К тактике капитала в классовой борьбе с рабочим классом

Автор: | 2021-12-27
К тактике капитала в классовой борьбе с рабочим классом

К тактике капитала в классовой борьбе с рабочим классом

К тактике капитала в классовой борьбе с рабочим классом

Прежде чем приступить к заданной теме, надо бросить хотя бы беглый взгляд на то, как возник рабочий класс, какие стадии в своём развитии он прошёл, и с точки зрения этого развития смотреть на тактику капитала в современной классовой борьбе с рабочим классом. А для этого необходимо разъяснить содержание марксистских понятий класс «в себе» и класс «для себя». Конечно, разъяснение этих понятий сделает рассмотрение темы тяжеловесным и нисколько не посодействует её популярности. Но обойтись без него совершенно невозможно. Ибо капитал ловко используют классовую борьбу рабочего класса на начальной стадии развития капитализма для удержания своего господства в обществе на данной, высшей стадии развития капитализма.

Классовая борьба рабочего класса, разумеется, имеет своей конечной целью завоевание им для себя государственной власти, которая является важнейшим средством для ликвидации капитализма и установления социализма. Но к такой вполне развитой общеклассовой борьбе за государственную власть рабочий класс приходит не сразу.

Рабочий класс имеет свою историю, он прошёл различные стадии развития.

Первоначально, крупная промышленность скопляет в одном месте массу неизвестных друг к другу людей. Конкуренция между ними разъединяет их интересы. Но охрана заработной платы от падения – этот общий им всем и противоположный капиталисту интерес, – соединяет рабочих на одной и той же мысли о совместном сопротивлении, о союзе. Таким образом, объединение рабочих всегда имеет двойную цель: прекратить конкуренцию между рабочими, чтобы быть в состоянии общими силами сопротивляться капиталисту. Если первой целью сопротивления являлось лишь поддержание заработной платы, то потом, по мере объединения самих капиталистов на идее обуздания рабочих, отдельные объединения этих последних формируются в группы, и в противовес всегда объединённому капиталу сохранение союза становится для них даже более необходимым, чем охрана заработной платы от падения.

Итак, экономические условия превратили массу народонаселения сперва в рабочих. Господство капитала создало для этой массы одинаковое положение и общие интересы. Таким образом, по отношению к капиталу рабочие являются уже классом, но сами для себя они ещё не класс. Что это означает? Это означает, что рабочие ведут борьбу против капитала уже не как рассеянная по всей стране и раздробленная конкуренцией масса, а как сплочённый на основе своих общих экономических интересов коллектив. Но это ещё не борьба всего рабочего класса с классом капиталистов, а столкновение отдельных групп рабочих с отдельными капиталистами на том или ином предприятии, в той или иной местности. К тому же, и это главное, целью этой борьбы является не ликвидация капитализма и защищающего его государства, а повышение зарплаты, улучшение условий труда, сокращение рабочего дня и т.д. Это – экономическая борьба за повседневные нужды рабочих.

Экономическая борьба играет большую роль в развитии рабочего класса. Она способствует вовлечению в классовую борьбу широких угнетённых масс и служит для них хорошей школой организации. Однако она не может принести рабочему классу избавление от эксплуатации, необеспеченности. Для этого необходима политическая борьба рабочего класса, т.е. борьба рабочего класса за государственную власть. А для того чтобы рабочий класс поднялся на борьбу за государственную власть, он должен осознать свои классовые интересы.

Классовый интерес определяется не сознанием класса, а положением и ролью данного класса в системе производства. Так как рабочий класс лишён собственности на средства производства и, в силу этого, подвергается эксплуатации, то он по своему объективному положению заинтересован в ликвидации частной собственности на средства производства. Только уничтожение частной собственности на средства производства и может избавить рабочий класс от эксплуатации и угнетения. Следовательно, ликвидация частной собственность на средства производства и есть классовый интерес рабочего класса. И пока рабочий класс не осознаёт своего этого коренного классового сознания, он остаётся классом «в себе», то есть ведёт борьбу только за свои повседневные нужды, которая не угрожает основе эксплуатации – частной собственности на средства производства.

Но экономическая борьба рабочего класса не стоит на месте. Самим ходом развития капитализма она становится всё шире, принимает целенаправленный характер, централизуется и сливается в одну общую классовую борьбу: наиболее активные, сознательные представители рабочего класса от борьбы против отдельных капиталистов переходят к борьбе против всего класса капиталистов, против самого капитализма и защищающего его капиталистического государства. Но тем самым рабочий класс осознаёт свои классовые интересы, организуется в политическую партию и становится классом «для себя». Тем самым, однако, экономическая борьба рабочего класса необходимо становится борьбой политической, т.е. борьбой за государственную власть.

В истории рабочего класса необходимо различать две стадии: экономическую и политическую: на экономической стадии рабочий класс является классом в «себе», т.е. является лишь объектом исторического процесса; на политической стадии рабочий класс является классом для «себя», т.е. является активным, сознательно действующим субъектом. Однако переход из экономической стадии в политическую происходит отнюдь не автоматически. Он затрудняется тем, что большинство рабочих, из-за отсутствия времени, средств и достаточного образования вообще не в состоянии самостоятельно осознать свои классовые интересы, чтобы перейти с экономической борьбы на борьбу политическую – борьбу за государственную власть; для этого рабочему классу нужна марксистко-ленинская партия, которая внедряет в среду рабочего класса социалистическое сознание. Поэтому значительная часть рабочего класса всегда остаётся классом «в себе» и не может подняться до политической борьбы.

Капитал прекрасно понимает это. Он понимает, что может сохранить своё господство в обществе до тех пор, пока значительная часть рабочего класса не осознаёт своего коренного классового интереса. Поэтому он делает всё возможное, чтобы борьба рабочего класса оставалась на начальной, экономической стадии её развития, не перерастала в борьбу за государственную власть. И капиталу это, в известной степени, удаётся.

Как?

Организация рабочих в класс, и тем самым – в политическую партию, начинается с того, что рабочие объединяются в союз для защиты своих общих экономических интересов. Но эта организация ежеминутно вновь разрушается конкуренцией между самими рабочими. Таким образом, развитие классовой борьбы рабочего класса осуществляется путём борьбы двух противоположно направленных тенденций в самом рабочем классе: объединение и разъединение. Вот на этих двух противоположных тенденциях и строит свою тактику капитал в классовой борьбе с рабочим классом. Будь тактика капитала всегда однообразной или хотя бы всегда однородной, – рабочий класс быстро научился бы отвечать на неё столь же однообразной или однородной тактикой. На деле капитал вырабатывает две политики удержания в своих руках государственной власти, два метода блокирования перерастания экономической борьбы рабочего класса в борьбу за государственную власть, причём эти два метода то сменяют друг друга, то переплетаются вместе в различных сочетаниях. Это, во-первых, метод «либерализма», который абсолютизирует личные притязания индивида, требуя полной «свободы» личности от общества, государства. Во-вторых, метод «консерватизма», который, наоборот, абсолютизирует государство, требуя подавления личности и её поглощения государством, обществом.

Капитал вырабатывает эти два метода не по злостному расчёту отдельных лиц и не по случайности, а в силу коренной противоречивости его собственного положения. С одной стороны, капитал абсолютизирует частное производство, стремясь сохранить его навечно. Но, с другой стороны, развитие капитализма приводит к монополиям, которые со всей очевидностью показывают, что частное производство неумолимо превращается в общественное производство. Но поскольку средства производства остаются частными, то монополии доводят обобществление производства до предела, возможного при сохранении частной собственности на средства производства. Но тем самым капитализм сам доказывает, что стал преградой на пути общественного развития, прогресса.

Сущность метода либерализма заключается в том, что либералы безудержно пропагандируют частную собственность, которая разъединяет людей, делает их врагами, конкурентами в борьбе за достижение личной выгоды. А между тем конкурентная борьба проходит не только между капиталистами, которые конкурируют за прибыль, инвестиции, рынки сырья и сбыта товаров и т.д., но и между рабочими, которые конкурируют за рабочие места, за более выгодные условия труда, за более оплачиваемую работу и т.д. Конкуренция рабочих между собой постоянно разрушает элементы объединения их в класс; и, следовательно, эта конкуренция является самым сильным оружием капитала против рабочего класса. И капитал это вполне осознаёт. Он искусственно поддерживает и разжигает конкуренцию среди рабочих, внушая им, что борьба за «лучшие условия продажи рабочей силы», ближе и дороже, чем всякий социализм и всякая политика. В результате этой либеральной атаки капитала на сознание рабочих, на общественное сознание вообще, капиталу удаётся не то что блокировать перерастание экономической борьбы рабочего класса в борьбу политическую, а вообще разрушать элементы образования экономической борьбы – совместные выступления рабочих за свои элементарные потребности. Иначе как объяснить, что за тридцать лет российского, постсоветского капитализма в России не было ни одной всеобщей забастовки рабочего класса, – всеобщей забастовки рабочего класса, которая является полным выражением экономической борьбы рабочего класса, показателем экономической зрелости рабочего класса. Рассеянность по всей стране и раздробленность конкуренцией рабочих, как на рубеже 18-19-х веков, – вот современное реальное состояние российского рабочего движения.

Даже более того. Тотальной пропагандой крайнего индивидуализма: «Каждый за себя!», либералы стремятся отбросить человечество назад, к тому времени, что имело место не только до частнособственнического общества, но даже и до первобытного, общинного, общества, т.е. к тому периоду развития человечества, когда люди только выходили из животного общества, были ещё полуживотными, и, как животные, вели борьбу между собой за существование. Конкурируйте! Будьте конкурентно способными! – вот последнее слово либералов. Это последнее слово либералов на деле есть перенесение внутривидовой конкуренции, существующей в животном обществе, в человеческое общество, где эта внутривидовая конкуренция выступает войной всех против всех. Но уже самый факт, что либералы сами создают благотворительные фонды для бедных с целью смягчения противоположности между богатыми и бедными, чего нет в животном обществе (даже смешно звучит: животные – благотворители или благотворители – животные), показывает полный идиотизм перенесения законов животного общество в человеческое общество.

С другой стороны, консервативное блокирование перерастания экономической борьбы рабочего класса в борьбу политическую гораздо тоньше. Консерваторы не отрицают ни то, что общество расколото на класс капиталистов и рабочий класс, ни то, что между ними идёт непримиримая классовая борьба, наконец, ни то, что эта борьба неумолимо ведёт к завоеванию рабочим классом государственной власти и замены капитализма социализмом. Поэтому они, как здравомыслящие люди, понимают, что для капитала гораздо безопаснее поставить классовую борьбу рабочего класса под свой контроль в лице государства, чем разжигать её либеральной демагогией о «правах и свободах человека», которая несёт в себе элементы разрушения государства, – а это создаёт условия для наиболее активных, сознательно действующих рабочих, организовавшихся в политическую партию, повести за собой рабочий класс до полного разрушения капиталистического государства и создание социалистического государства. И,  в отличие от либералов, которые абсолютизируют личность, ставят интересы личности выше интересов общества, государства (государство не должно вмешиваться в частную жизнь! – вот девиз либералов), консерваторы, наоборот, абсолютизируют общество, государство, и делают всё возможное, чтобы подавить личность и подчинить её государству. Первым и важнейшим средством, которым консерваторы подавляют и подчиняют личность государству, и, таким образом, ставят классовую борьбу рабочего класса под контроль государства, – это государственные гарантии, прежде всего, для рабочего класса в отношении его самых элементарных, экономических, потребностей. Этот государственный контроль заключается в следующем. Государство законодательно регулирует зарплату, рабочий день, определяет условия труда, оплачивает отпуска, больничные листы, выделяет пособия на детей, организует технику безопасности, следит за санитарным состоянием и т.д. Словом, государство выступает в роли государственного профсоюза. Сами профсоюзы фактически уже давно стали придатком капитала: если при Советской власти профсоюзы назывались «школой коммунизма», то при капиталистической власти профсоюзы в буквальном смысле стали «школой капитализма», то есть школой подчинения рабочего класса капиталистическим порядкам. Кроме того, поскольку капиталистический способ производство проявляется как постоянный рост цен, вследствие чего постоянно падает покупательная способность населения, то государство и здесь не остаётся в стороне. Оно законодательно индексирует зарплату и пенсии, оказывает единовременные выплаты (так называемая адресная помощь) наиболее беднейшим слоям населения и т.д. Эта патерналистская политика государства в отношении рабочего класса удовлетворяет экономические потребности наиболее малоимущих рабочих, вследствие чего они ни о какой политике и думать не желают. В то же время консерваторы используют так называемую «рабочую аристократию», которая проповедует рабочему классу воздержание от политики, полагаться во всём на государство. Короче говоря, капитал, отсекая от рабочего класса его аристократический верх, с одной стороны, и его малоимущий, фактически иждивенческий, низ, с другой стороны, ослабляет рабочий класс, и тем самым не то что блокирует перерастание экономической борьбы рабочего класса в борьбу политическую, а вообще парализует её.

С другой стороны, государство использует государственную собственность в интересах капитала: оказывает ему помощь в виде государственных займов и кредитов; в виде государственных заказов на производство и поставку промышленного, транспортного, сельскохозяйственного, медицинского, образовательного, научного, спортивного, развлекательного, информационного и т.д. оборудования; в виде государственных заказов на строительство социального жилья, школ, поликлиник, больниц, научных центров и т.д. Так капитал баснословно обогащается, причём, абсолютно ни чем не рискуя: всё оплачено государством. Яркий пример – Москва, где всё строится и производится за счёт государственного бюджета. Таким образом, капитал, действую по поговорке: «И волки сыты и овцы целы», достигает известного «перемирия» в капиталистическом обществе.

Короче говоря, сочетая две крайности общественной жизни: либерализм, который стремится отбросить человечество в животное общество, и консерватизм, который стремится возродить российское земство конца 19-го и начала 20-го века, капиталу удаётся удерживать своё господство в обществе.

Но если капиталу удаётся ослаблять, притуплять классовую борьбу рабочего класса, вообще деклассировать рабочий класс, то значит ли это, что классовая борьба рабочего класса зашла в тупик, что хитроумная тактика, которую применяет капитал в борьбе с рабочим классом, имеет непреодолимую силу? Отнюдь.

Оживление классовой борьбы рабочего класса во всех её трёх её формах: экономической, политической и теоретической, неизбежно. Это вытекает из диалектического характера общественного развития, идущего в противоречиях и путём противоречий. Если капитализм на начальных стадиях своего развития увеличивает производство продуктов, то на высшей стадии своего развития он сдерживает, сокращает производство продуктов. Почему? Дело в том, что капиталистическое производство носит специфический характер. А именно: целью капиталистического производства является не сам продукт, а его стоимость, деньги. Стоимость же продукта прямо пропорциональна рабочему времени, затраченному на его производство, и обратно пропорциональна производительной силе затраченного труда. Отсюда вытекают два, в высшей степени, важных вывода для понимания оживления классовой борьбы рабочего класса. Поскольку, во-первых, развитие производительных сил ведёт к падению стоимости продукта, то тут уже безусловный интерес капитала требует сокращать производство, уничтожать уже созданные гигантские массы продуктов. Поскольку, во-вторых развитие производительных сил вытесняет рабочих, сперва физического, а затем и умственного труда из общественного производства, то возникает масса не занятого трудоспособного населения, которая увеличивает бедность и нищету. Оба этих процесса идут не только рука об руку, но и взаимно обуславливают друг друга и представляют собой явления, в которых находит себе выражение один и тот же закон – всеобщая борьба за долю в общественном хозяйстве. Говоря другими словами: чем дальше развивается капитализм, тем больше сокращается производство, причём, это сокращение принимает характер эффекта шагреневой кожи. А чем больше сокращается производство, тем большая и большая часть общества превращается в бедняков и нищих. В результате всего этого возможность капитала ослаблять, притуплять развитие классовой борьбы рабочего класса резко сокращаться. А это фактически означает неизбежное оживление классовой борьбы рабочего класса, неизбежный подъём её до экономической борьбы, которая по необходимости перерастёт в борьбу политическую – в борьбу за государственную власть.

Вперёд, к победе новой социалистической революции!

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

Источник.



Просмотров: 373

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.