День Конституции: Сталин против зажиревшей номенклатуры

Автор: | 2021-12-06
День Конституции: Сталин против зажиревшей номенклатуры

День Конституции: Сталин против зажиревшей номенклатуры

День Конституции: Сталин против зажиревшей номенклатуры

Равные, прямые и тайные выборы будут хлыстом в руках населения против плохо работающих органов власти, говорил вождь

5 декабря, исполняется 85 лет с момент принятия второй Конституции СССР — «сталинской». Ничего подобного этому великому документу не было ни до, ни после, данный факт признают даже закоренелые враги нашей страны.

Все имеют равные права, никакой классовой ненависти, обязанности у любого гражданина тоже идентичные, прежде всего, это защита Отечества. Нет славословий по поводу построения коммунизма, это слово вообще не упомянуто, про бородатого «основоположника» тоже молчёк — не было такого. И как всё это понимать?

Дальше — больше. Смотрим статью 126.

«В соответствии с интересами трудящихся и в целях развития организационной самодеятельности и политической активности народных масс гражданам СССР обеспечивается право объединения в общественные организации: профессиональные союзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные и оборонные организации, культурные, технические и научные общества, а наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются во Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков), являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя и представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных».

И не только в ВКП (б) — в различные союзы, общества и так далее, внимательно читаем выше.

Зачем? В том числе для того, чтобы заниматься политической деятельностью.

«Кандидаты при выборах выставляются по избирательным округам. Право выставления кандидатов обеспечивается за общественными организациями и обществами трудящихся: коммунистическими партийными организациями, профессиональными союзами, кооперативами, организациями молодежи, культурными обществами», — говорится в Статье 141.

Уже после принятия Конституции, в 1937-м, стали готовиться к таким выборам, где кандидатам от ВКП (б) придётся конкурировать с «народными выдвиженцами». В газете «Правда» опубликовали вид бюллетеня и учили, как им пользоваться.

Выборы состоялись, но об этом — позже.

По поводу разных видов собственности тоже всё прописали совсем «не по-коммунарски». Помимо государственной и частной (личной) закрепили понятие «собственность кооперативных объединений», то есть частные предприятия, принадлежащие своим работникам. На 1953 год таковых в стране насчитывалось около 114 тысяч, они производили 40% мебели, 35% трикотажа, 100% детских игрушек, 70% металлической посуды и т. д. Розничная кооперативная торговля на тот же год дала 30% от всего оборота!

Артели и кооперативы были очень разными. Например, первые советские ламповые приемники и первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой выпустила ленинградская артель «Прогресс-Радио». В общем, это был полноценный завод.

«Стало явным, неоспоримым рождение того, что и следует понимать под термином „сталинизм“, но без какой-либо предвзятой, личностной, заведомо негативной оценки. Того, что означало на деле всего лишь решительный отказ от ориентации на мировую революцию, провозглашение приоритетной защиты национальных интересов СССР и требование закрепить все это в Конституции страны», — считает известный историк Юрий Жуков.

«Чтобы понять, что произошло, нужно посмотреть на цели и последствия принятия новой Конституции. Её нельзя считать, как это до сих пор принято думать, циничным пропагандистским трюком во многом для международного потребления. Конституция 1936 года изначально не задумывалась как декларативный документ. Она была частью поворота к умеренности в середине 1930-х годов», — уверена профессор русской истории Университета Северного Техаса Ольга Великанова.

А о главной цели, совсем не стесняясь, рассказывал сам Сталин. В марте 1936 года в интервью американскому журналисту Рою Говарду он чётко определил, что хочет.

«Вам кажется, что не будет избирательной борьбы. Но она будет, и я предвижу весьма оживленную избирательную борьбу. У нас немало учреждений, которые работают плохо. Бывает, что тот или иной местный орган власти не умеет удовлетворить те или иные из многосторонних и все возрастающих потребностей трудящихся города и деревни.

Построил ли ты или не построил хорошую школу? Улучшил ли ты жилищные условия? Не бюрократ ли ты? Помог ли ты сделать наш труд более эффективным, нашу жизнь более культурной? Таковы будут критерии, с которыми миллионы избирателей будут подходить к кандидатам, отбрасывая негодных, вычеркивая их из списков, выдвигая лучших и выставляя их кандидатуры …

Всеобщие, равные, прямые и тайные выборы в СССР будут хлыстом в руках населения против плохо работающих органов власти», — говорил вождь.

Иными словами, он планировал убрать из власти различных «партайгенноссе», всевозможных «старых большевиков» и прочих «героев Гражданской». Которые показали себя не только отвратительными руководителями, но и быстро превратились в новых «бояр». И заменить их специалистами, которых выбрал сам народ. Естественно, пошло мощное противодействие.

Стоит отметить, что к тому моменту возможности Сталина были весьма ограничены, на тот момент стоит говорить о коллегиальном управлении страной. Причём «команду» вождя к тому моменту хорошо проредили — в 1934-м убили Кирова, в 1935-м — КуйбышеваОрджоникидзе уже был плох, в начале 1937-го его добьют. По большому счёту, верными соратниками были лишь Молотов, Жданов, Ворошилов и Будённый. Но этого не всегда хватало.

К примеру, Сталин собирался убрать из Конституции пресловутую «диктатуру пролетариата».

«Наш рабочий класс не только не лишен орудий и средств производства, а наоборот, он ими владеет. Можно ли после этого назвать наш рабочий класс пролетариатом? Ясно, что нельзя», — полемизировал вождь на обсуждении Основного закона страны. Но не преуспел, «диктатуру» оставили.

Зато удалось пробить отмену лишения избирательных прав для «антисоветских элементов».

«Советская власть лишила избирательных прав нетрудовые и эксплуататорские элементы не на веки вечные, а временно, до известного периода… Не пришло ли время пересмотреть этот закон? Я думаю, что пришло время. Говорят, что это опасно, так как могут пролезть в верховные органы враждебные советской власти элементы, кое-кто из бывших белогвардейцев, кулаков, попов и так далее.

Но чего тут, собственно, бояться? Волков бояться — в лес не ходить. Во-первых, не все бывшие кулаки, белогвардейцы или попы враждебны советской власти. Во-вторых, если народ кой-где и изберет враждебных людей, то это будет означать, что наша агитационная работа поставлена плохо, а мы вполне заслужили такой позор», — агитировал Сталин. Тут получилось, хотя и с огромным скрипом.

5 декабря 1936 года VIII Всесоюзный съезд Советов принял новую Конституцию, то есть законодательная основа для начала реформ была готова.

«Казалось, группа Сталина одержала полную победу. Хотя и с опозданием, все же добилась утверждения своего проекта Конституции, которая и должна была стать правовой основой политических реформ. Однако главная цель — прежде всего смена руководства за счет „новых сил“, на основе скорейших альтернативных выборов — осталась не только недостигнутой, но и по-прежнему весьма отдаленной, отложенной на неопределенный срок. Второе постановление съезда гласило: поручить ЦИК СССР „на основе новой Конституции разработать и утвердить положение о выборах, а также установить сроки выборов Верховного Совета Союза ССР“», — объясняет Юрий Жуков.

Дальше дело сперва застопорилось, а потом стало совсем не до того. И явно неспроста. В начале мая — попытка военного переворота маршала Тухачевского, далее рост напряжённости и внутрипартийной борьбы. То, что антисоветские историки называют «Большим террором», было всего лишь кровавыми разборками внутри «верхушки», попытками устроить смену власти и общественного строя. Не получилось.

В декабре 1937-го состоялись выборы по новой Конституции. Появились первые «народные выдвиженцы», хотя их и было крайне мало. Во-первых, у людей отсутствовал политический опыт, во-вторых, пока по большей части верили «старым кадрам». В-третьих, народ заботило иное — страна боролась с врагами народа.

И, в четвёртых, шло мощное противодействие. Например, очень сильно мутили народ церковники, которые внезапно начали все разом предрекать «конец света» и всякие кары тем, кто пойдёт голосовать. Прочее антисоветское подполье тоже не сидело, сложа руки, так что в целом первый блин демократии вышел комом.

Два года ушло на то, чтобы унять устроенное троцкистами беззаконие, были невинные жертвы, хотя они в тысячи раз преувеличены. Но в целом первый шаг к народовластию удался, была заложена отличная основа. А дальше была война — вторые выборы в Верховный Совет прошли только в 1946 году.

Источник.



Просмотров: 208

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.