ГЛАВНОЕ В МАРКСИЗМЕ

Автор: | 2018-08-03
ГЛАВНОЕ В МАРКСИЗМЕ

ГЛАВНОЕ В МАРКСИЗМЕ

Представители «левых», из числа хорошо оплачиваемой мелкобуржуазной интеллигенции, стремятся к своему идеологическому господству над нами, наемными работниками. Как же им этого добиться? А очень просто: нацепить на себя профессорскую мантию и с самодовольной напыщенностью начать изображать учителей рабочего класса. Не важно, чему и как обучать, главное для этих господ занять положение «над» пролетариатом. Ну как же, ведь они такие нужные и хорошо оплачиваемые слуги капитала, значит, нам они не ровня; так эти «левые» о себе думают. Но поскольку обучать все-таки приходится, то «левый» интеллигент оказывается перед мучительным выбором – чему он может научить наемных работников? Выбор мучительный, потому что ничем выдающимся наши «левые» не отличаются. Они, живущие полубуржуазной жизнью, не могут дать рабочим примеров пролетарской борьбы либо выдержки и дисциплины. Без этих качеств также невозможно вести успешную теоретическую борьбу против буржуазии. Поэтому наша «левая» мещанская интеллигенция начинает учить пролетариат тому, что сама лучше всего переняла у буржуазии – подменять живую действительность мертвой схоластикой. Таким образом, форма у них начинает господствовать над содержанием, метод над целью, а философия над политикой. Короче говоря, телега у «левых» не просто катит, а летит как ракета, да еще и впереди табуна не поспевающих за ней лошадей.

Для нас, пролетариев, в этом нет ничего удивительного. Мы понимаем, что в капиталистическом обществе человек уродуется «своим» средством производства. А к интеллигенции мы относим всех работников умственного труда, то есть таких людей, которые производят идеально (затрачивая в основном умственные, а не физические ресурсы). В этом кроется корень интеллигентской склонности к переоценке идеального, к его «естественному» (для них) примату над материальным. Скажем, сидит высокооплачиваемый врач в теплом кабинете, заставленном качественной мебелью, за самым крутым компьютером с чашкой горячего кофе, и лихо ставит диагнозы буржуям. Для такого врача его мозговая деятельность (опрос, сопоставление анализов, знания лекарств и т.п.) это главное, а все окружение – само собой разумеющееся. Конкретный врач не понимает, что за каждым материальным предметом скрывается физический труд по его производству; даже щедрые подачки от буржуазии – есть не что иное, как украденный буржуями труд наемных работников. Без этого труда, обеспечивающего условия для врача, он не смог бы трудиться сам. Но работая умственно, он этого уже не замечает. Конечно, все работники умственного труда не сводятся к одному нашему врачу. Поэтому коммунисты никогда не говорят об абстрактной интеллигенции (о вообще всех работниках умственного труда), а выделяют конкретно: реакционную, мелкобуржуазную и пролетарскую интеллигенции. Что логично и полностью соответствует современной классовой структуре общества.

«Левая» мелкобуржуазная интеллигенция в капитализме наиболее подвержена действию всех его пороков, так как мыслит она еще по-старому, по-буржуазному, но соотносит себя больше с пролетариатом (испытывая холопский страх перед своими господами-буржуа). Этим она и опасна. Ей еще долго учиться у пролетариата и расти до уровня сознательных рабочих, а она уже в рамках своей буржуазности рвется нами командовать. Ситуация усугубляется тем, что многие еще ошибочно отождествляют умственный труд с абстрактными знаниями. Кажется, что тот, кто работает «головой», имеет больше знаний чем тот, кто работает «руками». Однако такое огульное противопоставление глупо и неуместно, в каждой конкретной жизненной ситуации необходимым оказывается строго определенное знание. Например, глубокие знания человеческой анатомии необходимы во время хирургической операции, но совершенно бесполезны при организации забастовки, борющихся за лучшую жизнь наемных работников. Количество примеров неисчерпаемо.

Но вот в знаниях, необходимых наемным работникам для победы над капиталистами, у мелкобуржуазной «левой» интеллигенции большие пробелы. Как было сказано, ведя тепличную полубуржуазную жизнь в капитализме, мещане просто не могут их приобрести. А что могут? Что-то прочитать и начать, по привычке, идеально это перерабатывать. Именно так рождается «левая» схоластика. Читая классиков научного коммунизма, мещане «отметают все лишнее», оставляя лишь пригодный для себя материал. «Каждый человек философствует!», восклицают «левые», то есть все заняты привычной для них умственной работой, вот что они хотят этим сказать, дополнительно подчеркивая свою повышенную важность (ведь они-то в этом деле «передовики»!). Но именно незаслуженно преувеличенный, выхваченный из общего труда, умственный труд как раз и породил тот метафизический подход, которым светятся наши «левые». Склонность человеческого ума к анализу, к мысленному разложению целого на составные части – штука нужная и полезная, главное не забывать потом все расставлять обратно на свои места. Тогда и глупого вопроса о том, что важнее, просто не возникнет. В человеке идеальное всегда существует только вместе с материальным, как для ходьбы нам необходимы именно две равнозначные друг другу ноги, так и любые противопоставления идеального материальному ошибочны начиная с момента задавания подобного вопроса.

Например, есть такой популярный «левый» философ Вазюлин, который выбросил (свел к подлежащему снятию «моменту») из научного коммунизма всю классовую борьбу, занявшись исследованием общей «логики истории». О чем же говорит наемным работникам этот «красный» философ? О неизбежности космической цивилизации далекого будущего и прочих глупостях. В то время, когда пролетариат находится под, не по дням, а по часам, стремительно утяжеляющимся прессом буржуазии – этот философ смакует вопросы развития техники производства от древнего до современного человека, но не с целью того, чтобы призвать пролетариат сей же час скинуть с себя ярмо буржуазии, не для того, чтобы еще раз указать на исключительно паразитическое положение современных эксплуататоров, а для того, чтобы продолжить непрерывную линию развития к галактическим мирам… Что это как не издевательство над наемными работниками?

Вазюлин умер. А его стопами сегодня идут целые полчища «левых» интеллигентов. Они уже сами свято уверовали в то, что для дела установления диктатуры пролетариата имеет существенное значение вопрос: произошли со времен написания Энгельсом «Диалектики природы» в естественных науках коренные перевороты или еще не произошли? Знание общих принципов освобождает нас от знания всех частных случаев их практической реализации. Вот что для нас главное! «Диалектика природы» не святое писание, не та идеалистическая картина мира, которая требует запихивания в нее живой и постоянно меняющейся на наших глазах действительности. Работа Энгельса посвящена этим изменениям, а то, что с тех времен произошли новые открытия в естественных науках, что мир изменился, только дополнительно иллюстрирует основную мысль произведения – нет в мире ничего вечного, а значит не вечна и диктатура буржуазии; в своей борьбе против буржуазии пролетариат неизбежно одержит Великую победу. А уже после нее, когда буржуазная реставрация станет абсолютно исключена, можно будет подумать и о построении космической цивилизации. Но только не наоборот! Мыслимо ли, чтобы Герои Великой Отечественной Войны, защитившие ценой своих жизней социализм, – вместо борьбы с фашистами предались бы мечтам о том, как они будут покорять Космос после победы?! Однозначно – нет! Конечно, каждый коммунист на фронтах Великой Отечественной прекрасно знал за что именно он воюет, но это знание не подменяло собой саму ожесточенную борьбу за сохранение социализма. А вот фашисты не знали того за что они воюют – они жили абстрактными речами своих вожаков, потому и потрепли сокрушительное поражение.

«Левые» интеллигенты, надувшись как индюки, гордо говорят пролетариям – всякий их Вазюлин лучше целой сотни наших Лениных, потому как их философы «глубже» подходят к вопросу, а наши рабочие вожди решают только сугубо практические задачи одного дня. Но когда пролетарии спрашивают этих «левых», а как же сие «глубокие» знания могут помочь практически в деле борьбы за социализм, то всякий уважающий себя мещанин-интеллигент непременно оскорбится. Ну как же, ведь для этого они, «левые», только и существуют, чтобы разъяснять нам, рабочим, что для победы над капиталом нужно сначала изучить все то, что к этой победе никакого отношения иметь не будет. Комедия окончена, занавес!

Исходя из рассмотренного, наемные работники сегодня коренным образом заинтересованы в сохранении революционной (преобразующей здесь и сейчас) силы марксизма, в недопущении ее подмены слюнявыми разглагольствованиями о том, как именно мы будем жить при коммунизме. Находясь на позициях диалектического материализма, мы должны признать, что сегодня, из капитализма, мы можем заглянуть в коммунистическое будущее только «на цыпочках», через забор еще не поваленной частной собственности, и именно в первоначальном покорении стихии частной собственности – наша главная задача без выполнения которой все прочие так и останутся благими, но нереализуемыми, намерениями; только покончив с капитализмом и далее приблизившись к коммунизму, мы уже будем смотреть на коммунизм шире – с высоты покоренной нами частной собственности (которая станет к тому моменту общественной). Поэтому для исследования коммунизма нам тем более требуется его скорейшее практическое строительство, а не «полное предварительное теоретическое отображение», как заявляют нам вазюлиновцы и сотни других им подобных, так как такой плод чистого идеального, так и останется идеальным на все времена. Смог бы человек укротить стихии, поставить себе на службу силы природы и слетать в Космос, если бы он предварительно все до малейших деталей только обрисовывал идеально? Ясно, что не смог бы ничего, так как не один, даже самый «светлый» ум, не может в полной мере вместить в себя то, частью чего он является сам. Часть всегда меньше целого. Человек часть окружающего мира, а не мир часть человека. Поэтому анализируя только уже имеющиеся у нас данные об окружающем мире без дальнейшего практического взаимодействия с этим миром, – мы не продвинемся ни на шаг, наоборот, начнем стремительно отставать, так как наши данные быстро устареют, абстракции превратятся в фантазии. Отсюда и «кризис левых».

Именно поэтому мы не должны стесняться разоблачать и гнать в шею всех своих ряженных «учителей». Пусть, господа хорошие, отбросят иллюзии относительно своего полного идейного банкротства, выдаваемого ими нам за ученость. Пусть наши «левые» интеллигенты сядут за парту вместе со всеми прочими наемными работниками, и старательно учатся научному коммунизму, его общей теории и самой конкретной сегодняшней нашей практике – только так и не иначе они смогут стать полноправными строителями нового, коммунистического, мира без разбоя и грабежа по праву «привилегированности» одного человека над всеми остальными, только так «левые» смогут излечиться от своих производственных увечий при капитализме!

Евгений Иванов

Просмотров: 21

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.