А была ли мина

Автор: | 2021-12-10
А была ли мина

А была ли мина

А была ли мина

Уже долгое время «гарант» Конституции не устает повторять, что Ленин заложил мину под государственность России, создав национальные республики. Вторит ему «сын юриста», мол, были бы губернии, и все было бы спокойно, тишь да благодать были бы. В унисон с ними хором поют всевозможные политологи, именующие себя державниками.

Ну что тут сказать… давайте посмотреть.

Вот Испания. Там при Франко за разговор на баскском языке можно было головы лишиться, само понятие «баски» пытались выжечь каленым железом. И что? Удалось басков привести в покорность? Про их организацию «ЭТА» нет, не слышали? Очень странно, никакого национально­территориального образования у басков не было, а их национализм и сепаратизм цвели пышным цветом.

Переносимся восточнее, в Турцию. Надеюсь, все знают, какое там бодание идет между турками и курдами. Турки на дух не воспринимают идею даже малейшего намека на какую­то автономию курдов. Провинции, или как там у них это называется «иль». И ничего другого. И что, это как­то ослабляет курдское движение за независимость? Наоборот, именно отсутствие хоть какой­то, пусть мизерной автономии, дает неубиваемые козыри в руки курдской националистической пропаганды. В Ираке, Иране и Сирии курды имели и имеют некую автономию. Но тоже грезят о независимости и отдельном государстве.

Получается, что автономия, что отсутствие автономии никак не влияют на идеологию создания национального курдского государства.

Едем дальше. На острове Цейлон, в государстве Шри­Ланка, на дух не воспринимали дать хоть какую­то автономию тамилам. У нас будут только провинции и никаких вам автономий. И что, отсутствие национальной автономии тамилов принесло какие­то плоды центральной власти, утихомирило тамильский сепаратизм? Ага, как же, ждите. С вооруженной группировкой «Тигры освобождения Тамил­Илама» воевали несколько десятилетий.

В Индии мы видим только штаты, но это не мешает тлеть сепаратизму территориальному и религиозному. То сикхи (не путать с ситхами из Далекой­далекой галактики) требовали обособленного государства Халистан, то в Кашмире исламисты обособляются, то в Бенгалии загорится на национальной почве.

Идем еще дальше на восток, в Бирму­Мьянму. Несмотря на отсутствие каких бы то ни было национально­территориальных образований, там с момента обретения страной независимости тлеют очаги национального и религиозного сепаратизма.

В Юго­Восточной Азии упираемся в Филиппины. Там на юге сепаратизм религиозный, исламисты требуют отделения и создания шариатского государства. При этом Филиппины имеют только административное деление. Мешает это тлеть сепаратизму религиозному? Ничуточки.

Обратим взор на Африку. И видим, что в Судане и Эфиопии не было никаких автономий. Но это не мешало на юге Судана христианскому населению требовать отделения, а в Эфиопии – процветать сепаратизму в Эритрее. Итогом стало отделение южных провинций от остального Судана и отделение Эритреи от Эфиопии. Повторюсь, что никаких национально­территориальных образований или территориальных образований по религиозному признаку в этих государствах не было, только административно­территориальное деление. Но сепаратизм был.

И получается, что отсутствие национально­территориальных образований ничуть не мешает ни процветанию национализма, ни процветанию сепаратизма. Более того, это создает питательную среду.

Представьте себе, что никаких республик в России большевики не создали. Оставили губернии («сын юриста» бурно аплодирует, «гарант» счастливо улыбается). И что? Вы уверены, что никакого сепаратизма не было бы?

Хм… а вот, например, через полвека школьный учитель – татарин или башкир, вещает ученикам, мол, шведов и финнов меньше, чем нас, татар или башкир, но они имеют свои государства! А мы – не имеем. А почему? А потому что так решили русские в Москве. И вместо татарского (башкирского) государства имеется Казанская (Уфимская) губерния. Долой несправедливость! Долой угнетение!

Как вы думаете, нашли бы такие слова отклик? Особенно среди части молодежи? Безусловно. Обязательно нашлись бы те, кто жадно впитывал бы такие идеи.

И добавляет этот пропагандист­агитатор, мол, у финнов и шведов кроме леса и немного железной руды ничего нет, а как они живут! А у нас нефть­газ! Да если мы отделимся, то будем жить, как в Эмиратах­Омане­Катаре вместе взятых. Как вы думаете, нашли бы такие призывы отклик, особенно у маргиналов, готовых оправдывать свою никчемность чем угодно – советской властью, русским «засильем», нашествием сверчков и божьих коровок? Да к бабке не ходи. И нашлись бы пылкие вьюноши, что начали бы с ружьями­пулеметами по лесам скакать.

А по завершении Гражданской войны в 1920–1921 годах ситуация была еще сложнее, после Гражданской войны оружия в стране было уйма, и в Приуралье вполне могла бы вспыхнуть еще одна партизанская война татар и башкир за отделение. И даже если бы по завершении Гражданской войны не полыхнуло, то гнойник сепаратизма нарывал бы там постоянно. Кстати, не факт, что иные репрессированные в Татарской и Башкирской АССР в 1937–1938 годах были такими уж белыми и пушистыми и не поигрывали в национализм.

Это я взял просто два примера, а ведь было еще и Закавказье. И после 1918–1921 годов вводить там опять губернии – это было бы все равно, что бросать факел в крюйт­камеру парусного фрегата – в тот же миг взлетит на воздух. Поскольку значительная часть слоя образованных людей успела, так сказать, вкусить плодов самостийности. И уповать только на силовые методы было бы очень опрометчиво.

Были национальные образования и на Северном Кавказе, где расплодилось множество меджлисов.

Были Украина и Белоруссия, где с лета 1917 года успели похозяйничать самостийники. Как вы думаете, часть украинской и белорусской образованной прослойки, успевшей проникнуться духом самостийности, смирилась бы с тем, что опять будут Минская, Могилевская, Киевская, Житомирская и прочие губернии? Ответ лежит на поверхности, эта публика начала бы яростную борьбу за «нэзалэжность». И получается, что вводить губернии на Украине и в Белоруссии, на Северном Кавказе – это пытаться тушить пожар бензином. Требовалось умелое лавирование, когда требовалось совместить централизацию и самоуправление.

Тем более что на западных границах Советское государство имело двух хищников – Польшу и Румынию. Румыны грезили Транснистрией – землями между Днестром и Южным Бугом, и даже до Днепра. Поляки носились с идеей Речи Посполитой «от можа до можа». И любое обострение ситуации на национальной почве в связи ликвидации национально­территориальных образований мгновенно было бы ими использовано. И оружие пошло, и сбежавшие в Польшу и Румынию «щирые украйнцы» и белорусы­самостийники хлынули бы к нам с оружием.

И в Средней Азии было очень неспокойно, сепаратистские настроения там активно подпитывались англичанами. Тем более что после мятежа 1916–1917 годов идеи обособления от Центральной России среди местных баев были очень популярны. Несмотря на ликвидацию Бухарского эмирата и Хивинского ханства, там оставалось достаточно много желающих обособиться вновь, да еще и прихватить земли бывшего Туркестанского генерал­губернаторства.

Страна была измучена Первой мировой и Гражданской войнами, лежала в разрухе. Начинать еще одну войну, уже на национальной основе, было бы безумием.

Конечно, «сын юриста» может начать кричать, что можно было бы разгромить всех этих сепаратистов, пересажать, выгнать из страны, расстрелять. Только потом на этом бы такие спекуляции устроили, мол, «кровавые большевики» расправлялись с цветом национальной интеллигенции народов бывшей Российской империи. И устроили бы свистопляску на этой почве.

Если «гарант» и «сын юриста» этого не понимают, то демонстрируют историческое невежество. Если же понимают, но продолжают талдычить о «минах», заложенных большевиками, то это неприкрытое лицемерие.

По большей части сепаратизм всегда зиждется на обмане, что отделение от целого сделает жизнь отделившихся богаче и счастливее. В 90 случаях из 100 все происходит с точностью до наоборот. Разве что отделившихся берет на содержание какая­нибудь крупная держава. Или, как в случае с прибалтийскими вымиратами, их взял на содержание Евросоюз. Ну, и транзит из России до недавнего времени был хлебной кормушкой.

Поэтому возникновение – не создание большевиками, а возникновение в 1917–1921 годах – национальных образований было объективной реальностью, игнорировать которую было нельзя. Или находить способ объединить и возглавить, или ввязываться в новую, уже самоубийственную межнациональную войну, которая могла бы затянуться на десятилетия.

Поэтому повторюсь. Если «гарант» и «сын юриста», повторяя, как заведенные, о пресловутых минах, заложенных большевиками и Лениным, не понимают, какой была ситуация в те годы, то это глубокое историческое невежество. Если понимают, но продолжают свою болтовню, то это откровенное лицемерие и откровенная дезинформация.

Андрей РАЙЗФЕЛЬД

Источник.



Просмотров: 236

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.