Беда не приходит одна. Россия снова задыхается от лесных пожаров

Автор: | 2020-05-04
2+
Беда не приходит одна. Россия снова задыхается от лесных пожаров

Беда не приходит одна. Россия снова задыхается от лесных пожаров

Малоснежная зима и режим самоизоляции увеличивают опасность того, что нынешним летом может повториться катастрофа 2010 года, когда от пожарного смога задыхалась половина жителей страны. Уже сейчас в России горит больше 1 миллиона 300 тысяч гектаров леса, что является рекордным для весны показателем, сообщили эксперты Greenpeace-Россия.

Разгорающиеся по весне пожары в лесах России в последние десятилетия – скорее правило, чем исключение. Каждый год в нашей стране сгорает лес, размером с целую Германию – порядка 40 миллионов гектаров: сгорают леса, горят осушенные торфяные болота, заросли тростника и поля с сухой травой. Нередко пожар из поля или леса переходит на жилые дома и другие постройки, едкий дым заполняет города и вредит здоровью людей (особенно страдают дети, аллергики и астматики, пожилые люди). Из-за пожаров, и это уже признано официально, увеличивается смертность.

Если в середине апреля 2019 года в России горело более 800 тысяч гектаров леса, то по данным Greenpeace-Россия на 20 апреля, в России горело больше 1,3 миллиона гектаров леса. Вместе с тем, как официально сообщает ФБУ «АВИАЛЕСООХРАНА», по состоянию на полночь по Московскому времени 26.04.2020 на территории Российской Федерации действовало 128 лесных пожаров на площади, пройденной огнем, 25 415 га, по которым проводились работы по активному тушению. Совершенно очевидна разница между тем, сколько горит леса и в каких пределах его тушат.

Впрочем, и официальные обобщающие цифры тоже впечатлят. Площадь, пройденная огнём лесных пожаров, возникших на территории субъектов Российской Федерации в зонах наземного обнаружения и тушения и лесоавиационных работ по данным региональных диспетчерских служб лесного хозяйства (с 01.01.2020 по 25.04.2020) составила по данным ФБУ «АВИАЛЕСООХРАНА» 449896,7 га. Количество зафиксированных пожаров – 3295.

Любопытно, что данные ещё одной госслужбы — «Информационная система дистанционного мониторинга Федерального агентства лесного хозяйства» — несколько иные. В документе «Сводный отчет о лесных пожарах (термических аномалиях) на всех видах территорий по данным космического мониторинга по состоянию на 25 апреля 2020 г. (нарастающим итогом с 1.01.2020)» называются такие цифры: площадь, пройденная огнем – 4063399 га (в 10 раз больше ранее названной официальной цифры), количество пожаров – 17717 (в 5 раз больше ранее названной официальной цифры). Словом, разные подразделения одного и того же ведомства называют совершенно разные цифры в качестве официальной оценки пожарной обстановке в стране. Не должно ли хотя бы уже это привлечь внимание контролирующих органов к тому. Что происходит внутри этой госструктуры?!

«Из всей площади, пройденной лесными пожарами на землях всех категорий, в официальную сводку попало меньше полутора процентов, а из площади действующих лесных пожаров — всего полпроцента, — полагает глава лесного отдела российского Greenpeace Алексей Ярошенко. — Вот почему наше государство хронически не справляется с тушением ландшафтных пожаров: оно их просто не видит. Из тех площадей, которые сейчас охвачены огнём в регионах Сибири, в официальную сводку попадает примерно одна двухсотая часть. Поэтому и делает государство в начале сезона примерно столь же малую долю того, что должно делать для реального обеспечения пожарной безопасности на природных территориях».

С лесными пожарами, по официальной статистике, борются в Калининградской, Псковской, Брянской областях, Краснодарском крае, Оренбургской, Курганской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях, Республиках Алтай, Тыва, Хакасия, Алтайском, Красноярском краях, Иркутской, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской областях, Республике Бурятия, Приморском, Хабаровском, Забайкальском краях, Амурской области, Еврейской автономной области.

Пожароопасный сезон открыт в 71 субъекте Российской Федерации. Режим ЧС введен в 4 субъектах Российской Федерации: на всей территории Забайкальского края, Красноярского края, в 1 муниципальном районе Краснодарского края, в 1 муниципальном районе Иркутской области.

Режим ОПР (особый противопожарный режим) введён в 51 субъекте Российской Федерации: на всей территории Белгородской, Брянской, Воронежской, Ивановской, Курской, Липецкой, Московской, Орловской, Рязанской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Калининградской, Новгородской, Псковской, Волгоградской, Ростовской, Самарской, Ульяновской, Курганской, Омской областей, Алтайского края, Республик Мордовия, Татарстан, Чувашия, Алтай, Тыва, Хакасия, Крым, Еврейской АО, в 9 муниципальных районах Калужской области, в 1 муниципальном районе Смоленской области, в 1 муниципальном районе Ленинградской области, в 34 муниципальных районах Краснодарского края, в 48 муниципальных районах Нижегородской области, в 1 муниципальном районе Оренбургской области, в 7 муниципальных районах Пензенской области, в 24 муниципальных районах Свердловской области, в 22 муниципальных районах Тюменской области, в 1 муниципальном районе Челябинской области, в 31 муниципальном районе Забайкальского края, в 24 муниципальных районах Иркутской области, в 10 муниципальных районах Кемеровской области, в 36 муниципальных районах Красноярского края, в 4 муниципальных районах Новосибирской области, в 17 муниципальных районах Республики Бурятия, в 5 муниципальных районах Томской области, в 20 муниципальных районах Амурской области, в 22 муниципальных районах Приморского края, в 4 муниципальных районах Сахалинской области, в 8 муниципальных районах Хабаровского края.

Сейчас площадь пожаров уже превысила прошлогодние значения почти на полмиллиона гектаров. Специалисты считают, что может повториться ситуация 2010 года: тогда из-за сильных лесных пожаров и смога смертность в Москве резко выросла. При этом тушить пожары становится сложнее из-за режима самоизоляции, а дополнительных средств на предотвращение огня может не хватить — все они уходят на борьбу с коронавирусом и его последствиями.

Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России Григорий Куксин говорит, что сейчас ситуация примерно на треть хуже, чем в прошлые годы. Он отмечает, что в этом году особенно важно избежать сильных пожаров: дым может прийти в города и усугубить последствия коронавирусной инфекции, которая поражает дыхательную систему. В этих условиях приходится прибегать даже к помощи животных.

«Мы стали от беспомощности переманивать бобров на свою сторону, чтобы они нам в нужном месте плотины строили. Я на полном серьезе: специально связались с ведущим специалистом по этим животным. Пытаемся спровоцировать их строить плотины и удерживать воду там, где ее не хватает», — сказал Куксин для СМИ.

ГЛАВА ЛЕСНОГО ОТДЕЛА российского Greenpeace Алексей Ярошенко полагает, что в этом году в России может повториться ситуация 2010 года, когда сильные пожары охватили центральные регионы России, а в городах установился смог:

«[У нас] была совершенно необычная, беспрецедентная зима, когда практически не было постоянного снежного покрова. В итоге и леса, и торфяники пришли к весне сухими. К чему это может привести, мы видим на примере Чернобыльской зоны — там сейчас реально катастрофические пожары, по интенсивности они уже сравнимы с тем, что у нас было в 2010 году. От Ленинградской области и дальше на юг и восток — Смоленская, Псковская, Калужская, Новгородская, Тверская области — эти и некоторые другие регионы попадают в зону очень высокого риска, где ситуация развивается [так же], как в 2010 году».

В «Авиалесоохране» тоже сообщили «Новой Газете» о раннем начале пожароопасного сезона. По прогнозам ведомства, в этом году риск возникновения лесных пожаров превышает средние значения за много лет, в том числе в центральных регионах — Московской, Рязанской, Смоленской, Калужской, Тульской и других областях.

В Greenpeace и «Авиалесоохране» отмечают, что большинство пожаров в этом году — рукотворные. Члены добровольческих отрядов из Забайкалья и Бурятии тоже упоминают человеческий фактор: из-за режима нерабочих дней россияне стали раньше выезжать на дачи, приводить в порядок участки после зимы и поджигать сухую траву.

«У нас есть опасные погодные условия и есть люди, которые из-за коронавирусных ограничений массово оказались заперты на дачах или в деревнях и устроили преждевременные майские праздники. Обычно такой пик пожаров приходится на начало мая, сейчас — на конец марта — начало апреля и пока не останавливается», — объясняет Григорий Куксин.

Помимо этого, во многих регионах продолжаются профилактические выжигания, когда лесничества целенаправленно поджигают сухую траву и хворост в лесах, чтобы снизить пожарную опасность. Профвыжигания должны проводиться под контролем и по определенным правилам, однако сил и средств на это не хватает, поэтому они часто становятся причинами крупных пожаров — в 2020 году один из пожаров, произошедший из-за профвыжигания, уже распространился более чем на 240 тысяч гектаров.

Больше всего от профвыжиганий страдает Забайкалье. В этом году после нескольких крупных пожаров глава региона Александр Осипов запретил проводить профвыжигания. Помимо этого, в Забайкалье ввели вознаграждение за помощь в поимке поджигателей: те, кто сообщает о них в полицию или помогает их задержать, могут получить от 20 до 30 тысяч рублей.

Алексей Ярошенко объясняет, что зачастую сельхозземли — это бывшие территории совхозов и колхозов, которые граничат с населенными пунктами, поэтому пожары на этой категории земель наиболее опасны для людей и жилых домов. Основная причина пожаров на сельхозземлях — поджоги: за выращивание леса на таких землях гражданину грозит штраф до 50 тысяч рублей, организации — до 700 тысяч рублей. Если лес не уничтожить за три года, землю могут изъять. Чтобы избежать этого, владельцы намеренно поджигают деревья.

Интересный материал:  В Петербурге дольщиков вынуждают платить за "выросшие" квартиры

«Львиная доля пожаров, которые возникают на землях сельхозназначения, — это умышленно устроенные пожары, чтобы уничтожить лес, потому что так требует законодательство. Это происходит тайком, потому что если поймают, то тоже будет штраф — не 50 тысяч, но 5. За сохранение леса штраф в десять раз больше, чем за его уничтожение», — говорит Ярошенко.

Григорий Куксин из Greenpeace отмечает, что в этом году работа лесников и пожарных выше всяких похвал, однако их усилий для предотвращения сильных пожаров может не хватить из-за недостатка финансирования.

«Многое упирается в деньги. По сравнению с Московской областью, бюджеты на тушение в остальных регионах нищие. Это касается и техники, и оборудования, и зарплат. Сейчас иногда странно выглядит, когда госструктура просит нас приехать на пожар, потому что у нас более современное оборудование, — говорит Куксин. — У нас, например, есть беспилотники и тепловизоры, которых нет у лесников, потому что им денег на это не выделяют. И вот мы объединяемся: два добровольца с беспилотником и лесники с лопатами, как-то вместе справляемся».

В «АВИАЛЕСООХРАНЕ» рассказали «Новой», что в 2020 году было выделено 650 миллионов рублей на обновление парка лесопожарной техники в 81 регионе страны. На эти средства закупают тракторы, автомобили, седельные тягачи, пожарные автоцистерны, лесопатрульные комплексы и другое оборудование. В Минприроды сообщили, что регионы получили деньги на подготовку к пожарному сезону еще в декабре 2019 года — им было выделено почти 33 миллиарда рублей, шесть из которых пойдут на обеспечение пожарной безопасности.

Кажется, дополнительных денег на предотвращение пожаров и их последствий в этом году не выделят. Губернатор Забайкалья Александр Осипов — одного из самых пожароопасных регионов — заявил, что пострадавшие от пожаров не получат компенсаций из-за сложной финансовой ситуации в связи с коронавирусом. «В этом году из-за коронавируса и шока по нефтяным ценам кардинально снизились доходы бюджетов и России, и Забайкальского края. Поэтому по всем, кто сгорит, с учетом того, что никто почти не застрахован, не будет никаких денег!» — сказал чиновник.

Из-за коронавируса трудности возникли не только с бюджетами, но и с тушением пожаров на местах. После катастрофы 2010 года по всей стране стали появляться добровольческие отряды, которые помогают госслужбам справляться с очагами, однако в связи с самоизоляцией они вынуждены выезжать на тушение маленькими группами по два-три человека, а некоторые и вовсе не могут попасть в лес из-за особого противопожарного режима.

Глава сообщества «Добровольные лесные пожарные Забайкалья» Анастасия Ивашкевич говорит, что в МЧС отказались оформлять им пропуска для прохода на лесные территории. Она предполагает, что это связано с активной деятельностью добровольцев в соцсетях: «Мне уже два раза звонили из пресс-службы МЧС и просили редактировать посты, потому что им не нравятся новости о свежих вырубках, которые мы замечаем на местах пожаров». В МЧС не ответили на вопрос «Новой» о том, почему добровольцам не выдают пропуска для выездов в лес на тушение.

Руководитель программы «Феникс» от фонда «Лавка Радостей» Анна Барне, которая занимается помощью людям во время пожаров и других стихийных бедствий, поясняет, что единый механизм по допуску добровольцев на места пожаров в условиях эпидемии еще не выработан, однако привлекать их к тушению критически важно.

«Сколько бы ни было профессионалов, добровольцы здесь совершенно необходимы. Мы не можем около каждого населенного пункта держать пожарную часть или машину — у нас очень большая страна. Мои друзья, которые выезжают на тушения, с опаской говорят, что пока не знают, как дальше будут делать свою работу. Я все-таки надеюсь, что для добровольческих групп будет сделано какое-то исключение, и в ближайшее время будет разработан механизм, при котором добровольцы в случае пожара смогут выезжать на тушения. Потому что если этого не сделать, то мы можем столкнуться с еще одной серьезной проблемой: мало того, что люди будут задыхаться от коронавируса, они будут задыхаться еще и от дыма», — говорит Барне.

Работа государственных служб тушения тоже стала сложнее из-за коронавируса. По словам Григория Куксина, в этом году пожарным приходится чаще выезжать на тушения, потому что люди массово поджигают траву. Помимо этого, они вынуждены дезинфицировать технику из-за коронавируса. «Поэтому получается, что нагрузка на пожарных больше, а люди жгут как умалишенные», — объясняет он.

В «Авиалесоохране» отмечают, что, несмотря на пандемию, все отделения были переведены в режим повышенной готовности, а часть сотрудников уже отправилась тушить пожары в Забайкальский край и Амурскую область. В ведомстве сообщили, что карантин не повлиял на работу авиапожарных: им выдали маски, антисептики и другие средства защиты.

ВСЕ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ СТОРОНЫ — и «Авиалесоохрана», и Greenpeace, и добровольцы подчеркивают, что сильных пожаров в этом году пока еще можно избежать. Для этого важно объяснять в СМИ и соцсетях, что нельзя поджигать сухую траву. «Пока все в наших руках, кроме погоды. Это повод задуматься и перестать жечь траву — самое главное, что надо сделать сейчас. Тогда мы сможем вернуться к нормальному течению событий и к майским праздникам подойти, я надеюсь, с зеленой травой. Еще не безнадега», — говорит Григорий Куксин.

Помимо этого, нужно изменить законодательные нормы, которые провоцируют собственников выжигать лес на землях сельхозназначения.

Важно также уже сейчас заложить в бюджет дополнительные деньги на борьбу с пожарами. Алексей Ярошенко из Greenpeace поясняет, что обычно это происходит в разгар пожароопасного сезона — в июле или августе, а регионы получают эти деньги ближе к осени, когда пожары уже заканчиваются:

«Когда начинает интенсивно гореть, штатные деньги быстро исчерпываются. Надо уже сейчас выделять регионам довольно большие дополнительные средства на охрану лесов от пожаров, понимая, что год предстоит экстремальный, и деньги потребуются быстро и много. Ну и все зависит от людей, конечно: если люди будут более ответственно относиться к огню на природных территориях, уровень пожарной опасности будет гораздо ниже».

Александр Воронцов

Источник.

 

Капитан ОчевидностьНесомненно, мы являемся свидетелями нарастания процессов, грозящих жизни и здоровью россиян, нашей природе и т.д. Однако вряд ли следует всё сводить исключительно к природным факторам. Известно, что летом 2010 года зной был очень сильным. Тем не менее, в Белоруссии не наблюдалось нашествия «красного петуха», который был в нашей стране. Ну и либералы в оправдании своего вредительства пытались всех заверить, будто пожары на Руси полыхали на протяжении всего тысячелетия. А про принятие в 2001 году Лесного кодекса, отдавшего природные массивы на откуп буржуям и упразднившего лесную охрану, не говорилось ни слова. Сами набедокурили и ещё имеют наглость уходить от ответственности за содеянное, перекладывая всё с больной головы на здоровую. Как бы идеологи класса эксплуататоров не пытались ввести общество в заблуждение, все видят банкротство рыночно-капиталистических методов управления. Пока многие т.н. “левые” и коммунистические партии приседают и кланяются буржуазной системе, капиталисты унчтожают остатки нашей великой Родины – СССР. Про таких “товарище” верно сказал В.И. Ленин, что они суть национал-шовинисты: ““Запутались бедные русские социал-шовинисты, социалисты на словах, шовинисты на деле.”? Только пролетарская революция, которая сметет всю буржуйскую сволочь и преступный капиталистический режим позволт нам спасти остатки народного достояния разбазариваемые буржуями. Только она, а не какие-угодно выбранные буржуазные губернаторы и мэры позволит народу вновь владеть своим, народным добром, своей землей, распоряжаться собственной судьбой. Все иные игрушки в, по словам В.И. Ленина “бирюльки буржуазного парламентаризма” – это прямое предательство народных интересов. Преступление против трудового народа. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Просмотров: 1

2+