О пользе национализма в современный период

Автор: | 2022-04-07
О пользе национализма в современный период

О пользе национализма в современный период

О пользе национализма в современный период

Возрождение национализма в поздний период СССР

Однажды Владимир Маяковский выступал на очередном диспуте. Темой обсуждения был пролетарский национализм. Маяковский признался, что он человек мира: среди русских чувствует себя русским, среди грузин – грузином.

Какой-то шутник из зала выкрикнул: «А среди дураков?» Маяковский не растерялся и ответил: «Среди дураков я впервые».

В прошлой части мы рассмотрели вопросы зарождения национализма, как идеологии образующей империю , показали что национализм — представление о превосходстве какой-либо нации над другими имеет имущественную основу и выгоден исключительно правящим классам. Показали что, имущественные преимущества от национализма порождают национальный патриотизм, который диффундирует — передается в той или иной степени от правящего класса к классам порабощенным. Рассмотрели вопрос о том, что никакого «врожденного», «встроенного», «народного» национализма не существует и как только исчезают материальные предпосылки, например в период развития СССР, национализм исчезает. Заменяется интернационализмом — идеи о равенстве всех наций, национальностей и народов. С практической, материальной точки зрения, трудящимся принадлежащим к любым расам, нациям, народам и т. п. Нечего делить между собой.

Однако, как мы рассмотрели ранее, в результате отставания развития общественной материи от производственных отношений, в результате рудиментарных «родимых пятен» капитализма и феодализма — периодов, когда национализм подкреплялся для правящего класса материально, а от правящего класса частично проникал в сознание трудящихся, в СССР у ряда людей пораженных мещанским-частнособственническим вирусом капитализма оставался так называемый «бытовой национализм». Бытовой национализм не был подкреплен в материальном мире ничем и постепенно вымирал. Этому способствовало развитие общественной материи в виде общественного сознания, общественного мнения, развитие общества в целом, преодолевавшее дремучие остатки капиталистических и феодальных предрассудков.

Как было показано ранее, после череды контрреволюционных процессов проявлявшихся со времен Н. С. Хрущева, а точнее, в результате частичной победы контрреволюционеров-меньшевиков, их диффузного проникновения — интрирования, как выражаются троцкисты — в различные сферы управления Народным Хозяйством и в Коммунистическую Партию Советского Союза, началось медленное, постепенное формирование антисоветской, буржуазной, частнособственнической экономической системы, закрепленное позднее в виде реформы Косыгина-Либермана. Параллельно начинает не просто развиваться, а процветать теневая экономическая система, ставшая в определенный момент соизмеримой с системой государственной.

Навстречу мне — не помню, сколько раз, —

Вы подымали пару мрачных глаз,

Тяжелых и увесистых, как гири.

(В каком-то смысле вы штангистом были!)

Вы подымали «каверзный» вопрос:

Как отношусь я к нациям?

Всерьёз.

Ревниво и неравнодушно смалу

Я отношусь к Интернационалу

(Н.А.Матвеева)

Это породило условия для возрождения национализма в республиках СССР, а позже — привело к т. н. «межэтническим», а на деле вполне уже буржуазным войнам за сферы влияния, рынки сбыта, рынки труда и т. д. внутри пока еще Советского Союза.

Например, по воспоминанием участника Армяно-Азербайджанского конфликта в Баку в январе 1990 года, когда начался «межэтнический» Бакинский майдан в результате которого от рук азербайджанцев пострадало огромное число армянского населения Азербайджанской ССР, и который вынуждено подавляла Советская Армия, координировался и руководился штабом «националистов» в который, как выяснилось после его захвата, входили лица самых разных этнических групп, включая русских, армян, азербайджанцев. Этот факт лишний раз подтверждает тезис о том, что национализм имеет исключительно материальное, прагматическое, преступное в современном мире, начало. Никакого «чувства крови», «национального самосознания» и прочей мистической ерунды в нем нет и быть не может.

Национализм в период формального распада СССР — медленный распад начался задолго до того с отказа от классовой борьбы и построения коммунизма, интрироваными в партийные и управленческие ряды контрреволюционерами, опирается на вполне материальные имущественные факторы: возникающей и крепнувшей в теле СССР буржуазии требуется на этом этапе отделение «своих» сфер влияния, рынков сбыта, рынков труда, «пастбищ» грабежа от аналогичных, но соседских.

Возникающая буржуазия еще не окрепла настолько, ее капитал еще не достиг того уровня, чтоб активно претендовать на капиталы и территории «соседей по цеху». Этот этап — этап формирования национальной буржуазии, хорошо охарактеризовал Б. Н. Ельцин, произнеся известную фразу «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить. Но вы находитесь в центре России, и об этом нужно подумать». То есть, буржуи могли вполне официально, с разрешения Председателя Верховного Совета РСФСР брать под свой контроль любые территории, попутно «решая вопросы» с соседями по цеху, но при условии сохранения верховенства «старших» буржуев.

По счастью, тем, кто трудится, плевать

На всех «родившихся повелевать»;

Там, где они приказывать родятся,

Не всяк родился им повиноваться.

(Н.А. Матвеева)

Взяв под контроль те или иные территории, размежевавшись с соседями, расставив рогатки по дорогам, новоявленные «князьки» должны были сами заботиться о том, чтоб в их вотчины не приходили соседи. Для этих целей заключались и разрывались союзы между «центровыми» фигурами, производились «стрелки» и т. д. В-общем, сценарий напоминал рассмотренный ранее сценарий объединения Руси в единое государство, поскольку основной причинной возникновения этого процесса, как и процесса превращения Руси в Российскую Империю, был процесс укрупнения капитала. Только вместо феодальной экспансии, например, Ермака, были экспансии мелких банд, захватывавших те или иные территории. Необходимость подчинения единому и сильному центру, через некоторое время притушил междоусобицу новоявленных господ и создал т. н. «вертикаль власти».

Важное место в становлении капитализма на постсоветском пространстве занимал местный национализм: представление о том, что некие «наши», лучше чем «ихние». Наш «пахан» – справедливее. Наш «пахан» – ближе. «Наши» правила — понятнее. Этот некий протонационализм таже как и его старший брат — национализм, опирался на материальную заинтересованность. Материальная почва протонационализма состояла в том, что с правилами и «понятиями» местного «своего» пахана его подневольные были в достаточной степени знакомы. Правила игры, хоть и не несущие пользу для порабощенного, за счет их известности и понятности оказывались привычнее, чем неизвестные правила «пахана», но чужого. Возникло даже чувство протонациональной гордости от причисления себя к своим. Так, «Донецкие» превозносили себя над «Днепропетровскими», рабы Ахметова — над рабами Коломойского и т. п.

Возникший протонационализм обеспечивал относительную стабильность в сравнении с хаосом первых лет шабаша контрреволюции. Он служил опорой для новоявленных князьков, был всячески ими приветствуем, но, в отличие от своего старшего брата — национализма, протонационализм шел не с верхов, а с низов, как попытка выжить и защитить себя в условиях полностью изменившегося окружающего мира.

Одновременно с протонационализмом в общественное сознание внедрялся и обычный национализм, который эффективно использовали зарождающиеся буржуазные элементы для окончательного развала СССР, а во вновь возникших государствах, он был призван сыграть еще свою особенную роль в будущих попытках капитала расширить сферы своего влияния на соседей.

Параллельно с событиями в РФ, отделившиеся от СССР бывшие Союзные Республики также отгораживались от соседей. В разных республиках процессы происходили в общем-то по двум идентичным сценариям: Российскому, характеризующемуся мощным, сильным центром, «подминавшем» постепенно под себя периферийную самодеятельность, либо по сценарию Украинскому, характеризующемуся наличием нескольких крупных, примерно равных по капиталу и, соответственно по силе, банд со своими вожаками и относительно слабый центр номинально создающий видимость управления в государстве. При том, что на местах действовали свои правила, законы и была своя, реальная, а не номинальная власть.

Прибалтийские республики, республики Средней Азии, Белоруссия и проч. – все они развивались по одному из двух приведенных выше сценариев, диктуемых объективными условиями развития капитализма в этих, ставших самостоятельными, странах.

Как мы видим, ситуация сложившаяся на территории бывшего СССР после его развала в результате контрреволюции, совсем не способствовала процветанию капиталистических отношений, однако она не могла быть иной в определенное время — во время зарождения и «взросления» капитала. Как только капитал оформился, как только он стал вырастать из детских штанишек, возникла материальная необходимость в объединении «своих» и совместных действиях против «чужих» представителей капитала, но уже в масштабе новоявленных государств.

И… путается их прожектов нить…

Как с миром быть? Пригреть или спалить?

Они ещё и сами не решили,

Ан вознестись над нами поспешили!

Хоть не созрел ещё для взлётов тот,

Кто злобствует, ворует или лжёт;

Смешно, когда из-под небесной тоги

Обычные выглядывают ноги!

(Н.А. Матвеева)

Поскольку капитализм и капиталистические отношения не имеют никакой другой идеологии, кроме идеологии прибыли, идеологии увеличения барышей, а заставить увлеченного такой идеологией простого обывателя делать что-либо во благо господина, государства, гипотетической Родины — невозможно: человек пораженный частнособственнической идеей становится антисоциальным эгоистом, поскольку барыши возможны только в результате индивидуального присвоения результатов коллективного труда, для целей объединения под своими знаменами широких масс трудящихся, буржуи призвали безотказный прием: национализм.

Отгородившись друг от друга при помощи буржуазных юридизмов, бывшие Союзные Республики начали информационную кампанию для своих граждан, выражающуюся в расчеловечении соседей и возвеличивании собственной истории, собственных достижений, собственного народа. Так начали появляться мифологемы об «героических древних народах», выкопавших моря, насадивших леса и насыпавших горы. О всевозможных Героях, побеждавших несметные полчища врагов. И о злых врагах, сотни лет держащих в рабстве и нищете потомков «достойнейшей из наций». Появляются труды известных политиков вроде «Украина — не Россия». А с противной стороны, разъясняется, что никакого украинского народа, украинского языка, да и самой Украины не было никогда. Это все придумали злобные большевики во главе с выжившим из ума Лениным.

Людская серость, впрочем, всех лютей

Престолов жаждет. Скипетр снится ей,

Гром, крылья, цепи, кровь, попранье братьев…

(Всё то, чего нельзя желать, не спятив!)

Людская серость, впрочем, всех лютей

Стремится спятить. Допинг нужен ей.

И факелам тем пуще дурни рады,

Чем суше в зной пороховые склады.

(Н.А. Матвеева)

В тоже самое время, ряд народов в других бывших Советских Республиках объявляются «не гражданами», ущемляются в правах по единственному признаку: национальности. Продолжаются старые и начинаются новые межэтнические войны.

Все это нужно для одного, все это служит единственной цели: закрепление власти за отдельными правящими классами на территориях, объявленных ими же, своей вотчиной. Естественно, такой национализм входит в конфликт с протонационализмом. В ряде случаев такие конфликты приводят к созданию условий для вооруженных столкновений. Но общий смысл возрождения национализма — закрепление имущественных прав за определенными, захватившими эти права у трудящихся, классами.

Польза от возрождения национализма в современных условиях состоит в том, что в результате националистических воззрений нынешних элит создаются и укрепляются национальные государства, пришедшие на смену пост перестроечному хаосу мелких полуфеодальных «княжеств». Эти национальные государства, естественно, полезны исключительно и только правящему классу — буржуазии. Трудящимся, стремительно пролетаризирующимся в них, все эти национальные образования остаются чужды. Впрочем, как и в прежние времена, под воздействием СМИ, под нажимом пропаганды, усилиями школьных и воспитательных карательных институций буржуазных государств, такие идеи просачиваются в самые широкие слои населения. Но в отличие от буржуев, поскольку эти слои не имеют никакого материального подкрепления от националистических идей, вспыхивающий усилиями пропагандистов национальный патриотизм весьма скоро погасает, уступая место разочарованию и скепсису.

Как видно, национализм, а значит и патриотизм и в настоящее время остались идеологиями классовыми, идеологиями правящего, господствующего класса. Патриотизм для господствующего класса — материально выгодная идеология, тогда как тот-же патриотизм для классов угнетенных — предательство классовых интересов, дезертирство с полей классовой борьбы в стан классовых врагов.

Таким — великовозрастным — нельзя

«Детишкам» спички доверять! Не зря

Их жёстких глаз прожилки кровяные

Перетекают в зарева сплошные!

И — «мальчики кровавые в глазах».

Но то, что Годунову было — страх,

Отчаянье, раскаянье, прозренье, —

Для них… источник удовлетворенья.

Чего Борис себе простить не смог,

Для них — тренаж! Гимнастика навпрок.

Что прошлым для него ужасным стало, —

Того им и для будущего мало!

(Н.А. Матвеева)

Примером несуразности патриотизма для угнетенных классов является длящаяся в настоящее время т. н. «спецоперация» России на Украине. Абсолютно не поддерживая никакие войны кроме классовых, следует однако подчеркнуть несуразность весьма отчаянного сопротивления одураченного буржуями населения Украины, которым на самом деле очевидно безразлично, станет ли их угнетать «украинец» Коломойский, или «русский» Абрамович. Однако, в результате длительной пропаганды направленной на националистические парадигмы, длительной спячке классового сознания и импотентности левых сил, зачастую также находящихся на националистических позициях, значительная часть населения Украины не только не одобряет империалистическую экспансию, но и принимает самое активное участие в противостоянии империалистических сил, защищая, умирая, убивая лучших своих представителей за интересы враждебного класса — класса буржуев.

Кроме национальной идеи противостояния т. н. «Русского мира» национальным мирам других, некогда братских, Союзных Республик, в настоящее время вновь ожила парадигма противостояния «Русского мира» и миров США и коллективного Запада. Если во времена СССР такое противостояние действительно имело смысл, а значит и место, то в современных условиях, когда буржуазная Россия — часть пресловутого Западного мира, часть экономической и политической системы, в которой гегемоном является капитал США, говорить о неком идейном противостоянии между ними нелепо и глупо. Противостояние существует между любыми капиталами. Это неустранимый закон капитализма, следствие закона самовозрастания капитала. Капиталу безразлично, какой из других капиталов «прибирать к рукам»: русский, французский, немецкий, английский…

Для более эффективного достижения своего превосходства, капиталисты разных стран объединяются во временные союзы, не переставая поглощать при этом друг друга. То, что национальное государство Россия является участником общемировой капиталистической системы, автоматически делает ее участником обычных в капиталистическом мире отношений, заставляя периодически вступать в союзы с другими национальными государствами, разрывать эти союзы, терпеть ущерб от действий противных сторон или пожинать плоды побед над неудачниками-конкурентами. При этом, интересы национального государства, его победы, его прибыли в такой войне не распространяются на его граждан, оставаясь в «кубышке» правящих паханов.

Любые победы, любые поражения национального государства, любые затраты на эти победы и ущерб от этих поражений, в любом случае оплачивают угнетенные классы. «Победа» ли в Сирии, или спецоперация на Украине — все затраты на них идут из взымаемых с граждан РФ налогов, с удорожания товаров, с замораживания заработных плат, с пенсионной реформы. Все же «победные призы», в виде нефтяных скважин, заводов, и т. п. достаются кучке условных абрамовичей и курниковых. Национальный патриотизм в случае противостояния России и коллективного Запада и США имеет такую-же классовую природу, как и во всех предыдущих случаях. Трудящимся США нечего делить с трудящимися России, равно как трудящимся России нечего делить с курдами из Сирии.

Им жалость непонятна. Трус и смерд

В их представленье тот, кто милосерд!

И вы согласны, чтоб вандалы эти

Людьми считались первыми на свете?!

Кто сам себя избрал — не суть мудрён,

Хоть и ловкач! Расизмы всех времён

С бордюрчиком романтики по краю

Я «бабьим экстремизмом» называю.

(Н.А. Матвеева)

Националистическая пропаганда строится совершенно шаблонно, одинаково. Во-первых, национальный противник выставляется в виде этакого мифического злодея, с одной стороны и дурачка — с другой. Во-вторых, «наши» выставляются в виде самоотверженных героев-суперменов, добряков и гуманистов. Тот факт, что во время боевой работы нет живых гуманистов на поле боя, обывателю обычно недоступен. При этом, информация подается таким образом, что даже в случае каких-либо очевидных бесчеловечных действий с «нашей» стороны, эти действия представляются в виде, либо вынужденных, от нас не зависящих событий, которые, естественно, вызвал исключительно противник, либо как действия противника, которые он выдает за действия «наших отчаянных добряков-парней».

Война же, или как нынче заставляют выражаться «спецоперация», выглядит совсем иначе. На ней нет «добряков-парней», зато, кроме обычных людей, есть с обеих сторон и небольшая часть отпетых мерзавцев, есть люди пришедшие на войну по зову сердца, а есть и те, кто вынужденно, например в поисках чего-бы пожрать попал в военную передрягу. Есть безумцы и садюги, есть люди в состоянии аффекта от массовых смертей, есть разные… Причем, есть они с обеих сторон в одинаковой мере. Поэтому, расчеловечивание противника — это продолжение националистического, выгодного лишь правящему классу — буржуям, мировоззренческого заблуждения.

Зачем за бесноватеньких душой

Вступаться вам? Эх, на крови чужой

Цветёт «прекрасный юноша», Нарцисс-то!..

…Что с вами?

Я обидела нациста?

Но зверских кланов гнусному отцу,

Нацизму оскорблённость не к лицу,

Потерпит! Но скажите, разве было,

Чтоб я национальность оскорбила?

(Н.А. Матвеева)

Есть ли какое-то идеологическое противостояние между Россией и США вкупе с коллективным Западом? Нет. Противостояния между национальными государствами существует не в идеологическом и не в политическом даже плане, а в плане экономических интересов господствующих в этих государствах представителей элит. Интересно ли нам — трудящимся, участие в таких противостояниях? Нужно ли такое участие нам? Нужен ли нам национальный патриотизм? Нужно ли объединяться с представителями наших главных врагов — местными буржуями для достижения их преимуществ над буржуями из иных стран? Нет. Трудящимся все это не нужно и вредно.

Для буржуев польза от национального патриотизма очевидна. Для трудящихся очевиден от него крайний вред. Для нас, первым и наиглавнейшим врагом была есть и будет наша национальная буржуазия и всякая поддержка ее интересов — это классовое предательство, классовое дезертирство, которым оправдания нет и быть не может.

Когда же я смолкаю, всё сказав, —

Зачем у собеседника в глазах…

Нет, не протест, не вызов, не обида:

Нож и огонь! Гроза и Немезида!

Зачем — в конце столь, в общем, здравых слов —

Он… Ба! Да он убить меня готов!

В припадке яростного, как пиранья,

«Национального самосознанья»?!

(Н.А. Матвеева)

Использовались фрагменты произведения Новеллы Андреевны Матвеевой «Моё отношение».

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Просмотров: 495

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.