Отношение классов к войне в событиях и фактах

Автор: | 2022-04-05
Отношение классов к войне в событиях и фактах

Отношение классов к войне в событиях и фактах

Отношение классов к войне в событиях и фактах

Стрельба по заводам

Мы предполагали, что финансовый капитал РФ заинтересован в сохранении украинских средств производства. Нам возражают, приводя в пример стрельбу по Азовстали.

Однако разрушения разрушениям рознь — на данный момент комбинат вполне цел. По дошедшим до нас сведениям, основные средства производства не разбиты: домны, мартены, прокат, кислородно-конверторные цеха уцелели. Взрывы были на угольных складах и возле коксовых батарей, но видимого ущерба не наблюдается. Следовательно, в войсках никто не отменял приказ беречь средства производства. Комбинат берут методами городского боя в виде штурмовых групп, снаряды и бомбы больших калибров на цеха не кидают.

Что делает полк или бригада «Азов» в смысле подрыва цехов — сказать трудно, но их артиллерия стреляет за пределы комбината. Видимо, у них также есть указание сильно не разрушать, по крайней мере, основные цеха.

В то же время артиллерия обеих сторон за прошедшую неделю уничтожила в городе кучу жилья и коммуналки, в т. ч. и вокруг комбината. Это показатель общей политики буржуазии.

Теперь о рабочем классе. Рабочие комбината рассказали, что домны ещё тёплые, залиты жидким стеклом, застывший чугун есть в литниках, откуда его можно легко убрать, чтобы снова запустить домны. Проката разных видов — полные склады, есть запасы кокса, шихты, кислорода. Как же так вышло?

А вот как. Оказывается, цеха работали вплоть до середины марта, кое-кто и дольше, когда уже канонада шла вокруг города. Рабочие, видя, что дело плохо, тщательно подготовили к остановке основные средства производства комбината, остудили печи, слили металл и шлак, воду, спрятали и законсервировали всё что можно. Причём администрация не настаивала на этом, даже рекомендовала эвакуироваться, но многие рабочие не ушли, а занимались комбинатом до последнего, как будто социализм на дворе.

Когда «Азов» завёл на комбинат танки и тяжёлые орудия, рабочие молчали, боялись выступать против, но внутри себя выказывали большое недовольство и опасение тем, что «Азов» может разбить комбинат и оставить рабочих без хлеба, погубить все труды. Настроения похожи на отношение нашего, советского рабочего класса к гитлеровцам, которые незваными вломились в чужой дом всё разрушать и грабить.

Однако националисты «Азова» так и не взорвали важнейшие цеха комбината, хотя могли сделать это сто раз. Значит, торговля в верхах РФ и Украины за комбинат была и есть.

С другой стороны, военные разрушения от огня РФ и ДНР говорят о том, что Москва всё-таки разрешила своим военным стрелять по Азовстали. Нужно узнать характер и масштаб разрушений, чтобы сказать, почему она разрешила. Могла быть и крайняя военная необходимость, когда вопросы тактики приносятся в жертву общей стратегии.

Есть и ещё один «нюанс»: кому бы не досталась «Азовсталь» перед ним неизбежно встанет вопрос о производстве в Мариуполе и использовании 100 000 рабочих города и прилегающих районов. Без комбината решить это дело нельзя.

Другой пример. В Донском есть химико-металлургический завод. Через город прошёл фронт, однако завод уцелел, хотя и был потрёпан. Может быть восстановлен за полгода-год, если не торопиться. Стало быть, нужен новым хозяевам.

Интересы российского капитала

Скорее всего, российский финансовый капитал не будет брать себе все подряд крупные украинские средства производства. Его тяга явно идёт:

  • к рудным запасам Кривого Рога и Кировоградской области, где уран, железо, ферромагнетики, полиметаллы, золото и др.;
  • к производствам по переработке всего этого сырья, т. е. к перерабатывающим заводам, обогатительным фабрикам и меткомбинатам во всём районе Кировоград—Кривой Рог—Днепропетровск;
  • к алюминию и глинозёму в Николаеве;
  • ко всем крупным электростанциям и сетям;
  • ко всем портам, в т. ч. и в Мариуполе, как лучшему порту на севере Азовского моря. Это косвенно говорит о том, что Азовсталь всё же сохранят и восстановят какое-то производство на нём;
  • к химической промышленности, с оговоркой на нефтехимию и химию газа. Судьбу общего химического производства, каким является «Стирол», химические комбинаты в Сумах и Черкассах, предсказать трудно. Но сумской комбинат уцелел и даже работает. Наверняка РФ очень интересуется Дарницким фармацевтическим концерном, который расположен в Киеве. Интерес должны представлять все лекарственные фабрики, а также заводы пороха и взрывчатки.

Чем мало интересуется российский империализм? Углём и угольной промышленностью Донбасса. Шахты продолжают закрывать и топить водой. Машиностроением, поэтому предполагаем, что в Краматорске щадить заводы не будут. Не видно сильного интереса к сельскому хозяйству, но это может измениться.

Вообще, по отношению капитала РФ к украинским средствам производства разных отраслей можно будет довольно точно сказать, что он планирует на Украине в политическом отношении. Так, военный разгром машиностроения доказал бы, что российский капитал смотрит на новые земли как на окраинную колонию, где нежелательно иметь станкостроение, и что кризис заставляет избавляться от части такого производства. С другой стороны, общий интерес РФ к украинским средствам производства указывает на подготовку к войне с США и НАТО, для которой нужна химия, металлургия, энергия, всё военное производство. А в нём без местного машиностроения не обойтись. Везти гребные валы или прокатные валки с Урала дорого. К тому же внутренние районы РФ со всем военным и базовым производством наверняка рассчитываются как запасной экономический район страны в случае потери западных районов, вроде Украины.

Об отношении к России

Там, где РФ и ЛДНР щадили производство и коммунальное хозяйство, а также там, где разрушенное хозяйство быстро восстанавливается, то есть там, где условия терпимы для трудящихся и есть помощь от властей — там лояльность большинства населения российским силам обеспечена.

Национал-оборонческая пропаганда Киева попадает на благоприятную почву там, где обстрелы РФ и ЛДНР фактически разрушают жильё, имущество, делают невозможной жизнь массы людей, и при этом новые власти ничего серьёзного не дают и не делают взамен. Обездоленный обыватель-трудящийся брошен на произвол судьбы и ему нет никакой быстрой помощи от новых властей, или эта помощь смехотворна, малодоступна и вызывает только ненависть к РФ.

Мелкая и средняя украинская буржуазия, разорённая войной, также имеет шовинистские и оборонческие настроения. Эти настроения, правда, имеют и оборотную сторону в виде ненависти к своему правительству, которое влезло в войну и не может при этом обеспечить быстрой победы без жертв со стороны мелких хозяйчиков. В добавок, у этой категории есть некоторые расчёты на то, что при власти РФ бизнес пойдут лучше и появится больше возможностей. Это последнее немного ослабляет шовинизм и оборончество.

Для украинского пролетариата в целом больше характерно равнодушие к войне, нежелание никаким образом в ней участвовать и опасение, что она всё-таки его затронет. Лишь небольшая часть рабочего класса Украины, надо думать, самая отсталая и близкая к люмпенам, поддалась военному и шовинистическому угару. Смену украинской власти на российскую или поставленную РФ многие рабочие рассматривают как смену начальства в цеху или на заводе. Что одни — гадость, что другие.

Цитаделью шовинизма и национал-оборончества остаются города Центральной и Западной Украины, где сосредоточены основные силы украинского капитала и примыкающих к нему слоёв и прослоек обслуги, служащих и интеллигенции.

О так называемой территориальной обороне

Что касается теробороны и «фольксштурма». Мы уже писали, что их боевая ценность низкая, с кадрами нехватка, моральный дух быстро падает, когда мало обученные и не готовые к современной полевой войне трудящиеся попадают под артиллерийский огонь крупных калибров. Такой огонь может сломать психику даже у весьма устойчивых людей. Но главное не в этом. Тероборона и фольксштурм являются попыткой украинских властей превратить свою империалистическую, фашистскую войну в справедливую, всенародную, освободительную войну. По замыслу буржуазии, тероборона должна стать зародышем и ядром такой войны, привлечь к себе массы на подъёме освободительной войны, и тем самым, спасти от поражения это фашистское правительство, сохранить олигархию и её собственность, укрепить зверскую диктатуру и рабство трудящихся на Украине. В этом замысел теробороны.

Но пока этот замысел терпит провал. Массы не горят желанием умирать за землю, поскольку видят, что эта земля им не принадлежит. Они не любят своё правительство и не верят ему, оно для масс формально своё, но враг по существу. Усиленный террор, унижения и грабёж 2014–2022 гг. всё-таки не забыты.

Буржуазия старается замазать эту классовую вражду с помощью национального дурмана и на базе военных разрушений от армии РФ в ходе войны. Но этот номер в рабочих массах работает слабо, т. к. от своего правительства трудящиеся Украины видели только зло и кнуты, и многие желают ему гибели — по разным, правда, причинам. Больше стало тех, кто считает, что экономическое положение рабочих и трудящихся даже улучшится при власти РФ, поскольку РФ богаче и сильнее Украины. Главное: массы начинают понимать, что украинское правительство есть предатель национальных интересов своего народа. Оно, воюя с РФ, уже готово отдать страну на полное порабощение и разграбление капиталистам США и ЕС.

Об отступлении «Азова»

«Азову» сейчас предлагают коридор в сторону Днепропетровск—Запорожье, чтобы бригада ушла с комбината и из города. Условий мы не знаем, но не исключено, что их отпустят с некоторым вооружением в руках. Предполагаем следующие мотивы.

  1. Мариуполь отвлекает большие силы РФ и ЛДНР от операций на других участках фронта, в частности, от района Лисичанска, где мощный нефтехимический завод, от района Николаев—порт Южный, где алюминий, судостроительное производство, современный порт, ЮУ АЭС, районы Жёлтые Воды—Кривой Рог—Никополь, где руды и металлургия.
  2. Нужно быстрее пускать в ход морской порт Мариуполя, на фоне того, что бердянский порт загромождён подбитым десантным кораблём. «Азов» же этому делу мешает.
  3. Сохранность основных фондов комбината в обмен на почётное отступление «Азова» и его сохранность на будущее как ядра полицейско-эсэсовских сил, которые могут понадобиться в будущем тому или иному капиталу. Если «Азову» разрешат таким образом уйти, то не перебьют ли его по дороге? Мы считаем, что не перебьют, т. к. это сыграло бы против РФ и в военном, и в политическом, и в экономическом отношении, а именно — заставило бы другие части ВСУ отказываться от сдачи в плен и почётного отступления, что объективно усилит ожесточённость боёв. И, повторяем, лишит буржуазию некоторой части её лучших террористических сил против рабочего класса наших стран. И также может привести к намеренному уничтожению средств производства при отступлении, чего пока в массе своей не происходит. Возможно, что РФ рассматривает «Азов» и как фактор против центральной власти в Киеве, которая вроде как бросила его погибать.

Военно-гражданские администрации в захваченных районах

После занятия российской армией территорий, две-три недели на них не создавалось органов оккупационной власти. Почему такая пауза? Предполагаем следующее.

  1. Не все эти территории равно ценны экономически для российского империализма, некоторые он вынужден брать, так сказать, в нагрузку к основным своим целям. Это сельские районы Украины и малые города, где промышленность уже убита, рынок вялый, с/х требует больших начальных капиталовложений из-за господства мелкотоварных форм и брошенных культурных земель. Полезных ископаемых, сразу же пригодных к добыче и вывозу, мало или вовсе нет. А вот социальные выплаты населению большие, и нужно сразу же брать их на себя.
  2. Политически было выгодно дать время для проявления местных элементов, способных руководить и в то же время лояльных к новой власти, чтобы РФ выглядеть в глазах украинских трудящихся не завоевателем и поработителем, а освободителем и демократом.
  3. Нужно было время, чтобы проявились местные элементы сопротивления, верные киевскому режиму, в т. ч. и «подполье» в виде остатков теробороны, ВСУ и СБУ. Эти элементы в затишье и временное безвластие всегда вылезают из нор и пробуют взять власть или как-то действовать вообще. Тут их и ловят, как гусей на манок. Примерно так действовали США в Панаме, Ираке, Афганистане. Даже гитлеровцы брали паузу для этих целей в Северной Франции, Фландрии и Бельгии в 1940 г.

О вооружении трудящихся

Улавливается тенденция к тому, что нынешние войны ведут не народы, а правительства — в смысле армий и боёв. Народы воевать не хотят, даже после долгих лет обработки пропагандой шовинизма и буржуазного патриотизма. В армию добровольно массы не идут, особенно рабочий класс, мы на это не раз указывали. Но и мобилизованные в армию рабочие и м/б скорее стараются сохраниться и вернуться домой, не имеют тяги к военным подвигам. На острие боёв везде выступают кадровые военные и наёмники, т. е. вообще военные наёмники буржуазии разных сортов и типов. Основная масса войск — вчерашние рабочие и другие трудящиеся — идут вторым и третьим эшелоном. Похоже, что буржуазия не доверяет им не только в военном смысле, но и политически. Только небольшая часть мобилизованных рабочих и иных трудящихся постепенно переходит в наёмники или передовые части. Эти условия пока сохраняют пролетариат от мясорубок и в то же время дают ему некоторый боевой опыт.

Мобилизация в РФ пока не объявлена. И есть сомнения, что будет объявлена как всеобщая. Буржуазии нужно воевать, но при этом сегодня она явно боится вооружать большие массы трудящихся, предпочитая действовать кадровой армией и наёмниками. Не исключена частичная или скрытая мобилизация. Но в первом случае правительству придётся всё же вооружать народ, а во втором на войну пойдут только ценные военные специалисты из запаса. Так что скрытая мобилизация для властей предпочтительнее.

Возразят: а как же общая мобилизация в ЛДНР? Но это не показатель вооружения народа. Количество мобилизованных относительно невелико, оружие выдано далеко не всем. Поэтому основная масса обретается в тылах и заносит хвосты кадровой армии. Это по сути хозяйственно-тыловые и оккупационные части, для которых, по расчётам буржуазии, в этих тылах не должно быть «работы», для которой требуется оружие. И главное: пролетариат ЛДНР революционной погоды для России и Украины не делает — слишком малочисленный отряд и слабый отряд.

Выходит, в общем, так, что правительства действуют как феодалы в эпоху европейских войн и раздробленности, когда войны велись отрядами мелких феодалов-наёмников во главе с крупными феодалами, а народ работал на войну, на полях и в мастерских, торговал, заводил города и страдал от междоусобных войн своих господ. На новом витке развития буржуазия воюет профессионалами, опасаясь вооружённого народа и революции, старается тянуть как можно дольше с вооружением народа для своих войн, отводит ему место тыла войны.

Конечно, современные средства производства и разрушения позволяют вести войны без общей мобилизации народов. Конечно, 90% войны — это тыл. Но это до поры до времени, до разрастания локальной войны в мировую. И даже теперь, отстранение массы трудящихся от непосредственных боевых действий играет против буржуазии, поскольку делает войну империалистов в глазах этих масс крайне непопулярной, чужой, верхушечной, навязанной, заведомо не своей. В мелкобуржуазных массах развивается своего рода «синдром Горемыкина», который в бытность свою премьером царского правительства в первую мировую войну постоянно заявлял, что «эта война меня не касается» — пусть, мол, воюет царь и военный министр, если хотят, а я её не хотел и у меня хозяйственных дел по горло.

Об отношении масс к войне

Описанное выше отношение масс к нынешней войне — это далеко не пошлый мелкобуржуазный пацифизм, но растущий внутри масс протест против войны. Его формы пока осязательные, экономические, но обязательно будут и политические.

У большинства трудящихся нет единства с действующей армией. Наоборот, эта армия мешает торговле и другому бизнесу, транспорту, поставкам продуктов, отрывает от баб мужиков и поэтому начинает сильно раздражать массы. Примечательно отношение женщин-работниц к армии и мобилизации. Они не смотрят на мужиков, оставшихся в тылу, как на презренных или инвалидов, никто не упрекает их в том, что они не на войне. Напротив, женщины как бы негласно гордятся, если их мужчины остались дома. Это показатель общественного, «бабского» мнения, которое дорогого стоит во всяких больших общественных делах.

Это обстоятельство косвенно подтверждается отношением трудящихся к боям. В Донецке в районе Текстильщика, где большой рынок, недавно упали снаряды — рынок не работал всего два дня. Не успели отмыть асфальт от ошмётков, как мелкие торговцы и хозяйчики уже заделывали пробоины в своих павильонах и лавках и открывали торговлю и завоз товара. Хотя власти и убеждают их этого не делать, т. к. попадания могут повториться.

По словам нашего читателя, есть массовое явление, когда на окраинах города рвутся мины и снаряды, бойня идёт с утра до ночи, а в 800-1000 метрах от линии этого кошмара уже кипит жизнь, работают магазины, копают огородики, ремонтируются дома. Больше того, внутри города есть зелёные зоны, посадки, в которых собирается тяжёлая артиллерия и стреляет по Марьинке, Пескам и т.п. Но в 500 м от этих позиций гуляют люди, бегают по хозяйственным делам. Грохот стоит, гнутся стволы деревьев, поднимаются облака дыма и пыли с полкилометра в диаметре, а народ ходит за водой, картошкой, что-то мастерит. Больше того, стали чаще стычки с артиллеристами, которые собираются стрелять из района посадок или жилых домов. Жители не боятся и буквально гонят их от себя. И вслед кричат: «Чтоб вы повыздыхали все! Как вы задолбали со своей войной!»

Такое ближайшее соседство самой беспощадной войны, тяжёлого вооружения и «нормальной» хозяйственной жизни — явление редчайшее. Это как два отдельных мира. Для одного война — это такая работа, куда он ездит на городские окраины и стреляет. А у другого эта работа первого только вызывает протест, создаёт страшные неудобства. Всё это говорит не только о крайней необходимости экономической жизни, но и о том, насколько чужой, чуждой, не своей, гадкой, мешающей всему нормальному считают массы эту войну.

В городе стали появляться жертвы войны – инвалиды. Обыватели их жалеют, помогают, кто может, но про себя считают несчастными дураками, которых втянули в дурное и не нужное дело. Общее ожидание трудящихся масс одно – когда всё это, наконец, закончится…

Таково затаённое общественное мнение.


Да здравствует братство российских и украинских рабочих против шовинизма, ложного патриотизма и грабительской войны буржуазии!

Да здравствует революционный пролетарский Интернационал!

Долой поджигателей братоубийственной войны!

Источник.



Просмотров: 619

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.