единстве дают основу для образования понятий. Мышление и понятия могут проявляться только в языке. «Чистого» мышления, свободного от слов, от языка, не существует. При этом каждое слово создано человеком в операциях его мышления, т.е. в ходе высшего отражения материального мира и его переделки. Слово является по своей сути понятием. Но одни слова выражают более сложные абстрактные понятия (классовая борьба, государство, прибавочная стоимость, производственные отношения и т.д.), а другие — менее абстрактные (яблоко, палка, муравей, камень и т.п.). Поэтому в одном случае на первое место выступает абстрактное мышление, а в другом — чувственно-образное.

Между операциями мышления, между представлениями и понятиями нельзя проводить резких границ. Здесь одно, накопив в себе количественные изменения, переходит в другое, от более низких форм — к более высоким. И сама вторая сигнальная система не работает в отрыве от первой. Мозг в его работе нельзя механически разделить на куски или изолированные участки хотя бы потому, что уже на стадии простого восприятия предмета или явления в работу включаются высшие центры, т.е. мышление и речь.

Когда мы мыслим, то выдаём «продукт» в форме суждений и умозаключений. Когда решается та или иная задача, возникает ряд суждений, в которых что-то утверждается, а что-то отрицается. Из таких рядов суждений образуется новое качество — умозаключения. Это новые выводы из ранее имевшихся суждений. Если мы делаем индуктивное умозаключение, то из ряда частных суждений образуется общее суждение, общий вывод. Если мы делаем дедуктивное умозаключение, то из одного общего суждения делаются несколько частных выводов.

По суждениям и умозаключениям и судят об интеллекте человека. Это значит, что интеллект — это способность человека пользоваться мыслительными операциями. Эта способность имеет самый разный уровень, у одних выше, у других ниже. Но ум, т.е. эта способность — не застывшая навеки и не «богом данная», как хотелось бы фашистам, попам и реакционерам всех мастей. Уровень интеллекта изменяется под влиянием условий материальной жизни, обучения, воспитания и других обстоятельств внешней среды. В благоприятных условиях социализма интеллект миллионов людей непрерывно возрастал. За последние 30 лет господства капитала уровень умственного развития масс быстро падает. Так, нынешние шарлатанско-фашистские тесты на IQ школьников могут показать, что те или иные дети являются умственно отсталыми, неперспективными, непригодными к поступлению в ВУЗ и т.п. Это, в основном, дети рабочих и других трудящихся. На таких детях капитал ставит клеймо «умственной неполноценности», «отягощённой пролетарской наследственности». А в условиях советской сталинской школы такие же «кухаркины дети» показывали хорошие результаты, заканчивали ВУЗы и с успехом работали в производстве и государстве, на практике доказав свой высокий уровень интеллекта. Стало быть, главный показатель уровня интеллекта масс — это не наследственность и не «богом данный ум», а характер производства и общественных отношений, физиономия общества.

Беда в том, что интеллект человека легко уязвим. Особенно интенсивно интеллект развивается в детстве и юности, хотя такое развитие не прекращается в зрелом возрасте. Высокой уязвимостью и важностью детского и юношеского периода развития интеллекта пользуются фашисты, когда своими идеологическими мероприятиями, организацией обучения, пропагандой и т.п. буквально уродуют умы подрастающего поколения. Иногда в ходе усиленных атак фашизма на юные умы психические травмы переходят в форму физиологических патологий. Может начаться болезнь мозга, которая всегда является причиной остановки развития или ухудшения интеллекта. Нарушения интеллекта, как правило, носят очень стойкий характер, особенно тогда, когда остановка или недостаточное развитие произошли в детстве. На этом фоне становится более ясно, какие чудовищные преступления капитал и его цепной пёс — фашизм совершают против умственного развития детей рабочего класса и остальных трудящихся, т.е. против нашего будущего.

Слабость или постепенное ослабление интеллекта имеет особенности. Если такая слабость выражена не сильно, не резко, то она всё равно проявляется в том, что на передний план у человека выступает чувственно-образное, простейшее мышление. А вот сложное понятийно-абстрактное мышление, особенно необходимое рабочему, уходит на задний план или становится малодоступным для человека.

Нарастающая слабость интеллекта проявляется в постепенном обеднении речи. Словарный фонд уменьшается, лексика становится примитивной. Уже встречались подростки и молодые люди, которые оперируют в разговоре несколькими десятками слов, а иногда попросту говорят на мате, хотя они не идиоты и не имбецилы.

Богатству речи и повышению интеллекта способствует постоянное чтение. Особенно хорошо для развития интеллекта чтение большевистской литературы, правильной научно-популярной литературы, произведений таких классиков, как Толстой, Гоголь, Салтыков-Щедрин. Блестящие образцы правильного мышления и правильной речи дают произведения Сталина. Некоторые наши товарищи не зря замечают, что у них от изучения сталинских работ обостряется ум, речь становится «точной и сочной». Поэтому одной из форм классовой борьбы буржуазии против пролетариата является политика капиталистов на отучение народа от чтения, на привитие растущим поколениям отвращения к чтению книг.

(Здесь нужно ещё раз напомнить, что временные нарушения интеллекта по причине тяжёлых переживаний, страха, нервных срывов и других обстоятельств психологического характера могут перерастать в органические нарушения в мозге. В этом случае не только временно нарушается работа нервных центров и связей, но происходит разрушение или изменение самого вещества мозга. Например, острые и длительные переживания, психологические перегрузки, психозы и неврозы могут привести к развитию шизофрении. Но если при «обычных», обратимых психозах и неврозах, как правило, нервные клетки не разрушаются и не погибают, то при шизофрении могут появиться целые участки коры, на которых погибли или деградировали клетки. Этот момент перехода одного качества психических расстройств в другое, более тяжёлое, надо учитывать, когда даётся оценка фашистскому террору и пропаганде с точки зрения психиатрии).

Мышление всегда находится в движении. Одна мысль сменяет другую и т.д. без конца. Полная остановка мышления не происходит даже у идиотов, хотя уровень мышления в этом случае примитивный, почти животный. Движение мыслей происходит как составление фраз, правильных предложений, в которых содержатся те суждения и умозаключения, которые человек делает по тому или иному поводу, факту, событию, предмету. И показателем мышления человека является то, как он выражает свои мысли в словах и фразах.

Мы рассматриваем здесь средних, психически здоровых людей, попавших под фашистский каток (не рассматриваем старческие, сифилитические, инфекционные патологии и травмы мозга, атеросклероз и т.п.). Для нормальных людей характерны два типа мышления – логически-ассоциативный и механически-ассоциативный.

Логический тип мышления — это когда человек при своих суждениях или умозаключениях идёт по пути ассоциаций по существу предметов или явлений. При этом отражается способность человека вскрывать внутренние и внешние связи и отношения этих предметов и явлений. Возникают ассоциации, в которых человек устанавливает причинность и взаимозависимость одних явлений от других. В правильном логическом мышлении устанавливается кратчайший путь к той цели, над которой размышляет человек. И этот путь внешне выражается в определённой фразе или фразах. Ясно и правильно мыслящий человек выражает свои мысли вслух или письмом такими же правильными, короткими и ясными предложениями. В том случае, если человек не имеет целью обман и одурачивание слушателей, но речь его путаная, малопонятная, перегруженная, сложная, то налицо нарушения логического типа мышления.

Надо сказать, что буржуазные политики и пропагандисты иногда используют в своих выступлениях приём шизофренической речи. Они говорят так, чтобы, с одной стороны, народ ничего толком не понял, а с другой — чтобы речь выглядела «шибко умной», наукообразной. Например, чтобы уйти от поставленного вопроса, политики часто используют речевую спутанность, характерную для шизоидов. Такая речь состоит из обрывков. Лгун перескакивает от события к событию, не раскрывая их сути и не давая связи между ними.

Часто в тяжёлых психозах человек не может ориентироваться на месте и во времени, не способен установить логические связи между окружающими предметами и событиями. Речь такого человека состоит из обрывков и вопросов о том, о чём нормальный человек не спрашивает, т.к. ответы очевидны. Пример спутанности речи при остром психозе: «Это у вас маска?.. где электричество?.. я читала хорошую статью… Андрея похоронили в мешке… всё это правда… трамваи ходят, но меня не пустили… всё будет хорошо… на Памирской пять человек забрали… мама меня предупреждала… я некрасивая, а вы мне покажите зеркало, потому что я забыла свои губы… у меня ноги большие… запишите мне талончик на 12 часов… освещение плохое… я специально скрываю лицо от мужчин… люблю конфеты «Стрела»… вы не мой тип мужчины, стойте подальше от меня…».

Другая форма психогенного расстройства мышления выражается в атактической речевой спутанности. Пострадавший человек связывает друг с другом представления или понятия, которые при нормальном рассудке не совместимы. То, что нужно разъединять, соединяется, а то, что следует объединить, — разрывается. При этом мышление проявляется в грамматически правильных фразах. Это значит, что у такого пострадавшего сохраняется способность к абстрагированию. Но когда такой человек говорит, то складывается впечатление, что он умышленно ломает речь, говорит на каком-то тарабарском, птичьем языке, как Гегель или Егор Гайдар, когда формы языка вычурные и сочетается несовместимое. Но при этом абсурд выглядит «умно», даже «философски». Например, одна жертва фашистской обработки говорила, что она «видит запредельность мысли», «вдыхает ступор», «землю ведёт рамка». Для мышления такого рода жертв характерно также смешивание абстрактных понятий с чувственными. Одна свихнувшаяся женщина заявляла, среди прочего, что «любовь работает лопатой», «шкафы сторожат нейтральность» и т.п.

Такого рода перлы характерны не только для речи больных, но и для текстов многих нынешних песен и других продуктов буржуазной культуры. Это не удивительно, поскольку патологически нездоровый базис капитализма не может давать здоровое общество и культуру.

У спутанности мышления есть и маниакальная форма. На первое место выходит механический тип мышления, когда выступают ассоциации по сходству и смежности. Смысловые, логические связи предметов и явлений, самые важные для производства, изменения природы и общества, уходят на задний план или вовсе исчезают. В таком психозном мышлении большое место занимают реакции на непосредственные раздражители, которые действуют в текущий момент. Способность анализировать события и делать выводы на будущее пропадает или ослабляется. Человек, так сказать, начинает жить одним днём. В своей речи он чаще всего просто перечисляет те события, которые переживал, не давая им оценки и не делая выводов. При этом речь не имеет центральной линии, а на каждом новом эпизоде уходит в сторону. Пример маниакальной спутанности: «У меня соседку забрала скорая, а я ей занимала 3 тысячи рублей на ботинки, которые продавались в «Сити». Там ещё детский уголок, поэтому, когда мы там покупали, то дети остались есть пирожные и играть. Играли в кегли, такие, как у нас на даче есть. Я тогда ещё не провела туда воду, но председатель обещал, что Водоканал поможет, хотя у них тарифы выросли, но деревья поливать надо, а то останемся без яблок. А у меня муж любит яблоки, и я пеку часто пирожки с яблоками… Мужа зовут Виталик, работает на хлебозаводе, тот что на 1-го Мая… Но мы уже не отмечаем майские на даче…».

Физиологическая основа спутанного мышления состоит в том, что нарушается торможение в центрах мозга, отвечающих за вторую сигнальную систему. Взаимное влияние таких центров друг на друга (индукция) то становится слишком сильным, то почти пропадает. Нарушается скорость нервных процессов (то излишнее ускорение, то замедление почти до нуля). Из-за нарушения связей нервных центров у человека возникают гипнотические состояния, провалы. В таких состояниях его речь напоминает пересказ сновидений.

Особую роль для понимания «коронавирусных» психозов играют болезненные идеи. Это когда в суждениях и умозаключениях жертв психологического террора появляются ложные, извращённые утверждения, которые противоречат реальной действительности. У многих трудящихся наблюдалась т.н. доминирующая идея — разновидность болезненной идеи. Это такая мысль, которая буквально заполняет всё сознание человека, занимает в нём незаслуженно большое место. В одних случаях человек не сомневается в правильности и важности такой идеи, он увлечён и всё время носится с ней. К этой категории относятся самые опасные и агрессивные граждане, свихнувшиеся «на коронавирусе». В других случаях заболевший не сомневается в правильности своей идеи, но всё же тяготится ею, понимает, что она не по делу занимает весь его ум. «Коронавирус очень опасен, эпидемия есть, но всё же есть и другие дела в жизни» — вот типичная позиция такого человека.

Но идеи такого рода не всегда полностью искажают действительность. Например, те же коронавирусы действительно существуют. Но в сознании больного реальный образ этих вирусов доведён до абсурда, до края, они заслонили весь горизонт. С другой стороны, факт того, что коронавирусы вызывают заразный насморк или ОРЗ, упорно привлекает к себе внимание человека. Его внимание не отрывается от этого факта, прилипая к нему, сосредоточиваясь на нём длительное время. За это время действительные факты таких заболеваний разрастаются в фантастические картины всеобщего мора. Вирусы этого типа становятся в сознании таких людей больным пунктом, причиной всех тяжёлых болезней.

Для лучшей иллюстрации болезненной идеи и её возникновения можно привести такой пример. В марте 2020 г. одна молодая служащая вышла на улицу, не одев тёплой куртки, на чём настаивал её муж. Март был не холодным, и девушка была, в общем, одета по погоде, не куталась. Но всё же она промочила ноги и простыла. Обычное лёгкое ОРЗ. Но к ней приехала её мать, и они вдвоём с перепуганным мужем ругали молодую женщину и сказали ей, что у неё теперь «100 % коронавирус» и что она «умрёт от воспаления лёгких, т.к. вирус не лечится».

Девушка начала сильно переживать, тем более что у неё появился кашель и повысилась температура. Год назад в схожих обстоятельствах девушка спокойно переболела ОРЗ и через 5 дней вышла на работу. Но сейчас мысль о лёгочной чуме и воспалении лёгких сделалась доминирующей. Когда через пару дней симптомы ОРЗ пошли на спад и самочувствие улучшилось, это не послужило к успокоению. Девушка решила, что страшная болезнь просто замаскировалась, притаилась и ждёт своего часа. Человек впал в депрессивное состояние, испытывал постоянный страх. Она стала хуже работать, отношения с мужем ухудшились, начала сторониться друзей и коллег. «На всякий случай» почти не снимала респиратор. Перестала тщательно следить за собой. Появилась неряшливость, боялась выходить на улицу, «чтобы не спровоцировать воспаление лёгких». При этом несколько раз ходила на приём к терапевту и пульмонологу и просила назначить ей повторную флюорографию, «чтобы выявить коронавирус». На работе совершила ряд грубых ошибок, появились служебные нарекания. Сознание было целиком занято «коронавирусом», доминирующей идеей, которая мешала работе. Будучи на самом деле здоровой, добилась от участкового терапевта, чтобы он выписал ей ещё один больничный и назначил полное обследование лёгких. Долго не допускала к себе мужа, «чтобы не заразить». Наконец, поссорилась с ним и сказала, чтобы он переезжал к родителям. К переживаниям по поводу «коронавируса» добавились личные переживания о разрыве с мужем. В конце апреля попробовала перерезать себе вены и покончить с жизнью, но сильно перепугалась и позвала подружку, «чтобы не доводить до греха». По её совету обратилась к психиатру.

Физиологическая основа доминирующих идей — это проявление больного пункта в коре мозга. Сильный или длительный раздражитель всё больше изолирует и усиливает этот больной пункт. Раздражение, которое при этом возникает, является затяжным, вязким. Т.е. возбуждение в определённом участке коры затягивается, ничем не компенсируется, становится болезненным. Это т.н. застойное возбуждение, а доминирующая идея, доводящая человека до боязни общества и самоубийства, — наглядный пример его.

Доминирующие идеи часто предшествуют появлению у человека бредовых идей, т.е. дальнейшему ухудшению сознания.

Болезненные идеи у жертв «коронавируса» выступают также в виде навязчивых идей. Такая идея — это дурацкая, нелепая мысль, к которой заболевший человек относится критически. Навязчивая идея постоянно находится в сознании, и этот факт раздражает человека, переживается им болезненно. Особенностью навязчивых идей является их яркая эмоциональная окраска, которая чаще всего связана со страхом перед чем-либо, с фобией.

Навязчивые идеи побуждают человека к навязчивым действиям. Возникает болезненная потребность совершить что-либо. Человек убеждён, что если он этого не сделает, то будет страдать, переживать, болеть. Он уверен, что обязательно произойдёт что-либо ужасное с ним самим или с близкими людьми, если он не совершит тот или иной поступок. Поэтому чаще всего навязчивые идеи, страхи и навязчивые действия выступают как единое целое.

Навязчивые идеи чаще всего проявляются в необходимости что-нибудь считать, записывать, повторять какие-то слова, делать повторяющиеся движения и т.п. Так, один психопат считал, что ему нужно постоянно считать людей в медицинских масках. Он понимал всю нелепость этого занятия, но ничего с собой сделать не мог. Что касается фобий, то наиболее типовые страхи при навязчивых идеях «образца 2020 г.» — это страх микробов, страх заразиться какой-нибудь болезнью, страх чихнуть или откашляться в обществе.

Но надо сказать, что во многих случаях психоза навязчивая идея и действие противоречили убеждениям и этике человека. Но тем сильнее становилась навязчивая потребность сделать какую-нибудь глупость или гадость. Например, один свихнувшийся имел навязчивую потребность звонить по «телефону доверия» полиции и сообщать, что он видел кого-то без маски в общественном месте. Он понимал, что совершает гадкий поступок, но пока это навязчивое стремление не выполнялось, он испытывал муки, тягостное напряжение. А это напряжение, в свою очередь, усиливалось осознанием того, что такие мерзости делать нельзя. После того, как он звонил в полицию и докладывал о людях без маски, наступало временное успокоение. Но через время болезненное желание звонить появлялось вновь.

Этот психопат очень скоро обратил на себя внимание окружающих. Это усугубило его состояние: он стал замкнутым, шарахался от людей, чтобы не подвергаться заслуженным оскорблениям, критике или даже мордобою. Примерно в такое положение попадает большинство психопатов с навязчивыми идеями, особенно те, кто совершает общественно опасные действия.

Происхождение навязчивых идей вызвано патологическими условно-рефлекторными связями. У человека могло быть острое переживание, яркое по чувствам. Та или иная мысль, связанная с этим переживанием, становится центральной, стойкой, упорной, липкой. Она проявляется в виде навязчивого действия. Бывает, что само событие было давно, суть его исчерпана, но в сознании осталась какая-либо второстепенная, мелкая деталь этого события. Эта «старая, забытая» деталь связывается человеком с тем или иным неприятным переживанием. И тогда возникает навязчивый страх — при появлении того или иного раздражителя, напоминающего эту «забытую» деталь давнего события.

Так, у одного товарища возник панический страх перед микробами. Он буквально обливался спиртом и т.н. антисептиками. Как выяснилось, этот страх был вызван давними воспоминаниями о больнице, а именно рассказами соседа по палате, у которого был гнойный аппендицит. Наш товарищ лежал в больнице в 1987 г., наслушался соседа — фантазёра «о микробах», а «сработали» детали услышанного в 2020 г., на фоне фашистской «коронавирусной» истерики.

Физиологическая природа навязчивых идей та же что и у всех болезненных идей. Это изолированный больной пункт, в котором разрастается и долго держится раздражительный процесс, как говорится, без тормозов.

Встречались пострадавшие с бредоподобными идеями. Такие идеи возникают на той основе, когда при психозе резко изменяется настроение. Такое явление наблюдалось у людей, действительно заболевших гриппом, ОРЗ или воспалением лёгких. Само собой, будучи в плохом настроении из-за болезни, они подвергались ещё и постоянному действию фашистской «вирусной» пропаганды. В итоге у них развивался депрессивный психоз разной тяжести. Но бредоподобные идеи появлялись и у здоровых людей со слабой нервной системой. Особенно у тех, кто болезненно чувствителен к ограничению его прав и свобод, боится перемен, разорения, перехода в пролетарии и т.п.

На почве «коронавирусной» атаки на мелкий бизнес у отдельных представителей этого класса появлялось длительное угнетённое состояние. Психоз проходил в меланхолической форме, когда пострадавшие утверждали, что они ничтожества, подонки, неудачники, которые недостойны жить, и т.п. Бредоподобные идеи у таких жертв имели реальное основание, но, как правило, оно было незначительным. Например, был закрыт один из магазинов, принадлежавших больному, или несколько упала прибыль. Но сам больной и его семья не оказались в пролетариате и не испытали характерных для рабочего класса материальных бед, вроде недоедания, бездомности, безработного состояния, болезней, на лечение которых нет средств и т.д. Тем не менее, незначительное понижение прибыли нанесло такому человеку тяжёлую психическую травму.

В общем, для бредоподобных идей характерно то, что человек переоценивает значение мелких событий и считает их «эпохальными», «судьбоносными». Но вместе с тем другие события, действительно влияющие на весь уклад жизни человека, оцениваются как «мелочь». Например, потеря 30 000 рублей прибыли от закрытого ларька заслоняет собой лишение прав и свобод, закрытие школ и больниц.

Бредоподобные идеи поддаются психотерапии, т.е. корректировке, хотя и ненадолго. В этом они отличаются от бредовых идей. Физиологический механизм бредоподобных идей состоит в своеобразном гипнотическом состоянии сознания. При этом слабые раздражители вызывают сильный эффект, в то время как сильные раздражители вызывают слабую реакцию.

Среди болезненных идей, так или иначе связанных с «коронавирусным» террором, часто встречались бредовые идеи. Проблема в том, что эти ошибочные, извращённые суждения не поддаются исправлению или корректировке. Ошибку можно поправить, объяснить её суть и корни, но жертву фашизма с бредовой идеей нельзя убедить в том, что она ошибается. Дело осложняется тем, что бредовые идеи почти всегда ярко окрашены в эмоциональном плане. По накалу чувств такие идеи заслоняют собой все мысли больного.

Всё содержание бредовых идей всегда зависит от тех материальных и исторических условий, в которых живёт заболевший человек. Если на закате феодализма психопаты утверждали, что они одержимы дьяволом, продали душу, рожали от него детей и т.п., то в 2020 г. бредовые идеи были связаны с текущими событиями.

Такой бред можно разделить по его содержанию. Среди жертв «коронавируса» почти не наблюдалось бреда величия, когда жертвы считают себя наполеонами, великими изобретателями или политиками. Зато встречался бред преследования, когда человек утверждал, что есть люди или группы, которые преследуют его с целью заразить болезнью, лишить должности или собственности, «напустить вирус» и т.д. Был замечен ипохондрический бред, когда здоровые в телесном отношении люди заявляли, что у них тяжёлое заболевание, рак, сифилис, туберкулёз, вызванный «коронавирусом». Они утверждали, что их лёгкие гниют и перестали работать, погибли.

Имел место бред отношения и объяснения. Люди в состоянии психоза относят на свой счёт разные события, которые не имеют к ним прямого или косвенного отношения. Случайный взгляд, толчок в транспорте, движение рукой — все эти эпизоды больной относит к себе и считает, что всё это имеет для него значение. Окружающие люди, которые случайно взглянули на него, задели, пошевелили рукой и т.п., намекают ему на что-то, угрожают, издеваются над ним. У пострадавшего развивается болезненное суждение о том, что все эти люди указывают на его неполноценность, на нежелательность его присутствия в обществе, на опасность для окружающих. Центральным звеном таких бредовых идей была тема «эпидемии».

Ясно, что бред возникает на основе нарушений интеллекта. Но бредовые идеи возникали чаще всего у людей, у которых не было органического слабоумия, как, например, при параличе или сифилисе, когда возникает нелепый бред. Наоборот, интеллект сохранялся хорошо, а это ещё раз доказывало, что основной причиной нарушений мышления в 2020 г. были тяжёлые, чувственно окрашенные переживания.

В отличие от нелепого бреда бредовые идеи указанных типов имеют своеобразную логическую основу. Но логика этих идей — кривая, извращённая, поставленная с ног на голову. Так, тяжёлое событие вызвало тяжёлые переживания. Это событие и будет тем исходным пунктом, из которого при психозе развивается бредовая идея, которая словно в кривом зеркале отражает действительные переживания человека.

Конечно, будет ошибкой думать, что бредовые идеи возникают только на почве острых переживаний. Причиной бреда могут быть разные заболевания. Но сильные и длительные переживания могут вызвать органическое заболевание мозга. И в этом случае соединяются оба механизма возникновения бреда — органический (из-за болезни мозга) и функциональный (из-за переживаний).

Это означает, что в ближайшее время (2021–2023 гг.) нужно будет ждать всплеск психических заболеваний у трудящихся. Причём если основная масса психозов 2020 г. была вызвана переживаниями, то в своём развитии часть этих нарушений даст органические заболевания, типа шизофрении, когда поражаются ткани мозга. При этом нужно учесть, что патологический процесс в коре мозга будет в первую очередь и сильнее всего поражать именно тот участок коры, в котором находился больной пункт.

Бред на базе извращённой логики часто бывает упорядоченным, систематизированным, так сказать. Одна болезненная мысль связана с другой, одна такая мысль следует из другой, образуя патологическую цепочку. Между этой цепью и всей личностью человека возникает единство. Это единство и есть бредовая система. Она очень стойкая, постоянная, ярко окрашена и овладевает сознанием человека до такой степени, что выходит на первое место, определяет всю его деятельность, делает так, что человека нельзя переубедить или доказать ему ошибочность его мыслей.

В этом суть того, что некоторые товарищи попросту называли «коронавирусной» паранойей. Это не совсем так. При бредовых идеях образуется очаг, где раздражительный процесс затягивается. Раздражители внешней среды поступают в этот очаг и усиливают его. Этот болезненный очаг окружается зонами торможения, как бы изолируется от остальной коры. Тем самым не допускается критическое отношение к бредовой идее.

С другой стороны, бывает и так, что раздражители внешней среды не вызывают в сознании адекватную реакцию, а наоборот, затормаживают её. При этом по закону индукции происходит возбуждение в тех участках коры, которые должны быть заторможены. Тем самым отражение реальности как бы переворачивается вверх ногами.

Таковы, в общем, формы и механизмы некоторых нарушений памяти и сознания, отмеченных в 2020 г. и связанных с событиями этого года.

М. Иванов

Источник.



Просмотров: 220

+1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.