Массовое «левое» дезертирство

Автор: | 2022-03-21
Массовое «левое» дезертирство

Массовое «левое» дезертирство

Массовое «левое» дезертирство

Отношение к государству и армии у многих людей, после контрреволюции 90-х, до сих пор строятся по принципам заложенным в Советском Союзе. При этом, тот очевидный факт, что политический строй в нынешних странах — бывших республиках СССР изменились кардинально по отношению к трудящимся этих стран, выпадает за рамки сложившегося в СССР представления. Оставаясь в рамках стереотипа, шаблона Советского патриотизма, к тому-же неверно понимаемого нынешними «патриотами», даже совершенно порядочные люди постоянно попадают в ловушку заботливо подготовленную им буржуями и их кликушами из буржуазных СМИ. Ловушка эта действует прежде всего на людей добросовестных, имеющих чувство долга, стремящихся к благу не только для себя, но и для многих людей, но не имеющих должной научной марксисткой подготовки, не обладающих необходимым практическим опытом борьбы с буржуазным строем. Именно честные и в-общем не глупые люди прежде всего становятся жертвами буржуазного зомбирования ура-патриотизмом. Таким людям следует внятно разъяснять отличие нынешней ситуации от ситуации в СССР.

Суть отличия заключается сформулирована в известной фразе: «Рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет. Так как пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация, он сам пока еще национален, хотя совсем не в том смысле, как понимает это буржуазия.» (Манифест Коммунистической Партии, Ч. II). Рабочие, как и все трудящиеся действительно не имеют сейчас Отечества, не имеют поле контрреволюции 90-х Родины. Отеческий дом — Отечество — это не про них. Это про куркулей-буржуев, спекулянтов, толстосумов чинуш и продажных деятелей из числа т. н. буржуазной интеллигенции. Ведь вовсе не рабочие, вовсе не труженики села, и вовсе не все прочие трудящиеся являются хозяевами в этом доме. Хозяевами в нем являются только буржуи и их приспешники, подъедающие объедки с барского стола. Трудящиеся же в этом «отчем доме», в лучшем случае — пасынки. А по-настоящему — расходный материал, рабочий скот, быдло, с точки зрения власть предержащих. Должен ли трудящийся любить такое «Отечество», такую «Родину»? Нет! Не должен! И было бы величайшей подлостью и лицемерием, на которое, впрочем, охотно идут буржуазные прохвосты, заставлять, требовать, понуждать трудящихся к такой извращенной любови.

Отличие Советского патриотизма, на котором спекулируют, и весьма успешно, весьма прибыльно, буржуазные негодяи, от «патриотизма» нынешнего в том, что Советский патриотизм, во-первых — интернационален. Это не пресловутый «Русский мир», не замазанное кровью народа «Украина понад усе», не борьба за «истинную» веру с неверными, а искренняя любовь Советского народа, невзирая на национальности, на вероисповедания, на расовую принадлежность и проч., к Советскому, а значит каждого из трудящихся, строю, к Советской Родине, Советскому Отечеству, где каждый гражданин не пасынок и не прислуга у «паханов», а творец, личность, полноправный хозяин. Где Человек — звучит гордо, вне зависимости от того, какой у данного человека достаток. Где слово «товарищ» – не пустой звук, не анахронизм, не принижение собственного «я», а единственно справедливое, правильное обращение, которое еще и заслужить надо. Заслужить перед остальными товарищами. Доказать, что ты — часть нас. Часть нашего Советского общества.

Советский патриотизм — это когда вся Великая Советская страна становится грудью за каждого из своих сыновей, а каждый из Советских людей готов жизнь отдать за свою Великую Родину, за каждого из Советских людей.

И ведь не только на войне. И в мирное время, советский человек был готов пожертвовать всем, хоть и самой жизнью, за то, чтобы каждый мог жить и трудится счастливо и плодотворно. Чтоб каждый трудящийся жил полноценной трудовой жизнью.

Во время войны, весь Советский народ, как один встал не за приписываемые и понятные буржуям блага: булочки и трамвайчики, не за «березки-тополя», а за наш, Советский уклад и образ жизни. Жизни, где нет места спекулянтам, барыгам, «работодателям», «эффективным менеджерам» и прочим прохвостам-господам. Где ценят в человеке человека за его поступки, а не размер его кошелька.

Увы, но Советская Родина, Советское Отечество было разрушено контрреволюцией 90-х. Отечества не стало, а шаблоны, касательно патриотизма остались. Новый, буржуазный, чуждый человеку труда строй взял на вооружение искреннее отношение, укоренившуюся привычку Советских людей защищать свою Родину. Родины — нет, а привычка есть. И буржуи для собственной корысти взяли ее на вооружение, понятное дело, заменив понятие Отеческого дома — Отечества, на березки, тополя, «русский дух», православие и прочую ахинею.

Проявления нынешнего героизма, вроде известного «Работайте братья!» – совершенно никакого отношения не имеет к реальному патриотизму — любви к Родине, любви к своему Отечеству, ибо нет уже Отечества, нет Родины у трудового народа. Родину, Отечество нам предстоит еще только добыть в классовой борьбе.

Подменяя охранительством, заменяя мнимой любовью к несуществующей у пролетариата родине, левые силы занимаются не просто обманом. Не просто соучастием в преступлении капитала. Они занимаются дезертирством.

Дезертировать можно с любых полей боя. В данном случае, речь идет о самом страшном виде дезертирства: о дезертирстве с классовых полей сражений. Передав, а еще и обманув класс трудящихся, который взялись вести на победу людей труда, некоторые левые еще и направляют, наставляют, науськивают своих последователей на другие народы, на то, чтоб трудящиеся складывали свои головы, жертвовали своими жизнями, умирали и убивали во имя интересов буржуазной страны.

Новоявленные «патриоты буржуазной Родины» не гнушаются якшася с националистами, национал-социалистами, откровенными фашистами и прочим мусором истории, столь обильно порождаемым пакостным буржуазным строем. Некоторые «левые» даже оправдывают свое дезертирство с классовых фронтов тем, что, мол,марксизм устарел, сейчас, мол, нет классовых различий, нет класса пролетариата, а союз с фашистами против других фашистов необходим для осуществления того, что леваки-перерожденцы именуют «политикой возможного». Не политикой классовой борьбы, заметьте, а «возможной» трусости, низости, лизоблюдства и угодничества. Не создавать условия для победы пролетариата, для пробуждения пролетариата от наркоза впрыскиваемого ему буржуазной сволочью: всяческими условными Соловьевыми и Киселевыми, а политику хвостизма, приспешничества, прислужничества перед власть имущими буржуями. Следовательно, не менять ситуацию хотят эти т. н. «левые», а следовать за ней в надежде на то, что угодничество их будет вознаграждено каким-либо пирожком или пряником.

Дезертирство — это всегда предательство. Чаще всего дезертируют по трусости, опасаясь за свою жизнь. Но классовое дезертирство — это дезертирство особого вида. Оно происходит не из-за опасения, не по трусости, а по трезвому коммерческому расчету. Расчету подлому и одновременно простому: видя, как одурачили толпы людей буржуазные клоуны, видя, как власть предержащие поощряют химеру буржуазного патриотизма, некоторые т. н. «левые» пытаются получить выгоду от поддержки гнусной, антиклассовой затеи — от поддержки буржуазного патриотизма.

Их стенания и завывания по поводу заботе об единстве страны, о необходимости противостояния коллективному западу, о необходимости «не раскачивать лодку» в трудные времена, о необходимости не забывать своей национальности, делает таких левых неотличимыми от самых гнусных буржуазных пройдох. Да пожалуй, буржуазные пройдохи в чем-то даже искреннее этих «левых». Буржуазные пройдохи сразу говорят, что они заботятся о буржуазном государстве и о буржуях, а т. н. «левые» кричат по поводу их заботы о трудящихся, когда на деле то, к чему призывают они трудящихся выгодно только буржуям.

Дезертиры с классовых фронтов появились не сегодня. Пожалуй, наиболее яркими их представителями были меньшевики и экономисты. Это они говорили о меж классовом единстве, меж классовой солидарности, вместо классово борьбы. Это они, в губительную для народа Первую Мировую громко орали о войне до победного. Орали тогда, когда Немецкие войска уже подступали к Петрограду и единственным выходом сохранить Россию был, по словам Ленина «похабный Брестский мир».

Это они, исподволь, из иностранных троцкистских газетенок призывали Советский народ сложить оружие перед наиболее полным развитием буржуазного строя — немецким фашизмом во время Великой Отечественной войны. Это они, просочившись в коммунистическую партию СССР провели первую и самую крупную декоммунизацию — декоммунизацию КПСС. Это они, призывают бывших советских людей и их потомков убивать и умирать за патриотическую ложь национальной идеи. Это они, превратили некогда революционную партию — партию коммунистов во всенародное посмешище, декларирующее межклассовый мир и призывающие к защите буржуазного строя с оружием в руках.

Эти дезертиры — дезертиры с классовой войны — наихудшие и наиподлейшие враги трудящихся. С буржуями мы разберемся, открытых врагов трудового народа — одолеем, но эти-то рядятся под своих! Рядятся, защитниками интересов трудящихся, одновременно гробя лучших сынов этих самых трудящихся. С буржуев спрос короток: не должно быть никаких буржуев, ибо воры и грабители они, а с «левых» дезертиров что спросить? А надо. И будет с них спрос. Спрос будет более жесткий, чем с классовых врагов открытых, поскольку скрытый классовый враг страшнее буржуя – грабителя с кистенем в чистом поле.

Что делать сейчас нам — большевикам, понимая, что многих т. н. «левых», являющихся дезертирами с классового поля борьбы, большинство?

Первое: не сдаваться, не падать духом, но твердо нести свою марксистскую позицию в массы.

Второе: брать уже сейчас «на карандаш» охранителей и классовых дезертиров. Позже — будем выяснять, почему тот или иной «товарищ» дезертировал: по глупости, по недомыслию, или из-за выгоды и ожидания толстой мошны.

Третье: расширять классовую борьбу на все организации и партии проповедующие классовое примирение и классовое единство. Разъяснять трудящимся почему невозможно примирение непримиримых противоречий между трудом и капиталом, между «кормильцем-работодателем» и трудящимся. Разъяснять различие Советского патриотизма — любови к Советской Родине и ложного буржуазного патриотизма.

Трудящемся нет никакой разницы, кто их будет эксплуатировать: «свои национальные» буржуи, или буржуи откуда-то пришлые. Тем более, что большинство «своих национальных» буржуев, уже сейчас, буржуи, либо пришлые, либо «отъезжающие в теплые края» на время бури. Пролетарию России нечего делить с пролетарием Франции, Англии или Германии. Патриотизму буржуазному, национальному, нам следует противопоставить патриотизм классовый, интернациональный.

И не нужно забивать себе баки тем, что, мол если не победим «мы», то придет фашизм от «них». Фашизм — это разновидность состояния буржуазного общества, наиболее реакционная форма диктатуры буржуазии, в которую буржуазные страны периодически непременно погружаются. Российский капитализм здесь вовсе не исключение из правил. Нет совершенно никакой разницы между украинским Бандерой и российским Власовым. Бороться с фашизмом, оставляя при этом капитализм — это бороться с симптомами болезни, лишь усугубляя, как ход болезни, так и состояние организма — страны. Бороться с фашизмом и бороться с капитализмом — это одно и тоже. И на этот заболтанный буржуазными кликушами момент также следует обращать внимание трудящихся.

Нынешние классовые дезертиры из числа т.н. “левых” – это первейшие враги трудового народа. От народной мести не уйти классовому врагу и его подельникам!

И самое главное: для того, чтобы победить капитализм, нам следует создавать мощную и сплоченную революционную большевистскую партию. Вот этим сейчас следует заниматься всем, кто понимает, насколько глупо и нелепо выглядит, как «левая тусовка», так и ура-патриотические молодчики, сейчас даже не скрывающие своей нацисткой сути.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Иван КЭП

 



Просмотров: 510

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.