70 лет КНР: куда пришел Китай?

Автор: | 10.10.2019
70 лет КНР: куда пришел Китай?

70 лет КНР: куда пришел Китай?

1 октября 2019 все прогрессивное человечество отмечало 70-летие Китайской Народной Республики. Не могли остаться в стороне и московские коммунисты. Московский городской комитет КПРФ совместно клубом «Диалог» и Молодежным университетом современного социализма провели круглый стол, посвященный итогам развития Китая.  В дискуссии приняли участие:

Татьяна Ивановна Десятова , координатор Интербригады МГК КПРФ, председатель Комиссии по Интернациональной работе МГК КПРФ;

Руслан Салтанович Дзарасов, д.э.н. профессор РЭУ им. Плеханова:

Санат Нурболович Жилкибаев, аспирант Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий интернет-ресурса «Китайская Народная Республика: вчера и сегодня!»

Николай Владимирович Светлов , к.и.н., активист Российской Маоистской Партии;

Борис Федорович Славин, д.ф.н., член редколлегии журнала «Альтернативы»;

Сергей Анатольевич Новиков, историк и публицист, член Идеологической Комиссии МК РКРП-КПСС;

и другие представители общественности; а также Ли Чжоужу и Ху Люцянь, представлявшие Коммунистическую партию Китая и Коммунистического союза молодежи Китая .

Модерировал дискуссию  Александр Владимирович Бузгалин, д.э.н., профессор МГУ.

Ровно 70 лет назад, 1 октября 1949 г. в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика. Всемирно-историческое значение этого события трудно переоценить. Октябрь 1917 сверг власть капитала на одной шестой части суши. В  Октябре 1949 одна пятая часть населения Земли сбросила ярмо мирового империализма. С самого зарождения цивилизации Срединное Государство развивалась как самостоятельная ветвь человеческой культуры. Вступив 70 лет назад на путь социализма, Поднебесная и сегодня остается цивилизационной альтернативой буржуазному Западу, при этом подтверждая объективность законов истории. Китай обогатил историю человечества не только революционными практиками преодоления глубочайшего кризиса, но опытом успешного индустриального развития. Советская власть в Китае уже продержалась дольше, чем стоял Советский Союз, однако индустриализация и урбанизация КНР еще не завершены. Смогут ли самый многочисленный в мире народ и крупнейшая коммунистическая партия справиться с постиндустриальными вызовами? В какой мере экономический рост последних десятилетий был обусловлен преимуществами социализма, а в какой рыночными реформами и импортом капитала? Не слишком ли велики социальные издержки пути к социализму с китайской спецификой или это приемлемая цена построения «интегрального общества»?  Был ли китайский путь предсказан и осмыслен теоретически? Сохранял ли Китай верность курсу Сталина или неудачи «большого скачка» были обусловлены непоследовательностью в проведении социалистической индустриализации? Подтверждает ли китайский опыт взгляды Бухарина на НЭП и социализм или же пророчества Троцкого о термидорианском перерождении? Каков был вклад в марксизм Мао Дзэдуна и Дэн Сяопина? Наконец, как сегодня в Китае смотрят на будущее коммунизма?

Участники дискуссии отметили ряд противоречий развития Китая за прошедшие 70 лет.  Китайская модель индустриализации основывалась как на структурном планировании, так и на включении в мировой рынок. В XX веке социально-экономическое развитие было невозможно без опоры на общественный сектор. Китай сохранил и приумножил созданные еще при поддержке СССР производственные мощности, развивая управляемые государством структурообразующие монополии. При этом, включение в мировой рынок привело к формированию капиталистических монополий. Успехи индустриального развития Китая были бы невозможны без сохранения  Коммунистической партией твердого контроля над капиталом. Следует отметить, что в 1949 г.  после почто 40-летней гражданской войны Китай находился в худших стартовых условиях, чем многие страны третьего мира, например сопоставимая по численности населения Индия. Сейчас по уровню урбанизации опережает Индию приблизительно на поколение. Первые 25 лет при Председателе Мао Китай потратил на формирование предпосылок индустриального роста – формирование системы массового образования и заимствование ключевых технологий, особенно в сфере ВПК. Высокие показатели роста нивелировались низкой базой и демографическим взрывом, удвоившим численность населения. К концу 70-х годов прошлого века Китай достиг уровней урбанизации (18% на 1978 г.) соответствующих  20-м годам в СССР (17.9%на 1926 г.). Реформы Дэн Сяопина это альтернатива не сколько перестройке, сколько индустриализации ­­- продолжение НЭПа при благоприятных внешних условиях мирного допуска к технологиям ядра мир-системы и  рынкам сбыта общества потребления. За 40 лет Китай вышел уровни урбанизации (58,5%  на 2017 г.)  и энерговооруженности (4475 КВт*ч/чел в 2017 г.), сопоставимые с рубежом 60-х -70-х годов XX в СССР (58,8% на 1973г. , РСФСР – 62,3% на1970, 4543 КВт*ч/чел в 1974 г.)

Социалистическая революция позволяет сформировать механизмы устойчивого индустриального роста, но сама  предельная динамика роста, в конечном счете обуславливается материальными балансами. Китайский путь уместно сравнивать не только с советским опытом, но и с практиками европейской социал-демократии. СССР продемонстрировал  совместимость высокого темп  и уровня индустриального развития с высокой степенью обобществления средств производства. КНР уступая СССР по степени обобществления хозяйства, смог построить развитую многоукладную экономику. Наличие нескольких укладов обуславливает соотношение классовых сил китайского общества, чьи интересы выражают различные политические группы. Представители крупного капитала, не имеющее непосредственной политической власти, лелеют мечты о буржуазной реставрации, что, как и в случае контрреволюции в России, с высокой вероятностью приведет к ослаблению мощи Китая как государства. Часть интеллигенции видит свой идеал в европейских социал-либеральных проектах, при том что, как было отмечено выше, «социализм с китайской спецификой» отличается от «шведского социализма» в первую очередь уровнем накопленного богатства и во вторую очередь правовой надстройкой. Идеологические установки, которых придерживается правящая группа во главе с председателем Си Цзиньпином, можно охарактеризовать как национал-большевизм, ставящий во главе угла развитие страны в целом, для которого учет потребностей других стран не является граничным условием, что, впрочем, в мире империализма является нормой. При этом культура марксистского мышления в Китая поддерживается на достаточно высоком уровне.

Интересный материал:  Новая гонка вооружений.США выходят из ДРСМД

Сейчас Китай  незаметно вступает в  переломную эпоху, как и СССР в 70-е, Япония в 90—е и азиатские тигры после кризиса 2008 г.. Близкие к завершению процессы урбанизация исчерпывают запасы дешевой рабочей силы. Мировой кризис ограничивает потенциал экспортного роста. Обмен консолидированной рабочей силы Китая на технологии и капитал США, служивший последние 30-40 лет мотором мировой экономики перестал быть выгодным. Более того, мировой уровень урбанизации не позволяет таким гигантам как Китай и Индия рассчитывать на эксплуатацию последующего эшелона развития по той же модели как развитый капиталистический мир эксплуатировал их самих. Наконец, будут сказываться ресурсные ограничения на мировом и национальном уровне. Китаю предстоит перейти от экспортноориентированного  экстенсивного роста к интенсивному развитию, ориентированному на повешение качества жизни собственного народа. Решать эти проблемы предстоит в условиях вызванной мировым кризисом сложной международной обстановки и в перспективе  смены технологических укладов. Участники круглого стола выразили надежду, что прокладывать курс в будущее Китай станет опираясь на научное понимание исторической действительности и ценности русской и китайской революций.

Михайлов А.И.

Молодежный университет современного социализма

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.