22 июля 1940 года главнокомандующий сухопутных войск Германии генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич получил указание начать предварительную разработку плана кампании против России.

Автор: | 23.07.2018
На фото: 1940 год. Франция. Испытания немецкого танка подводного хода Tauchpanzer III во время подготовки к операции «Морской лев».

На фото: 1940 год. Франция. Испытания немецкого танка подводного хода Tauchpanzer III во время подготовки к операции «Морской лев».

22 июля 1940 года главнокомандующий сухопутных войск Германии генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич получил указание начать предварительную разработку плана кампании против России. Черновые наметки по этому вопросу были составлены ОКХ на основании требований Гитлера, выдвинутых им в начале июня 1940 года.

Записи из дневника начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта. генерал-полковника Франца Гальдера о совещании Адольфа Гитлера с главкомом Вальтером фон Браухичем:

«…Сталин заигрывает с Англией с целью заставить ее продолжать войну и тем самым сковать нас, чтобы иметь время захватить то, что он хочет захватить, но не сможет, если наступит мир. Он стремится к тому, чтобы Германия не стала слишком сильной. Однако никаких признаков активного выступления России против нас нет…»

 

«…Россия — Англия: Обе склонны к сближению. Русские боятся скомпрометировать себя перед англичанами; русские не хотят войны. Во время переговоров Сталина с Криппсом Сталин официально воздержался от сближения с Англией. Россия отклонила английскую политику «равновесия» и английские условия торговли между обеими странами. Россия не хочет претендовать на руководящую роль на Балканах, так как такое вмешательство не может ее усилить. Однако действительное настроение России отразилось при других обстоятельствах (разговор Калинина с югославским послом Гавриловичем). Здесь Россия призывала к борьбе против Германии: «Объединиться в один блок».»

Глубоко сомнительно, что бы Сталин мог заставить, что то сделать Великобританию. Скорее извечная страшилка в стиле «руки Кремля», трансформировавшаяся сегодня в «русских хакеров». Честнее было бы фюреру признать, что его надежды на Великобританию распадались. Ведь изначально Гитлер не планировал воевать с Великобританией, более того в «Майн Кампф» он открыто пишет о том, что хочет видеть её в союзниках. Однако смена в правительстве Великобритании «миротворца» Чемберлена, на поборника стратегии войны до победного конца У. Черчилля рассеивало фантазии Адольфа на эту тему.

О том, что Гитлер рассчитывал на мир с Великобританией пишет в своих мемуарах и Вильгельм Кейтель:

«Гитлер так никогда и не признался нам, солдатам, что сразу же после победы над Францией рассчитывал на прекращение войны с Великобританией. Мне достоверно известно, что в этом направлении им предпринимались определенные шаги и попытки политического зондажа.»

Фраза в цитате Гальдера, о том, что от России не исходит непосредственной угрозы, будет встречаться позже у него ещё не раз. Только после принятия плана «Барбаросса» и начале подготовки к нему, Гальдер начнёт фиксировать изменившуюся риторику Гитлера по этому вопросу.

Однако, следующая запись в дневнике в этот день говорит прямо о намерении Гитлера начать войну против СССР:

«Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план предстоящей операции…»

И сразу же немецкое командование занялось вопросом планирования этой войны. Уже после окончания Второй мировой Франц Гальдер писал об этих планах:

«Гитлер уже примерно в середине июля 1940 года высказал главкому сухопутных войск свои соображения относительно наступательной войны против России. 21 июля 1940 года имела место беседа между ними, в ходе которой впервые обсуждался вопрос о целях военной кампании против Советского Союза, а также о требуемых для ее осуществления силах и средствах. Поскольку я не хотел со стороны генштаба поддерживать эти идеи Гитлера, я решительно отверг их. В то же время я не мог не считаться с тем, что Гитлер мог в любой момент выдвинуть эти идеи, которые никогда не обсуждались в ОКХ, на первый план. Поэтому я со своей стороны приказал начальнику штаба 18-й армии генералу Марксу прибыть в ОКХ и поставил перед ним задачу — не привлекая никаких других сотрудников генштаба, разобраться только для себя в идеях наступательной операции на Востоке. 29 июля Маркс прибыл в ОКХ и немедленно приступил к работе. 1, 5 и б августа 1940 года он докладывал мне о проделанной им работе. Аналогичная задача была поставлена и подполковнику генерального штаба Фейерабенду, который независимо от Маркса работал в оперативном отделе генштаба. Таким образом, к моменту переговоров с Гитлером 31 июля 1940 года ОКХ уже могло представить некоторые свои соображения по оперативным вопросам войны на Востоке, но не по проблемам тыла».

Как такового вопроса, почему Гитлер решил, не разобравшись с Великобританией переключиться на Россию, нет. Достаточно опять же обратиться к «Майн Капф», где Адольф пишет, что поход на Восток последует после падения Франции. Великобритании в этом изначальном плане Гитлера нет вообще. Очевидно, он решил действовать, согласно, своей изначальной декларации о намерениях, изложенной на страницах «Майн Капф».

Евгений Иванов

 

Интересный материал:  ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ. НЕОЖИДАННО ГЕРМАНИЯ НАЧАЛА ВЫИГРЫВАТЬ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.