Забытый подвиг летчика Мамкина.

Автор: | 10.07.2018
Летчик Александр Мамкин.

Летчик Александр Мамкин.

В конце зимы 1943-1944 гг. немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат. Подпольная группа, которой руководил директор детского дома, с помощью партизан решила не допустить этого. После тщательной подготовки детей тайно начали эвакуировать за линию фронта на советскую территорию.

Летчик 105-го гвардейского авиаполка гражданского воздушного флота гвардии лейтенант Александр Мамкин в ночь с 10 на 11 апреля 1944 года в девятый раз прилетел за детьми. В качестве аэродрома использовалось озеро Вечелье, однако весенний лёд становился непрочным и пришлось ускорить эвакуацию. В ту ночь в Р-5 Мамкина удалось вместить 10 детей, их воспитательницу Валентину Латко и двух взрослых раненых партизан. Однако на обратном пути на подлёте к линии фронта самолёт был атакован немецким ночным истребителем и был подбит.

Линию фронта лётчик пересёк уже на горящем самолёте. По инструкции он должен был набрать высоту и выпрыгнуть с парашютом, но, имея живых людей на борту, не сделал этого. От загоревшегося мотора пламя добралось до кабины пилота. Горела одежда, горел шлемофон, плавились лётные очки. Ноги Александра обуглились до костей, но он продолжал полёт, пока не нашёл подходящую площадку на берегу озера недалеко от расположения советских частей. К тому времени прогорела даже перегородка, отделяющая кабину пилота от пассажиров, и на некоторых детях начала тлеть одежда.

Александр выбрался из кабины сам, но передвигаться уже не мог. Прежде чем потерять сознание, он задал единственный вопрос: «Дети живы?». Подоспевшие солдаты немедленно переправили пилота в госпиталь, но ожоги были слишком обширны и сильны. 17 апреля 1944 года он скончался. Все пассажиры самолёта спаслись.

Медики не могли объяснить, как мог управлять полётом и посадкой тяжелораненый человек в пылающей кабине, с вплавившимися в лицо очками-«консервами». Каким чудом выбрался из кабины и шагнул к пассажирской — на обгорелых до косточек ногах?

Похоронили героя в деревне Маклок в Смоленской области. С того дня все боевые друзья Александра Петровича, встречаясь уже под мирным небом, первый тост выпивали:
«За Сашу!»…

За Сашу, который с двух лет рос без отца и очень хорошо помнил детское горе. За Сашу, который всем сердцем любил мальчишек и девчонок. За Сашу, который носил фамилию Мамкин и сам, словно мать, подарил детям жизнь.

Интересный материал:  А. А. Зиновьев о СТАЛИНЕ и сталинизме 2001 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.