А почему до сих пор не восстановлено то, что было порушено при Ельцине?

Автор: | 2019-01-04
А почему до сих пор не восстановлено то, что было порушено при Ельцине?

А почему до сих пор не восстановлено то, что было порушено при Ельцине?

Давайте вспомним нашу историю. В мае 1945 года закончилась Великая Отечественная война. Полстраны лежало в руинах, мы потеряли 28 миллионов человек. Ситуация была намного сложнее, чем в марте 2000 года, когда В. Путин был избран на свой пост. Кроме того, в те годы и возможностей для восстановления страны было намного меньше. По крайней мере, сотен миллиардов нефтедолларов в наличии не было. И, учитывая все это, давайте вспомним, какой стала наша страна через тринадцать лет после окончания войны. Мы первыми в Европе восстановили свою экономику, первыми отменили карточную систему, создали атомное оружие, запустили первый в мире искусственный спутник Земли, создали лучшую в мире систему образования. Темпы роста нашей экономики превышали 15 процентов в год. И многое, многое другое…

А теперь давайте подведем итоги правления В.Путина. Я человек довольно информированный, внимательно слежу за СМИ и интернетом, но лично не могу вспомнить что-то сравнимое с достижениями той поры. И для меня крайне удивительно то, что, тем не менее, у многих граждан нашей страны В. Путин до сих пор пользуется доверием и поддержкой.

В январе 2000 года на форуме в Давосе одна западная журналистка задала членам российской делегации вопрос: «Who is Mr. Putin?» («Кто такой мистер Путин?»).

С тех пор появилось множество ответов на этот вопрос. Но где главный? В чем все-таки суть этого человека?

Я встречался с ним в неофициальной обстановке всего один раз. И много раз люди, хорошо его знавшие, рассказывали мне о нем. И сегодня я хотел бы поделиться с читателями «Свободной прессы» своим ответом на вопрос: «Who is Mr. Putin?».

В феврале 1991 года известный тележурналист Александр Невзоров предложил мне дать большое интервью для его передачи «600 секунд». А поскольку передача была очень популярной и ее смотрела вся страна, то я бросил все депутатские дела в Москве и решил срочно лететь в Ленинград. Приехал в Шереметьево-1, но тут выяснилось, что по погодным условиям Ленинград не принимает. Делать нечего, пришлось ожидать улучшения погоды в аэропорту. Я сидел в одиночестве в депутатском зале Шереметьево, когда входная дверь распахнулась и в зал вошел мой коллега — народный депутат СССР, председатель Ленсовета А. Собчак. Его сопровождал мужчина средних лет, как выяснилось позднее, его помощник. С Собчаком мы были непримиримыми противниками и частенько оппонировали друг другу с трибуны Верховного Совета СССР, но, невзирая на взаимную антипатию, правила вежливости старались соблюдать. Мы поздоровались, А. Собчак сел в кресло напротив меня, и мы завели светские разговоры.

О политике старались не говорить, поскольку наши взгляды были противоположными и прийти к общему мнению мы не могли. Поэтому говорили в основном о погоде и тому подобных вещах. А помощник тем временем пошел оформлять авиабилеты, потом по просьбе А. Собчака пару раз приносил нам кофе и легкие закуски из буфета депутатского зала. В общем, занимался тем, чем обычно занимаются помощники. В нашу беседу он не вмешивался, скромно сидел в сторонке. Наконец, через несколько часов ожидания объявили посадку на наш рейс.

Помощник Собчака, невзирая на мои возражения, подхватил мой кейс, и мы в сопровождении дежурной по депутатскому залу пошли на посадку. Мы с А. Собчаком шли впереди, а сзади с нашими вещами шел помощник. Самолет был практически пустым, А. Собчак сел в первый ряд прямо у кабины экипажа, а я с другой стороны салона у иллюминатора. Подошел помощник и попросил разрешения сесть рядом. До Питера лететь всего лишь час и этот час мы провели в легкой болтовне. Единственно, мне запомнилось, что он тоже офицер, но только запаса.

По прилету в Ленинград он предложил вызвать мне машину из Ленсовета, но я отказался — в аэропорту меня встречал А. Невзоров.

Мы обменялись с ним визитками, причем на своей визитке он ручкой написал свой «прямой» номер и номер приемной, а также сказал, что при необходимости я всегда могу обратиться к нему. Я, не читая, сунул его визитку себе в карман и мы расстались…

Прошло девять лет. В марте 2000 года меня избрали депутатом Государственной Думы РФ. Вскоре после моего избрания дочь, политолог по профессии, предложила разобрать старые визитки, которые я навалом хранил в большой картонной коробке. И вдруг слышу: «Папа! А это откуда у тебя?».

Читаю на визитке: «Путин Владимир Владимирович, советник по международным связям Председателя Ленинградского городского совета народных депутатов». Думаю — откуда это у меня? Потом еще раз читаю — Ленинградский городской Совет. Председателем Ленсовета был Собчак. Когда я мог встречаться с советником Собчака? И тут вспомнился депутатский зал Шереметьево и помощник будущего мэра Санкт-Петербурга. Тем более это была моя единственная встреча с А. Собчаком в неофициальной обстановке.

При этом, если саму беседу с Собчаком я помню хорошо, то В. Путин ничем не запомнился, в памяти сохранилось только серое пятно. И не потому, что он был просто помощником. Ничего позорного и унизительного в должности помощника не вижу. За 25 лет политической деятельности мне приходилось встречать и помощников, которые по своим деловым и человеческим качествам на голову превосходили своих шефов. И вот их я прекрасно помню, но вот их шефы зачастую оставались в памяти именно таким серым пятном. Но Владимир Владимирович был просто помощником, причем помощником безликим и не вызывавшим никакого особого интереса.

Интересный материал:  Сермяжная жизнь и госриторика

Виктор Алкснис



Просмотров: 10

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.